Важней всего погода в доме

Психологические травмы могут быть опасны не меньше травм физических. Увы, исключить их из жизни детей мы не в состоянии. Мы можем только оказать ребенку поддержку и помочь ему пережить негативные события, Чтобы действие травмы не было таким разрушительным.

Без преувеличений можно сказать, что детская психологическая травма в состоянии оказать негативное влияние на всю жизнь человека. В раннем детстве закладываются основы характера, отношений с людьми, формируются жизненные установки. И все это, конечно, под влиянием различных ситуаций, атмосферы, в которой растет ребенок. Взрослые люди, описывая свои проблемы, часто сами сознают, что «такое у меня с детства» − хотя и не всегда помнят, с чего «это» началось. «Просто физически неприятно, когда кто-то идет или сидит позади меня. Даже на работе стараюсь таких ситуаций избегать»; «Всегда была очень тревожной. Если вечером кого-то из домашних нет дома, места себе не нахожу»; «Никогда не могла выступать перед публикой. Краснею, потею, заикаюсь – и боюсь, что все на это обращают внимание». Причиной, вернее пусковым механизмом подобных проблем, всегда бывают психологические травмы. Они направляют развитие по невротическому типу. Например, ребенок может постоянно испытывать страх. Страх, что начнется пожар, что покусает собака, что он заболеет каким-то ужасным заболеванием. Конечно, такие переживания влияют на общее состояние ребенка. Он трудно засыпает, часто просыпается среди ночи, а утром, когда надо вставать и идти в садик, чувствует себя усталым. Со временем у таких детей начинает болеть голова, появляются боли в области сердца, расстройства в работе желудка и кишечника. Это еще больше ослабляет организм и еще больше усиливает страх. Возникает замкнутый круг.

Невротическое расстройство может обнаруживать себя не только страхом. Бывает невроз навязчивых состояний. Он проявляется тем, что ребенок становится мнительным, постоянно боится сделать что-то не так. Поведение таких детей внешне очень «взрослое»: они не шутят, не смеются, как бы постоянно отслеживая свое поведение. Неврастения – болезненное перенапряжение психофизиологических возможностей ребенка, когда он чувствует, что не может соответствовать требованиям окружающих. Такие дети постоянно испытывают скованность, напряженность, раздражаются по мелочам, устают даже в обычных условиях дома и детского сада. Истерический невроз проявляется излишней капризностью – когда ребенок устраивает сцены, чтобы привлечь к себе внимание, ведет себя так, что родители вынуждения заниматься только им. Настя плохо ест. Об этом знают все, кто так или иначе общается с семьей. И хотя с развитием у девочки все в порядке, родители просто не знают, как ее приучить нормально питаться. Каждый завтрак, обед и ужин – настоящая пытка. Уговоры, игры, предостережения («Вот одна девочка не ела – так и осталась маленькой») не приводят ни к чему. Даже соседских детей привлекали – чтобы показать, как едят нормальные мальчики и девочки. Но Настя все равно ест плохо, потому что на самом деле это – ее спасение. Только так она добилась внимания своей мамы, которая рано и без особой подготовки отдала девочку на попечение няни. Ребенку нужно очень мало, чтобы усвоить, как повлиять на родителей. Но, добившись своего, отказаться от такого поведения он уже не может. Оно становится привычкой, образом жизни, а потом и частью личности.

С чего все началось?

Наверное, с чего-то очень неприятного и болезненного для ребенка. Но узнать, с чего именно, не так-то просто. Травматичность события определяется не только тем, что именно произошло, но и многими другими факторами. Развод родителей: объективно это событие считается травмирующим для ребенка. Но если развод происходит мирно, ребенку правильно объяснили суть дела, после расставания оба родителя активно участвуют в его жизни, то и пережить все это будет гораздо проще. А вот такое событие, как отпуск, казалось бы, травмирующим не может быть никак. Однако… Ребенку около трех лет. Мама все это время занималась только им и наконец-то недавно смогла отправить в детский сад. Вместе с мужем они решают, что теперь можно и отдохнуть, и поручают малыша бабушкам. Вернувшись, не верят своим глазам. Ребенок постоянно плачет, просится на руки, капризничает. В садик он уже неделю не ходит – то температура повышается, то расстройство желудка. «Это его бабушки избаловали, − решают родители, − никому нельзя доверить». На самом деле это родительский отдых оказался слишком тяжелым испытанием для ребенка. Почему? Потому что ребенок только что пережил один стресс (поход в детский сад) и не успел к нему адаптироваться. Потому что до этого времени никогда так надолго не оставался без мамы. Потому что отъезд родителей для маленького ребенка – явление совершенно непонятное, пугающее и по времени неопределенное. Это для взрослого человека 2–3 недели пролетают быстро, а для маленького ребенка они ощущаются как очень большой срок и трудно поддаются осознанию. К тому же одно дело, когда бабушка, оставшись с ребенком, говорит, что родители уехали по очень важным делам и уже скоро приедут с подарками. Другое – если она в дисциплинарных целях объясняет: «Не будешь убирать игрушки – родители не приедут. Найдут себе другого мальчика». Бабушка через час забудет о своих угрозах, а вот ребенок запомнит их надолго. Дети ведь верят взрослым и часто именно от этого страдают.

Степень тяжести

Этого тоже нельзя знать наверняка. Все дети разные – со своими особенностями темперамента, физического и психического здоровья. Дети с сильным типом нервной системы легче переживают стрессы, однако и они не застрахованы. Сильные травмы (ребенок стал свидетелем несчастного случая, попал в катастрофу) действуют и на них. Дети со слабым типом нервной системы, которые с детства отличаются впечатлительностью, ранимостью, повышенной чувствительностью к внешним раздражителям, страдают и от событий, объективно не таких тяжелых. «Когда я была ребенком, мы с мамой ездили на море. Чтобы достать билеты обратно, пришлось целый день стоять в аэропорту в огромной очереди. Было жарко, душно, со всех сторон обступали люди. Одной пожилой женщине вдруг стало плохо – она покачнулась и стала падать на окружающих. Оказалось, у нее было больное сердце, ей помогли достать таблетки, и все закончилось хорошо. С тех пор прошло почти 30 лет, но, как только я оказываюсь в толпе людей, начинаю бояться, что сейчас упаду. У меня все в порядке с сердцем, и обмороков никогда не было, но от страха, что сейчас со мной что-то случится, просто темнеет в глазах. Недавно с детьми была в театре, так после спектакля заставила их сидеть в зале, пока толпа из гардероба не разойдется. По-моему, я их даже напугала…» Усиливать тяжесть психологической травмы может переутомление, неправильное питание (с нарушениями режима, недостатком витаминов) и любые заболевания – даже банальная простуда. Все это ослабляет ребенка и, значит, делает более уязвимым.

Травма длительного действия

Родителям стоит знать, что травма – это не обязательно конкретное событие. Бывает травмирующая ситуация, бывает обстановка длительной травматизации. Если в семье постоянно, из дня в день, происходят скандалы или даже мелкие ссоры, взрослые проявляют нетерпимость друг к другу, нет теплоты, то это может действовать как один постоянный травмирующий фактор. Даже при том, что семья, по общепринятым меркам, вполне здоровая и полноценная. И это, наверное, самые сложные ситуации. Во-первых, потому, что изменить всю атмосферу семьи практически невозможно. Во-вторых, взрослые часто и не понимают, что нужно что-то менять, не осознают, что обстановка для ребенка болезненна. Юлин папа уехал в длительную командировку. Он звонит, пишет и постоянно общается с семьей через Интернет. Но на время его отсутствия в гости приехала бабушка – пообщаться с дочерью и внучкой. Бабушка своего зятя терпеть не может. «Ну разве нормальный человек может уехать от семьи на два года? Ему карьера дороже тебя. Он тебя никогда не любил». Вообще Юля очень много узнала о своем папе и даже о себе – потому что оказалось, что все плохие качества (даже неумение ставить кукол на место) она унаследовала от него. Еще она узнала, что у мамы была возможность гораздо лучше устроить свою жизнь, не обременять себя ребенком так рано. Узнала бы еще больше, если бы однажды не рассказала обо всех своих открытиях папе. Он попросил к телефону тещу, и… буквально на следующий день той срочно понадобилось вернуться домой.

Обиды родителей друг на друга, ревность, подозрения – все это находит отражение в поведении их в семье, меняет общую обстановку. Что испытывают при этом дети? Пока они не могут этого сказать – не знают слов «напряженность», «тревога», «стресс». Мы должны уметь видеть это сами.

Какие жалобы?

«Все вроде бы хорошо, − рассказывает бабушка шестилетнего Ильи, которого после рождения сестер-двойняшек почти полностью передали ей на воспитание, − только он стал… не похож на ребенка. Просит игрушку, радуется ей, а потом сразу перестает играть, ставит на полку, как в коллекцию, и сам вытирает с нее пыль». Все правильно: именно так ребенок пытается справиться со своими проблемами. Ведь бережное отношение к вещам – это попытка привязать что-то к себе, обеспечить чувство безопасности. Хотя поведение может быть, наоборот, разрушительным, импульсивным – ребенок своими действиями привлекает к себе внимание, запрашивает участия взрослых.

Так или иначе, а основной признак травмы – изменения, не связанные с ростом и развитием. Часто дети становятся грустными, безучастными, теряют непосредственность и живость. Все, что казалось смешным, теперь вызывает лишь кратковременную улыбку, все, что увлекало, теперь оставлено без внимания.

На следующем этапе у ребенка могут появиться трудности с засыпанием, раздражительность, нарушения памяти (стишок запоминал с одного раза, а теперь целыми днями может учить), общие трудности с обучением. Все замечания вроде «Ну что это такое! Ты же стал совсем другим!» только усугубляют ситуацию.

Понять и помочь

Посмотрите на жизнь вашей семьи глазами ребенка. Полезно такое упражнение: в течение 10 минут от имени ребенка рассказывать все о своей семье – только честно и откровенно − и записывать все, что вам не нравится в поведении взрослых. Обычно такой список начинается с мелочей: «Не дают есть мороженое по утрам», «Не покупают настоящую собаку», но постепенно вы сможете докопаться до истины. Ведь часто родители в глубине души понимают, в чем именно проблема, но скрывают или боятся признаться даже себе. Если же причиной травмы стало конкретное событие, лучше поговорить сразу с самим ребенком. Не задавая вопросов «Что ты об этом думаешь?», «Ты, наверное, очень переживаешь, что так случилось», а просто беседуя. Вообще, чем больше ребенок будет говорить о своих чувствах, тем лучше. И он будет – если поймет, что вы ничуть не сердитесь за его откровенность и в теме нет ничего запретного. Этот контакт будет надежной защитой от лишних тревог и страхов. Читайте ребенку сказки – самые разные, всех стран и народов. Часто именно в сказках мы находим ответ на вопрос «Как быть в такой ситуации?» и получаем уверенность, что все будет хорошо. Иногда дети, пережившие травму, демонстрируют привязанность к одной и той же сказке, рассказу. Скорее всего, в ней и содержится та тема, которая его сейчас беспокоит. Помогает и рисование и лепка – любое творчество либо выражение чувств и настроений. Но главное – обеспечить ребенку уверенность в том, что его окружают любящие люди, что, несмотря на трудные ситуации, в мире всегда больше хорошего, чем плохого. Тогда неприятные ситуации, травмы не будут иметь таких негативных последствий. Даже наоборот – будут способствовать адекватному восприятию мира.

интересное в сети