Дорога к материнскому счастью

Никто не требует, чтобы мы родились со списком кулинарных рецептов в голове, а вот с материнством совсем другая история: все думают, что женщина должна знать, что такое быть матерью, только потому, что она родила. Но разве этому нас учили с самого раннего детства, как учили чистить картошку? В итоге тревоги только что родивших мам так же разнообразны, как страдания влюбленных.

Во время беременности организм женщины переживает тотальную перестройку, а, как известно, гормоны непосредственно влияют на состояние нервной системы. То есть родившая мама изначально предрасположена к тревожности, чтобы с точки зрения эволюционных процессов оперативно реагировать на любую опасность. В отличие от мужчин мы, скорее, нацелены на стабильность и даже рутину, поэтому рождение ребенка и связанные с этим перемены могут вызвать сильнейший стресс, вплоть до сожалений «зачем я поторопилась».

Но в то же время нужно понимать, что не бывает ненужных чувств. Наши эмоции никогда не врут, они единственный индикатор нашего истинного психологического состояния, наших внутренних потребностей.

«Внимательно относясь к своим переживаниям, вы будете в состоянии сгладить те психологические травмы, которые могут негативно сказаться на воспитании ребенка», − советует Елена Гришунина, доцент Высшей школы психологии при ИП РАН.

Тревога – это прямая дорога в бессознательное, в те нижние этажи нашей психики, о которых мы часто и не подозреваем: там хранятся наши детские травмы, разбитые надежды и родительские клише. С первых же дней жизни ребенка родители адресуют ему какие-то послания, на основе которых он делает определенные умозаключения о самом себе, других людях и мире в целом. Словом, многие тревоги закладываются через научение («Дети – это тяжелое испытание», «Родишь – и личная жизнь закончена», «Ребенок нужен только матери, а папаша будет гулять»). Взрослая женщина бессознательно воспринимает эти родительские сценарии как неопровержимую данность, а не как то, что вложили в нее насильно. И, родив ребенка, она начинает испытывать те чувства, на которые запрограммировали ее родители: страх повторения прошлого или страх перед будущим.

По сути, тревожность − это привычка, которая упрощает столкновение со всем новым, экономит наши ресурсы. Для новоиспеченной мамы крайне важно выработать новую привычку – удержание сознания в настоящем. Но для этого необходимо взять ответственность за то, что происходит с тобой здесь и сейчас, не сбегать мыслями ни в прошлое, ни в будущее, на которые повлиять никак нельзя, а значит, можно как бы ничего не делать.

Шаг назад

Я родила ребенка в 30 лет. Это было вполне осознанное, взрослое решение. Но сейчас я чувствую, что превратилась в животное, которое живет только своими инстинктами: кормлю грудью, ем, сплю, кормлю грудью. Мне сложно сосредоточиться на «умных» книжках и фильмах. Я не понимаю, что рассказывают мне подруги… Я как будто поглупела. За год я забуду все, что в меня вкладывали всю жизнь», − говорит Ольга.

Нечто подобное испытывает каждая женщина: ее интеллект начинает работать по-другому, и это вполне оправданно. «Во время беременности и после родов примитивные инстинкты вытесняют аналитическое мышление. Благодаря такой подстройке мама может «опуститься» до уровня новорожденного человечка, лучше понять его потребности. Вспомните Наташу Ростову, которая из очаровательной феи превратилась в мамашу, озабоченную только цветом пеленок. Но для мам, которые ориентированы на социальное одобрение, это удар. Им кажется, что рождение ребенка – это регресс. Как правило, мечта об «интеллектуальном материнстве» − это отголосок детской травмы. Родители постоянно давали им понять, что они не соответствуют их ожиданиям.

«Родив своих детишек, эти повзрослевшие девочки надеялись компенсировать свой комплекс, − объясняет Елена Гришунина. − Они мечтали, что ребенок будет каким-то особенным, чем-то вроде «высшего существа», с помощью которого они откроют для себя новые возможности. Но ребенок оказался самым обычным, и столкновение мечты и реальности вызывает панику».

И, как бы парадоксально это ни звучало, настрой у этих мам − правильный. Всегда нужно начинать с чего-то простого, чтобы перейти к чему-то более сложному. В любых отношениях нужно дать себе время, чтобы изучить объект любви, чтобы эти новые эмоции стали источником вдохновения.

Знакомый незнакомец

Беременность была запланированной и проходила без осложнений. Я много читала книг о перинатальной психологии, записалась с мужем в школу для подготовки к родам, родила так хорошо, что хоть показывай в обучающих фильмах, ребенка сразу приложили к груди… – словом, сделала все, что нужно, и даже больше того, чтобы наладить с сыном эмоциональный контакт. Но вот он родился – и я ничего не чувствую. Маленький, сморщенный (даже страшненький), все время плачет и не дает спать. Я старалась делать все так, как меня учили, но у меня ничего не получалось, и мне родственники постоянно говорили, что я плохая мать. У меня одно желание – сбежать из дома, чтобы хоть как-то сменить обстановку», − жалуется Вика (25 лет).

Считается, что между мамой и новорожденным бывает только любовь с первого взгляда. Все другие варианты, которые полагаются абсолютно реалистичными в других любовных отношениях (например, «нужно время, чтобы чувства окрепли, двое привыкли друг к другу») не только недопустимы, но и аморальны. И тут мы сталкиваемся с замалчиванием серьезной проблемы. Многие женщины, для которых беременность была желанной, девять месяцев общались со «своим» малышом, а тут вдруг на руках − отдельный «незнакомый» человечек.

Современная женщина переживает невероятный стресс, который связан со смещением половой идентичности. «Одна часть ее сознания следует заветам старины: самопожертвование и верность традициям, жажда стать матерью. Но сегодня ей приходится брать на себя и мужские функции: завоевывать, охранять, добиваться, зарабатывать. В итоге она теряет связь со своей слабой частью, которая, по сути, и является «женской». А «сильная женщина» не только не умеет просить и принимать поддержку, но и боится раскрыться даже с желанным ребенком! − рассказывает Екатерина Шадрова, преподаватель Московского института медико-социальной реабилитологии.

«Своего малыша мамы часто воспринимают как аргумент собственной полноценности и компетентности. Они стараются делать все «идеально, но испытывают постоянное разочарование. Они не видят компенсации за свои «жертвы ради будущего ребенка», потому что воспринимают общение с новорожденным сугубо функционально: одеть, помыть, накормить, укачать ради будущего здоровья − вместо: согреть, подарить комфорт, утолить голод и приласкать перед сном здесь и сейчас. Многие мамы не разрешают себе признаться, что им сложно, что они испытывают к ребенку противоречивые и даже негативные чувства».

Остановитесь на минуту и постарайтесь увидеть в кроватке именно ребенка, а не «мокрые подгузники» или «невозможность пойти с друзьями в клуб». Если ребенок кричит не переставая, вызывая у вас панику или гнев, то попробуйте выйти в другую комнату и не прикасайтесь к ребенку, пока вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не захотите к нему прикоснуться. Пять минут он вполне может обойтись без вас. Потом возьмите его на руки, ощущая пальцами, всем своим существом его тело, ручки, шею, головку. Почувствуйте, как бьется его сердце, загляните ему в глаза, вдохните его запах. Вы заметите, что вам стало значительно комфортнее держать малыша, что вам это нравится. И возможно, вдруг станет так легко понять по его движениям и позе, чего он хочет и почему плачет.

Помните, крохе нужна мама, а не постиранные пеленки. Раскройтесь для эмоционального контакта, пытайтесь понять истинную потребность малыша в данный момент, которую нужно удовлетворить, а не стремиться соответствовать абстрактным идеалам.

Отойти на шаг

Когда я оставляю дочку с кем-то из родственников, чтобы сходить в магазин, мне тревожно. Кажется, что с ней может случится что-то плохое в мое отсутствие, я не смогу ее защитить. Когда она спит, я часто подхожу и проверяю, все ли с ней в порядке», – рассказывает Светлана (31 год).

Психологи называют эти переживания «сепарационной тревогой» − страхом отделения от любимого лица. И опять нам нужно опуститься в нижние этажи подсознания. «В разном возрасте ребенок обладает разной способностью терпеть разделение с мамой: для месячного ребенка – это один временной промежуток, для 10-летнего – другой. Если время превышает его физические ресурсы, то он травмируется. У него формируется страх, связанный с потерей любимого лица, − рассказывает Екатерина Шадрова, преподаватель Московского института медико-социальной реабилитологии, − и этот страх тянется через всю жизнь. Но мамы, которые излишне тревожатся за своего малыша и переживают во время разлуки, ассоциируют своего ребенка с собой, приписывая ему потребности, которых у него нет. Здесь нужна серьезная работа специалистов, которые научат утилизировать эти чувства – ведь справиться с ними самостоятельно крайне сложно». Единственный совет, который может оказаться небесполезным: ребенок отлично считывает все эмоции мамы. Если она постоянно подбегает к малышу с озабоченным лицом, то это оказывает на его психику точно такой же эффект, как если бы она игнорировала его плач и не подходила к нему.

Базовое доверие к миру закладывается в течение первого года жизни. На бессознательном уровне повышенная тревожность мамы у ребенка откладывается так: «В мире небезопасно, я слабый человек, мама мной недовольна». Во взрослой жизни воспитывавшиеся в подобной атмосфере дети могут быть склонны к сложным эмоциональным зависимостям от других людей.

У ребенка должен быть шанс научиться делать выводы на основе своих (именно своих!) ошибок. Не запрещайте ему бегать и лазить. Если он вас не зовет и не просит о помощи, значит, прекрасно справляется сам. Наоборот, чаще хвалите и стимулируйте его по принципу «Ты у меня молодец! Попробуй сделать это сам. Я рядом!» При этом нелишним будет помнить, что мальчикам в силу психологических особенностей нужно больше пространства для игр, чем девочкам, поэтому бесполезно кричать каждые пять минут: «Ваня, не убегай далеко!»

И, самое главное, не стоит переносить на ребенка свои тревоги: если мама делает испуганное лицо, когда малыш споткнулся, то отражает свое состояние и свое к этому отношение. Для ребенка в том, что он споткнулся, ничего страшного нет до тех пор, пока он не прочитал отрицательно окрашенное эмоциональное послание на лице своей мамы. Наверное, вы замечали, что маленькие дети сначала смотрят на родителей, а потом плачут или смеются. Поэтому главный принцип в этой ситуации − работать над своей самооценкой. И не замыкаться полностью на ребенке. Обязательно найдите себе какое-то значимое увлечение, которое занимало бы часть вашего времени и ваши мысли. Опасно превращать детей в единственный смысл жизни, так как маленький человек не может и не должен нести ответственность за то, счастливо ли вы прожили все эти годы или нет.

И не забывайте, очень важно доверять ребенку − он крепко сложен и отлично приспособлен для того, чтобы покорять мир. А люди, которым вы его доверяете, любят его и заботятся о нем так же хорошо, как и родная мать.

Читать на эту тему:

интересное в сети