Найти виновного, а не крайнего

Когда ребенок попадает в трудную или конфликтную ситуацию, его, конечно, нужно успокоить и поддержать. А еще очень важно сделать анализ произошедшего – сказать, кто прав, кто виноват и почему все это случилось. Так ребенок научится конструктивно решать проблемы, а значит, уменьшит их количество до минимума.

Казалось бы, сделать такой анализ легко. Маленький ребенок все время на виду, нет ничего такого, что он мог бы скрывать, поэтому причины той или иной ситуации нам очевидны. Но взрослые далеко не всегда бывают справедливыми и, вынося вердикт, могут руководствоваться эмоциями в большей степени, чем фактами.

Примеры этого даже на улице можно увидеть регулярно. Вот мама ведет маленького ребенка за руку. В какой-то момент он спотыкается, падает и начинает плакать. Мама, наклонившись, отряхивает ему одежду с такой силой, что он плачет еще больше. «Ты можешь идти спокойно? Почему ты все время падаешь? Посмотри, другие же дети ходят нормально!» То, что ребенок в данном случае не виноват, очевидно. Как и то, что после внушений мамы он все равно не будет идти «нормально» – в темпе взрослого человека, с той же уверенностью и внимательностью. Почему же она его обвиняет? Скорее всего, потому, что сама слишком напряжена или слишком устала, чтобы реагировать спокойно. Ее обвинения – просто выплеск накопившегося раздражения, не более. Дети, конечно, справляются с такой несправедливостью, если она случается редко, как исключение. Они способны разделять реальное отношение и просто эмоции. Плохо, если на любую ситуацию взрослый реагирует стереотипно, как по шаблону, не разбираясь в деталях.

«Сам виноват»

Палец прищемил? Не надо было туда лезть. Обидели? Смотри лучше, с кем играешь. Сестренка порвала рисунок? Понимать должен, что она маленькая. «Хочу воспитать в ребенке ответственность, взрослость» – примерно так родители объясняют свою позицию. В реальности они просто не ценят эмоциональную сторону отношений, не считают ее важной – в силу характера или собственного воспитания в детстве. Они не стремятся проводить с ребенком свое время («есть дела поважнее, поиграй сам»), не демонстрируют радости от его успехов («вижу-вижу, что построил, не надо так кричать»), не стараются успокоить, когда ему страшно («перестань говорить глупости – в закрытой комнате нечего бояться»). В ситуации проблемы эмоций тоже много не бывает. Если у тебя проблема, значит, ты в этом и виноват.

«В детстве была такая история. Я стояла около подъезда, ждала, когда спустятся родители – мы собирались идти в гости. Вдруг вижу, как прямо на меня бегут какие-то люди. Я даже не поняла, кто это, не успела отойти, как вдруг один человек меня задел, и я упала прямо в лужу. Когда буквально через несколько секунд вышли родители, я стояла вся грязная и плакала навзрыд. Не от боли – просто испугалась сильно. Ну и еще было, конечно, обидно – никто ведь даже не обернулся. Насколько же мне стало обиднее, когда мама, вместо того чтобы меня утешить, сказала: «Ты посмотри на себя. Теперь надо идти переодеваться. Почему с тобой всегда что-то случается?» Екатерина, мама Максима.

Позиция «сам виноват» болезненно сказывается на детях и в самом прямом смысле слова. Склонность к частым простудам, травмам, разным психосоматическим заболеваниям может преследовать такого ребенка вплоть до взрослого возраста. Причина – подсознательный поиск ситуации, в которой он точно не виноват, в которой мама обязательно пожалеет и приласкает. Если не «подходит» одно заболевание, ребенок «выбирает» другое, потом следующее и так далее, пока не получит ласки и поддержки. Конечно, гораздо проще и психологически полезнее с этого было бы начать: что бы ребенок ни сделал, в какой бы ситуации ни оказался, его нужно пожалеть. И только потом, когда он успокоится, поговорить о том, по какой причине это случилось.

Дети, которых родители часто обвиняют, растут тревожными и мнительными. В более старшем возрасте они, как правило, справляются с чувством вины, так как уже способны сами понять, справедливо им делают замечания или нет. Но тревожность и страх ошибки остаются иногда на всю жизнь.

«Так получилось»

«На детской площадке услышала, как бабушка успокаивает внучку: «Ничего страшного, такое может случиться. Не сердись на мальчика – он, возможно, не специально». Я была поражена такой выдержке и философскому отношению к жизни. Однако на следующий день это меня так не восхитило. У ребенка отнимают игрушки, буквально третируют ее, а бабушка опять за свое: «С кем не случается», «Это не стоит слез». Мне прямо жалко стало девочку. И хотя я считаю, что неправильно лезть в чужие дела, не выдержала и сказала: «Знаешь, девочка, чтобы такое не случалось именно с тобой, надо взять лопатку и хорошенько треснуть того болвана». Мария, мама Игоря.

Когда мы говорим ребенку, кто виноват, то не просто учим поведению в конфликте. Сознание ответственности играет большую роль в том, настолько активным будет человек в жизни. Установка «все бывает, никто не виноват» является выжидательной. Она полезна людям, которые привыкли все брать под свой контроль и испытывают от этого постоянное напряжение. А дети только учатся взаимодействию с миром. И они должны научиться получать от него то, что им нужно. Они должны научиться общаться с людьми так, чтобы всем от этого было хорошо. Философские рассуждения об относительности пользы и вреда им подходят в качестве исключения. В повседневных жизненных ситуациях каждый ребенок обязательно должен понимать, почему это случилось, кто виноват и что делать, чтобы больше так не было.

Работа над конфликтами – пусть сначала и формальная – должна проводиться даже в возрасте трех лет! Спрашивайте у ребенка: «Что случилось?», «Кто первый начал?», «Ты знаешь, почему так делать нельзя?»

«Ах ты бедняжечка!»

«У нас с подругой дочки – почти ровесницы. Мы еще во время беременности представляли, как они будут дружить, как нам будет весело вместе проводить время. Однако дружить оказалось не так легко – у подруги весьма необычные взгляды на воспитание. Например, она никогда не разбирается, что случилось, и, если ее Настя плачет, значит, моя Ксюша ее обидела. Если же плачет Ксюша, то... все равно она Настю обидела. Тем, что плачет и не хочет играть. Однажды я попросила подругу посидеть с обеими девочками полчаса, пока я схожу в магазин. Прихожу: Настя и мама кричат на мою собаку: «Гадкий пес, усыпить тебя надо, чтобы на детей не бросался!» Спрашиваю: «Что случилось?» Оказывается, собака не дала Насте на себе покататься и зарычала, когда та стала хватать ее за шерсть. «А собаке можно на Насте покататься?» – спросила я. Теперь подруга со мной не разговаривает. Я даже не очень расстроилась. Все равно каждый раз встречи заканчиваются слезами и выяснениями, почему обидели ее «бедняжку». Алена, мама Ксении.

Абсолютная поддержка без замечаний по поводу поведения оправданна только по отношению к совсем маленьким детям. Они все равно не могут понять своей роли в происходящем (потому вина всегда условна), а вот в добром отношении и заботе нуждаются. Ребенка нужно пожалеть в любой ситуации, даже если он первый начал бросаться игрушками или песком (хотя, конечно, сказать о том, что делать так нельзя, надо обязательно). Чем старше ребенок, тем больше поддержка должна зависеть от степени вины. Если в два года ребенок слышит «бедняжечка» постоянно, у него формируется двойственное и искаженное представление о взаимодействии с миром. «Мир плох, все вокруг могут нанести мне вред» – с одной стороны, и «Я могу делать все, что хочу» – с другой. Конечно, такие дети бывают конфликтными в любом коллективе. Они тяжело привыкают к садику (но именно там иногда обретают правильные представления о своей роли в обществе, если родители не препятствуют), им трудно даются коллективные игры. Начать общение – с этим проблем не возникает. Но сохранять его долго не получается. «Бедняжечки» не готовы к равноправию, и другие дети могут опасаться общения с ними.

«Это все из-за меня»

Иногда взрослые сами испытывают чувство вины перед ребенком. Причины могут быть самые разные: например, врожденное заболевание, особенность, передавшаяся по наследству, какое-то происшествие, про которое можно сказать «не досмотрели». И это чувство вины может распространяться на все, даже на ситуации общения ребенка со сверстниками. Вместо того чтобы прояснить картину конфликта на детской площадке, взрослый берет ребенка за руку и говорит: «Я сам виноват, что привел тебя сюда, завтра лучше дома поиграем».

«Когда я была на последнем месяце беременности, моя мама не давала мне садиться за руль и, если не получалось у мужа, сама отвозила меня, куда нужно. Она очень осторожный водитель, но, увы, не все зависит только от нас. В общем, как-то раз она так резко затормозила, что у меня начались боли. Мы поехали в больницу, и через несколько часов родился мой сын. С ним все хорошо, но мама до сих пор не успокоится. Любые проблемы она относит на свой счет, считая, что повредила ребенку – он ведь родился раньше на две недели. Однажды ребенок скомкал слепленную из пластилина фигурку – не понравилась, наверное. Бабушка чуть не плакала: «Это я его расстроила – заставила игрушки собирать, и он устал». Я уже боюсь оставлять с ней сына – довольно тяжело «видеть» постоянное чувство вины. К тому же ребенку это явно не на пользу: он уже нам чуть что заявляет: «Все из-за вас». Людмила, мама Дениса.

Дети при таком воспитании быстро учатся извлекать выгоду из чувств родителей. Они не просто говорят «вы виноваты», они внутренне в этом уверены. Нельзя сказать, что самооценка в таких условиях формируется высокая: когда зависимость от взрослых чересчур сильна, то и достижения не расцениваются ребенком как личная заслуга.

интересное в сети