Многодетная мама певица Мариам Мерабова дала интервью на телеканале "МИР" в программе "Ой, мамочки!"

О шикарных вокальных данных певицы давно знали российские продюсеры. Мариам четыре раза принимала участие в конкурсе «Евровидение» в качестве бэк-вокалистки. Участие в «Голосе» принесло Мерабовой заслуженную славу. Но далось это нелегко: она спала по три часа в день, выступала с температурой и очень переживала, что ради конкурса ей пришлось оставить троих детей на попечение мужа. Младшему сыну Мерабовых был на тот момент всего один год.

-Мариам, в одном интервью вы сказали, что после шоу «Голос» вы стали невероятно популярной. Вас узнавали на улице?

- Да, меня стали узнавать на улице, причем не только в Москве. Мне писали из Португалии, Америки, Германии – просили приехать. Вся диаспора в Лондоне мне писала. Но я здравомыслящий человек и понимаю, что сегодня я известна, а завтра – нет. Это все временное.

- Увеличилось ли количество предложений?

- Ну, конечно. Я шла на проект, уж точно, не для того, чтобы победить. Только для того, чтобы показать, что я есть, есть наш коллектив с Арменом – моим мужем.

- Правда, что Алла Борисовна пригласила вас преподавать в своей школе?

- Это было до «Голоса». Мне нравилось там. Дети не могут не нравиться.

- Вы не раз выступали на сцене «Евровидения», но не как участница, а как бэк-вокалистка. С кем вы работали?

- Я работала с Димой Биланом. Потом в Финляндии с Димой Колдуном. Потом с Ани Лорак в Сербии и Евой Ривас в Осло. Организаторы Евровидения меня знают и любят. Юрий Аксюта пошутил однажды, что надо меня как участницу отправить на Евровидение, а бэк-вокалистами взять всех, для кого я на бэк-вокале пела. Я ответила, что дорогой проект получится!

- Вы говорили, что с мужем познакомились в Гнесинском училище. Он вам сразу взаимностью ответил?

- Он сразу со мной начал дружить, но взаимностью ответил чуть позже: лет через 16.

- Вы с мужем практически всегда вместе: и дома, и на работе. Вам не хочется порой отдохнуть друг от друга?

- Даже если хочется, через день я начинаю скулить.

- Вы ссоритесь?

- Какие живые люди не ссорятся? Конечно. Но мириться всегда надо. Армен мудрее, поэтому всегда первым идет на примирение.

- Вы 25 лет уже вместе, но всего 11 из них в браке. Почему не сразу?

- Я ждала, видимо, когда он поймет, что кроме меня – никто. О моей любви он знал.

- Были какие-то сложные моменты за время совместной жизни?

- Да, были: и безработица была и безденежье, но мы никогда не унывали. У нас друзья все в шоке, что у нас нет денег, но при этом все есть. Знаете, когда не циклишься на трудностях, то Господь дает.

- Вы родили ребенка в 41 год. Не было опасений, что что-то пойдет не так?

- У меня не было опасений. Я еще и докторов успокаивала.

- Что говорили доктора?

- Врачи беспокоились по поводу моего большого веса и давления. Но я чувствовала, что все будет хорошо. Я разговаривала с ребенком, просила его: «Дай мне спокойно тебя родить, не дави так».

- После родов вес набрали?

- К сожалению, такую форму, как до рождения старшей дочери, я уже никогда не обрету. Хотя, кто знает!

- Вы мечтаете стать стройной?

- Конечно! Блондинкой, высокой, голубоглазой. Хочется заснуть, а потом проснуться в другом скафандре. То тело, в котором я сейчас, это не мой скафандр. Я его по ошибке где-то надела.

- Вы как то сказали, что у вас утро похоже на утро в хорошем итальянском квартале. Как это выглядит?

- Это громко. Мое детство прошло в Армении и Грузии – а там все громко делается.

- На вопрос, кто у вас больше занимается детьми, вы шутливо ответили: «А матерью-то у них был Новосельцев». То есть он познал все радости и муки материнства и он хорошо справляться?

- У него идеально получается. Меня часто не бывает дома, потому что я еще и преподаю. Арменчик больше времени с детьми проводит. Когда второй дочери исполнилось две недели, я уехала на гастроли. По возвращении я нашла мужа исхудавшим и уставшим. Он не спал совсем. Соня была тем ребенком, которые плохо спят. Он у меня спрашивает иногда: «Ты хоть раз пойдешь в поликлинику?». Я его сразу попросила избавить меня от наших поликлиник. Мне со старшей дочкой хватило этого. И потом вы знаете, когда приходят папы с детьми в поликлинику, к ним отношение совсем другое – какое-то радужно-прекрасное.

- Сын – это была запланированная беременность или неожиданная?

- У кого-то запланированная, но не у меня. Мерабов всегда меня спрашивал: «Где мой сын?». Он бредил этим. Но если бы получилась девочка, он бы так же любил и ее.

- Как отреагировали девочки, когда узнали, что у них братик? Как отнеслись к вашей беременности?

- Когда появилась вторая дочь Соня, во время гастролей основная тяжесть ложилась на старшую Ирму. Она с большой ответственностью относилась к младшей сестричке. А с появлением младшего братика мы решили ее пожалеть и наняли няню для Георгия. Соня же сначала воспринимала младшего брата, как главную игрушку.

- Ваши дочери получают музыкальное образование. Спрашивали вы своих детей, хотят они пойти в музыкальную школу или нет?

- Никто не хочет в музыкальную школу. Но потом все равно спасибо скажут. Я считаю, что музыкальное образование, как часть эстетического воспитания должно быть, независимо от того, останется человек в музыке или нет.

- Какие принципы вы стараетесь привить своим детям?

- В первую очередь, это человеческие принципы: порядочность, забота о ближнем, честность.

23 апреля в 9.00 на телеканале "МИР" в программе "Ой, мамочки!" смотрите интервью с Надеждой Грановской.

интересное в сети