Максим Галкин: "Что значит быть родителями?"

Попросили меня что-то написать про мое родительство. Писать для меня – дело тяжкое, в том смысле что ответственное. Ну, да уж, видно, придется.

Не хочу никого учить, как воспитывать детей: если уж вы взяли в руки журнал «Счастливые родители», сами, наверное, не меньше моего понимаете. Но поделиться с вами чувствами – это я с удовольствием, даже не чувствами, а ощущениями какими-то, как правильно.
Паруса нашей жизни наполняются попутным ветром в детстве. Наука несложная: помогите вашим детям поднять паруса и наполните их попутной силой вашей любви – вот и все.

Я бы больше и не писал, но меня попросили колонку, а такой объем на нее никак не тянет, так что будем развивать мысль.

Хорошо бы, чтоб дети росли в любви и мире. И основную роль играет ваш пример, то, как складываются на их глазах, на их слуху ваши отношения. ­Дети должны видеть только идеальные отношения между папой и мамой. Папа и мама любят друг друга, заботятся друг о друге, обнимают друг друга, поддерживают и берегут. Любой разлад, а уж тем паче развод, – это гарантированный шрам на взрослой судьбе ребенка. Что касается воспитания, ­тут мне сложнее.

"Дети - это личности, сформировавшиеся еще до рождения без всякого у нас спроса".

Вот мой папа (оговорюсь сразу, что папа и мама у меня были исключительно замечательные, но это мне не мешает и из моего лучезарного детства вынести в заметки случаи «как не надо»), так вот: мой папа все мое детство приучал меня к порядку. Он мог с проверкой нагрянуть в мою комнату и серчал, если видел там кавардак. Однажды, когда мне было лет пять-шесть, как сейчас моим детям, он рассердился, что игрушки разбросаны по полу, и выкинул мою любимую ковбойскую карету с индейцами (мы жили в ГДР, и эта карета была, поверьте, ох как хороша). Мне сейчас сорок два года, черт побери, а я до сих пор помню щемящую обиду из-за безвозвратной потери любимой игрушки. Вы понимаете, прошло тридцать семь лет, а я забыть не могу! Но самое главное другое: папы нет со мной уже шестнадцать лет, мне его очень не хватает, но порядок в вещах у меня был, только пока он был жив и я жил с ­подспуд­­ным ­ощуще­нием, что отец может проверить, а с тех пор, как его не стало, и до этой минуты у меня полный хаос в одежде, бумагах и во всем остальном. Правда, хаос этот вполне себе контролируемый: я с достаточной легкостью нахожу то, что мне нужно, но вместе с этой неискоренимой, врожденной склонностью к бардаку я «благоприобрел» от отца угрызения совести за отсутствие пресловутого порядка. То есть и наводить не приучился, и терпеть беспорядок не могу. А ведь все началось с невинно убиенной кареты.


Дети, по моему глубочайшему убеждению, – это личности, сформировавшиеся еще до рождения без всякого у нас спроса. Народились – и знакомятся с нами и миром. Не воюйте с детьми, не приспосабливайте под свои шоры. Нам, родителям, всего лишь дана привилегия первыми с ними познакомиться. Так будьте вежливы и предупредительны, как если бы вы были с ними незнакомы и повстречались на светском рауте. Понятно, это не отменяет необходимости учить этике, морали, проще говоря, сеять доброе и вечное. Но все это легче подавать не сухими порциями нравоучений, а личным примером.

Так, например, азы культуры общения я получал от своих родителей все мое детство, даже не замечая этого, но осознав действенность этих «уроков мимоходом» уже потом, когда оглядывался на свои ранние годы. Передо мной всегда был пример моего отца, который занимал один из самых высоких постов в Советской, а потом и Российской армии и при этом одинаково демократично общался и со своим водителем, и со своим начальством. Никогда я не замечал, чтобы в разговоре с солдатом у него слышался покровительственный тон и высокомерие, а в разговоре с министром обороны – подобострастие. Вы – главный наглядный пример, и никто другой.

И обязательно оставляйте ребенку детство, не расписывайте его распорядок так, как будто отчитываетесь перед Богом за каждый незагруженный час. Дайте ему самую большую ценность в нашем мире – время. Ведь именно в это абсолютно свободное время он сможет найти себя. Не заставляйте его плутать в дебрях собственных образовательных хотелок. Не превращайте его в робота по реализации несбывшихся желаний своего несовершенного эго. Отводите наукам ровно столько времени, чтобы детство не пропало.

И всенепременно отдавайте детям свое собственное драгоценное время в ущерб всему остальному, свое личное участие, – будьте с ними!

И еще раз: любовь, любовь и только любовь – и понесутся их корабли к новым горизонтам легко. И так же легко будет у вас на сердце, когда они будут далеко, потому что вы будете знать, что дали все, а они будут знать, куда и зачем можно вернуться, чтобы переждать любую житейскую бурю.

интересное в сети
‡агрузка...