Алексей Куличков: Самое важное искусство

Алексей Куличков стал популярен благодаря передаче «Такси». Интересно, что многое в жизни «главного таксиста» страны, как его называют поклонники, действительно связано с автомобилями. А в собственной машине главные пассажиры Алексея теперь жена Лацына и сыновья: Яромир, 5 лет, и годовалый Гордей.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Алексей, а почему вы ушли из такого успешного проекта, как «Такси»?АЛЕКСЕЙ КУЛИЧКОВ Это не я ушел, это программа закрылась. Но теперь я в новом проекте, в программе о любви, о людях, пытающихся найти свою половинку и, быть может, уже отчаявшихся это сделать. А в нашей жизни много соблазнов, на которые мы поддаемся, прежде всего благодаря только визуальным ощущениям. По-видимому, это и грех самого телевидения, которое именно так приучило нас выбирать буквально все – по внешнему виду. И людей тоже. Мы перестали выбирать, что называется, сердцем. А также с помощью слуха, тактильных ощущений, запаха даже. И программа, которую я веду, дает возможность участникам ощутить своего партнера по этим критериям, поскольку все действие происходит в темноте. А ждет ли их разочарование или, напротив, радость узнавания, когда свет включат, зрители узнают в финале.

С.Р. А как вы свою половинку, жену Лацыну, выбирали?А.К. Поскольку так уж получается, что в моей жизни многое связано с автомобилем, наша встреча с Лацыной произошла, когда я тоже был за рулем. А было так. В два часа ночи я ехал домой по улице Королева, стоял жуткий мороз, около 35 градусов, и на обочине увидел двух голосующих девушек. Решил подвезти − и вот одну до сих пор катаю. Недавно, кстати, одна наша общая подруга составила нам гороскоп, и вышло, что наша встреча была предопределена.

С.Р. У женщины, как правило, на первом месте в жизни стоит семья. А у мужчины, у вас в частности?А.К. Мне кажется, что и для мужчины первой должна стоять семья. И у женщины, и у мужчины отношение к семье одинаковое. Просто роли разные. И если у тебя семья не на первом месте, что тогда главное? Странно будет, если я, заработав деньги, все потрачу на себя. Нет, все делается для того, чтобы детям, жене было комфортно.

С.Р. А актерские амбиции? Бывает, что они идут вразрез с семейными ценностями?А.К. Да, есть, конечно, люди, целиком отдающие себя творчеству, но мы-то видим только верхушку айсберга, тех, у кого это получилось и они состоялись. А тех, у кого ничего не получилось и нет ничего больше – и таких намного больше,  − мы просто не видим. К 30−40 годам не обзавестись семьей и не сделать карьеры значит быть глубоко несчастным человеком. А что касается творчества, по-моему, самое главное творчество – это рождение другого человека, твоего ребенка. И не только рождение, но и воспитание. Вот какое искусство самое важное. И в этом деле для достижения хороших результатов тоже очень кстати будут и актерские, и режиссерские, и прочие творческие навыки. Ведь все родители со своими детьми так или иначе занимаются творчеством: рисуют, стихи читают, песни поют. И как здорово, если кое-что из этого ты умеешь делать профессионально.

С.Р. А что еще происходит с человеком с появлением ребенка?А.К. Что-то происходит и внутри человека и, как это ни странно звучит, помимо него. Я жутко боялся, когда ждал первого ребенка. Была неопределенность с работой, с жильем. Беспокоился, смогу ли сына и жену обеспечить. Так вот, когда рождается ребенок, поднимаются какие-то, я не знаю, потайные силы душевные. Ты меняешься. Я не могу сказать точно в чем, но это точно. Становишься очень собранным, что ли.

С.Р. Алексей, а на родах сыновей вы не присутствовали?А.К. Нет. Я в этом отношении очень консервативен. И потом, мне в жизни хватает адреналина, чтобы получать его еще и на родах. Все-таки испокон века принято, что мужчины там не должно быть, и я не понимаю, зачем идти против обычаев и природы.

С.Р. А как вы сыновей уменьшительно-ласкательно называете?А.К. Полностью имя называем. Я считаю, что нужно разговаривать с ребенком, как со взрослым человеком. С нежностью, с любовью, но уважительно и на равных и поэтому называть полным именем. Конечно, ребенок должен знать, что авторитет у взрослого в семье больше, чем у него, и его могут наказать, сказать что-то строго, но и всегда посчитаются с его мнением и признают его правым, когда это так. Это не значит, что мы балуем детей. Но иногда за ребенка просто нужно сделать выбор, как, например, в истории с Яромиром и карате. Придя с первого занятия, он заявил, что больше не пойдет в секцию, потому что там учат драться. Я объяснил, что он идет учиться защищаться и защищать себя, что важно для мальчика. Но сын не хотел слушать. Тогда я, образно говоря, ударил кулаком по столу: будешь ходить! И вот он ходит и уже не сопротивляется, потому что сам почувствовал, что стал крепче, а карате вовсе не драка.

С.Р. То есть у вас уже есть какие-то свои методы воспитания?А.К. Не знаю насчет методов... Просто облегчил Яромиру выбор, поскольку в свое время сам перепробовал этих кружков много и никак не мог остановиться ни на чем. А родители говорили: как хочешь. Теперь думаю, что, наверное, им имело бы смысл направить, настоять, наконец...

А главный, по-моему, принцип воспитания: дети должны жить в любви, в уверенности, что семья их примет всегда. Знаете, как они, когда чего-то пугаются, почти инстинктивно прячутся за спину родителей? Необходимо, чтобы дети знали, что такая защита у них останется навсегда. Главное − не потерять связь с ребенком, поэтому, на мой взгляд, так важно оставаться в одном возрасте со своими детьми.

С.Р. У мальчиков есть няня?А.К. Нет няни. И, по-моему, Лацына просто не потерпит, чтобы рядом с ее детьми был еще кто-то. Она из разряда сумасшедших мамочек. Пока она буквально зацеловывает сыновей. И хоть Лацына у меня маленькая и хрупкая, 47 кг живого веса всего, мне кажется, по отношению к детям ее можно сравнить с волчицей. В самом хорошем смысле этого слова, потому что волчьи семьи очень крепкие, животные эти моногамны, и все в семье преданы друг другу. А волк, если выбирает волчицу, то на всю жизнь.

С.Р. Все женщины мечтают воспитать сыновей настоящими мужчинами. А вы знаете, как это сделать?А.К. Ну, об этом трактат, наверное, написать можно. Надо разобраться сперва, что такое настоящий мужчина. Может, у него физиологические особенности какие-то? Я думаю, это такая уловка цивилизации – «настоящий мужчина», потому что подразумевают под этим некий стереотип. Но стоит ли ему соответствовать? Прежде всего сын должен стать человеком. Это самое главное.

интересное в сети