Внимание: эксперимент!

Идеального руководства по воспитанию не существует в природе. Каждый из нас пытается приложить великие педагогические истины к своему ребенку и только опытным путем может в результате понять, подходят они ему или нет.

Мы все − дети наших родителей и своим детям передаем полученный опыт и шаблоны, по которым потом во многом строится их модель познания мира.

Наши родители передают нам какие-то знания об этом мире, рассказывают нам, «что такое хорошо и что такое плохо», исходя из своих концепций, которые, в свою очередь, они усвоили от своих родителей, а те от прародителей.

С одной стороны, это вечный закон природы: мы передаем своим детям знания, способные защитить их и направить. Это архаический животный инстинкт: мы оберегаем наше потомство от бед и учим детей жизни.

С другой стороны, если бы не существовало гена инакомыслия, который своим «зудом» не дает молодой поросли во всем соглашаться со старшими, мы бы до сих пор жили в пещерах. Ведь когда-то того, кто придумал затачивать стрелу, выгнали из племени старшие, потому что он внес смуту в привычный распорядок. Есть известная история, как все врачебное сообщество засмеяло доктора, который первым предложил мыть руки с мылом перед операцией...

Не бойтесь проявить изобретательность и хоть чуть-чуть изменить мир вокруг. Можно начать с себя и своих детей.

Я подумала, что если я для своих детей до определенного возраста олицетворяю высшую инстанцию, то могу рассказать им о мире так, чтобы они выросли какими-то осознанными детьми. Другими.

Я не хотела, чтобы они говорили неправду; чтобы боялись людей и незнакомых собак; чтобы опасались исследовать и делать ошибки; чтобы стали рьяными собственниками; чтобы манипулировали людьми и т. д. Точнее, я хотела, как думают многие, чтобы дети выросли добрыми, отзывчивыми, свободными и готовыми к созиданию. Сама я ожидала от своего эксперимента, что стану терпеливой, наблюдательной и (что самое важное) останусь на всю жизнь другом для своих детей.

Нельзя

Начала я с того, что использовала слово «нельзя» только в опасных для жизни ситуациях.

Нельзя: высовываться из окна, бегать с ножом, тыкать в  розетку пальцами, бить слабого, пить бытовые химические жидкости и есть лекарства, перебегать дорогу перед грузовиком и проч. То есть все то, что угрожает жизни, − нельзя. Но при этом можно: научиться под руководством взрослого пользоваться ножом, внимательно переходить дорогу, договориться с младшим братом, чтобы он не ломал игрушки, наливать кондиционер в стиральную машинку, а не в чашку. Ели у ребенка в ушах постоянно звенит слово «нельзя», он либо вообще перестает на него реагировать и становится неуправляемым, либо растет просто трусишкой, который боится сделать шаг без одобрения взрослого.

Отдельная тема − это укоренившиеся предрассудки вроде «нельзя свистеть − денег не будет», «мальчики не плачут» или, того лучше, «много смеешься − значит, будешь много плакать» и т. п. Дети хватают это очень быстро и повторяют неосознанно. Сначала взрослых забавляет, когда трехлетняя девчушка говорит, что неприлично мальчикам плакать. Можно как угодно относиться к трудам Зигмунда Фрейда и психоанализу, но невозможно отрицать тот факт, что спрятанные аффективные переживания в будущем «догоняют» человека. Нерешенные вопросы и невыплаканные слезы становятся своеобразной бомбой замедленного действия. И мальчик, стыдящийся в детстве плакать, во взрослом возрасте сложнее выражает свои эмоции или выражает их патологично. Схема проста: «Мне хочется плакать, и это моя естественная реакция, но папа говорит, что стыдно парню плакать. Значит, быть самим собой – плохо».

Все эти предрассудки и пословицы − всего лишь архаичный опыт прошлых поколений. Зачем нашим детям передавать страхи давно ушедших предков? Это мешает им познавать мир по-своему и открывать его для себя заново.

Мое – твое

На мой взгляд, очень важно не воспитывать в юном создании излишнее чувство собственности. Все люди собственники от рождения: еще не появившись на свет, ребенок уже считает, что мама принадлежит только ему. Но природный инстинкт − это одно, а воспитание маленького собственника − совсем другое.

Мне хочется вырастить детей, готовых делиться и спокойно расставаться с вещами. Не хочу, чтобы они зацикливались на обладании и приобретении, потому что это порождает жадность и зависимость от вещей. Уже не вещи служат человеку, а он им. Я не за бедность, но за спокойное отношение к ценности материального.

Каждый знает, как быстро дети перенимают эту тенденцию, и вот они уже хвастают новыми мобильниками, красивой одеждой и «лучшими» и «самыми»... Когда пятилетняя девочка гордится тем, что у ее куклы одежда от известного модельера, − это уже проблема.

Но зачастую это происходит неосознанно, просто для того чтобы было больше, лучше и еще больше. А первое правило душевного покоя − освободиться от привязанности к вещам. Вот я и решила вместо слов «мое» и «твое» ввести в обиход разные другие формулировки вроде «для тебя», «для меня». Сначала я убрала эти слова из своей речи. А потом уже и дети стали за мной повторять. Ведь есть разница, «моя чашка» или «чашка для меня», «моя еда» или «еда для меня»? Это в корне меняет смысл сказанного, то есть сейчас я ем из этой тарелки, а вот я передвинул тарелку − и она уже для другого; штаны эти ношу я, но я подрасту − и их будет носить мой брат и т. д. И игрушки у нас всегда были «для всех».

Я тебя люблю, а ты меня?

Если мой сын говорит, что он меня любит, я по инерции ему отвечаю: «И я тебя очень люблю». Вот так наши дети привыкают к такой роковой последовательности, что уже при первом признании в любви своей пассии могут сильно пострадать, ничего не услышав в ответ. Лучше я сама буду больше говорить детям, как я их люблю и ценю, и не ожидать от них ответных слов, а на их признания можно просто обнять крепко и сказать: «Да, я чувствую твою любовь, и мне это очень приятно». Детей нужно научить жить без ожидания взаимности, которая формирует зависимость от других. Ведь это тоже очень важно − знать, что ты самодостаточен и тебе никто ничего не должен.

Плохой – хороший

Сложно поверить, но плохих людей не бывает. Бывают страдающие, те, кому отчего-то очень больно. Мы все хоть разок, да замечали за собой, что срываем свой гнев или раздражение на ребенке или близких. И что, после этого мы − «плохие»? Для себя у нас всегда есть оправдание: «Я  просто устала» или «Какой я несчастный, меня никто не любит». Многим это сложно признать, и зачастую боль находится где-то там далеко, в детстве, там глубоко, в душе. И нужно очень постараться, чтобы хотя бы понять, что болит. Детям я так и объясняю, а слова «плохой» и «хороший» практически не использую. Очень уж относительные это понятия. Все в мире относительно, и мне хочется, чтобы дети не брались судить опрометчиво, а умели рассмотреть ситуацию и саму жизнь с разных сторон. «А как ты сам думаешь, может быть и хорошо, и плохо одновременно?» Мне хотелось бы, чтобы они не слепо верили мне на слово, а учились сами размышлять.

«Невоспитанные дети»

Родители и общество в целом ждут и требуют от детей послушания и соблюдения правил. И если ты не соответствуешь ожиданиям взрослых, скорее всего, услышишь в свой адрес: «Какой невоспитанный!» Кстати, именно «невоспитанные» дети часто вырастают в Личностей. Разница культур и социальных слоев играет большую роль в воспитательном процессе. Но есть общие ценности, вселенские законы, которые мы объясняем детям: не убий, не укради. Они вечны и известны.

А наша пресловутая воспитанность представляется мне дряхлым сводом устаревших законов. Я не хочу, чтобы мои дети думали, что только после «волшебного слова» они получат желаемое. Я не заставляю детей учить правила хорошего тона, я стараюсь сама быть учтивой и вежливой, а собственный пример − самый лучший способ учить малышей. Конечно, эксперимент − дело относительное и сложное.

Мне как-то хочется изменить мир. Это утопия, но кое-что, нам, родителям, по силам. Можно создать в семье особый климат и обучать детей жить осознанно, мотивировать их принимать собственные решения.

интересное в сети