Воспитание чувств

Научить читать, писать, увлечь разными науками. И спорт, конечно, и языки, и любовь к искусству… У большинства родителей программа развития ребенка именно такова. Серьезная, насыщенная, а все-таки в ней есть пробел. Кроме интеллекта умственного, есть еще интеллект эмоциональный. И его тоже нужно развивать.

Такой способной была Маша. В школе была лучшей – никаких проблем родители не знали. А вот в жизни потом что-то не сложилось. То ли профессию выбрала неудачно, то ли не смогла проявить себя. А вот сосед ее очень успешным человеком стал. Кто бы мог подумать – его же однажды чуть на второй год не оставили. И именно Маша за него все сочинения писала…

Подобных историй много. Чаще всего их принято объяснять проблемами современного общества или простым везением. Родители вовремя не помогли, средств для самореализации не хватило, не сумел оказаться в нужное время в нужном месте. На самом деле такая закономерность (вернее, как раз отсутствие закономерности) в связи ранних способностей с успехами известна уже давно. Французский психолог Альфред Бине, создатель первого теста умственных способностей для детей (с целью учитывать эти данные при приеме в школу и обучении), впоследствии отмечал, что далеко не всегда тестовая оценка, полученная в возрасте 3, 5, 7 лет, соответствует показателям развития в дальнейшем. «Средние» могли добиться гораздо больших успехов в подростковом, юношеском возрасте, чем «наиболее одаренные» дети; признанные неспособными справлялись с учебой и жизненными задачами не хуже, а иногда и лучше, чем те, у кого ранее был обнаружен «блестящий ум». Более пристально вопрос распределения людей по результатам теста позже изучил американский психолог Льюис Термен. Он собрал результаты тестирования 3000 человек, разделили их на группы по количеству набранных баллов и наблюдал в течение почти двадцати лет. Это исследование подтвердило: прямой зависимости между диагностируемыми способностями ребенка и его будущими успехами нет. В группе Термена было много людей, проявивших себя всесторонне развитыми, социально успешными, умными. Но связать это только с данными по шкале интеллекта было невозможно – среди них были как «одаренные», так и «средние» и даже «отсталые». Самое интересное, что ни один из детей, признанных «сверходаренными», не добился таких успехов, какие ему пророчили учителя и родственники. Почему? Потому что в реальности очень важными оказываются качества, напрямую с умственными способностями не связанные. Например, сдержанность. Каким бы умным ни был человек, он вряд ли сможет реализовать свои способности, имея привычку говорить все, что думает, и громко хлопать дверью при любых разногласиях.

Загадочный EQ

Умение справляться с неудачами, делать из них выводы и идти дальше. Умение принимать решения, разбираться в своих желаниях, строить планы и следовать им. Умение общаться с разными людьми, находить подходы к решению конфликтных ситуаций. Умение отличать главное от второстепенного, легко расставаться с тем, что уже не нужно. Умение мечтать и оптимистично смотреть в будущее… Все эти качества и входят в понятие эмоционального интеллекта. Именно от них, хоть это и не всегда очевидно, зависит большая часть наших успехов (некоторые психологи и социологи считают, что не меньше 80%). Признаки эмоционального интеллекта у детей можно увидеть довольно рано. «Вчера услышала, как старшая, Алина (ей почти пять), выговаривала трехлетней сестре: «Не проси ничего у папы, когда он только пришел с работы. Он сначала должен поесть, потом почитать газету. Только потом можешь подходить и просить его поиграть». Я сначала хотела сделать Алине замечание. Что у нас – домострой, что ли? А потом подумала, что она права. Муж действительно приходит с работы взвинченным и раздраженным. Если в этот момент ему не дать посидеть спокойно, то может и ссора возникнуть. «Ты что, вообще с ними не играешь? Почему они на мне виснут?» − говорит он. Я, естественно, отвечаю, что любой другой отец был бы рад такому вниманию. И обижаюсь. А когда дети играют спокойно, то он и сам потом бывает готов их занять. И вообще весь вечер проходит прекрасно. Надо же, какая у меня дочь проницательная…»

Но родители не всегда одобряют эти проявления. Вернее, одобряют их выборочно. Если умеешь молчать, пока взрослые разговаривают, это хорошо. А если не хочешь уходить из песочницы и настаиваешь на том, чтобы достроить замок, – это плохо. В первом случае «молодец, можешь держать себя в руках», во втором − «непослушный мальчик, никак с тобой не договориться». А ведь в обоих случаях ребенок проявляет силу воли – качество в жизни очень важное. Именно на его основе формируется самомотивация, способность настраивать себя на ту или иную цель и не отступать от нее. Точно так же двояко выглядит способность находить подход к людям: то как особое умение чувствовать ситуацию, то просто как хитрость. Бывает и так, что взрослые вообще против эмоционального развития ребенка − просто потому, что это делает его взрослым, самостоятельным, снижает роль самих родителей в его жизни.

Это от кого?

Так обычно спрашивают про способности к математике, музыке, рисованию. Про эмоциональный интеллект правильнее было бы спрашивать: «откуда?». Потому что его формирование больше зависит не от врожденных качеств характера (хотя, они, конечно, имеют значение), а от примера поведения и общей окружающей среды. Бывает так, что дети одних и тех же родителей (и даже с небольшой разницей в возрасте) имеют разный уровень эмоционального развития. Один дружелюбен, оптимистичен, общителен, всегда готов помочь и всегда находит увлекательные занятия. Другой – неуживчивый и конфликтный, постоянно провоцирует ссоры. Родители ищут причину в дальних предках («Да, вроде бы брат дедушки был таким») – ведь они уверены, что воспитывали детей одинаково. Однако чаще всего оказывается, что причина все равно в семейных отношениях. «Когда родился первый ребенок, мы с мужем только начинали свое дело. Проблем было море. Конечно, ребенка в это не посвящали, но, видимо, ему все равно передалось. Он внимателен к людям, даже подозрителен. Тревожен, напряжен, очень болезненно переносит любые неудачи – хотя в первом классе даже оценки не ставят. Ну прямо точь-в-точь как мы в то время. Младший − открытый и радостный. Дитя периода благополучия».

Дети бессознательно перенимают не только поведение, но даже эмоции родителей, отношение к миру. Если взрослые чувствуют себя в гармонии с окружающей действительностью, позитивно воспринимают происходящее, умеют правильно понять, то и дети этому учатся. А вот что касается благополучия, то все не так просто. Жизнь абсолютно без проблем развитию эмоционального интеллекта не способствует. Дети, вырастающие в идеальных со всех точек зрения условиях, не всегда могут адекватно реагировать на то, что происходит за пределами дома. Окружающий мир им кажется местом враждебным и неправильным, потребность выходить за рамки своей семьи бывает очень низкой. Кроме того, у них нет способности что-то улучшать в своей жизни. Если конфликты и так не возникают – зачем учиться из них выходить? Представления о нормах и правилах поведения у таких детей тоже бывают далеки от реальности. Научиться переживать несправедливость от сверстников или взрослых, справляться с обидой таким детям бывает очень непросто.

Заложить основы

Эмоциональный интеллект можно развивать в любом возрасте. Если взрослый человек осознал, что его эмоции больше мешают, чем помогают, он вполне может пересмотреть свой тип реагирования, отношение к жизни и научиться действовать иначе. Но всему лучше учиться с детства – легче усваивать. Родителям стоит позаботиться о том, чтобы дети прежде всего адекватно воспринимали любые эмоции. Нельзя запрещать ребенку чувствовать что-либо, даже если вам это не нравится. «Я старшая сестра двух братьев. Мне было три, когда родители принесли конверт с младенцем и сказали: «Это твой братик, ты должна его любить». Любить его было сложно − он же меня нормальной жизни лишил. А еще через год родился и младший. Все детство я слышала: «Как тебе не стыдно! Такая большая, а не можешь уступить (почитать, поиграть, пожалеть)». А сейчас я не могу сказать людям, если мне что-то не нравится. Не могу открыто выразить злость или накричать. Что в этом плохого? Что на работе моей «сговорчивостью» все пользуются – просят выполнять совершенно лишнюю работу».

Ребенок не может изучить свою эмоциональность, если будет прятать эмоции от себя или подавлять их. Помогите ему и понять, и принять переживания. «Конечно, ты расстроен. Любой бы расстроился на твоем месте. Но, знаешь, ничего страшного. В следующий раз сможешь сделать по-другому». Также довольно рано можно начать учить ребенка управлять своими эмоциями. Можно через советы и рассуждения («Наверное, не стоит обижаться надолго, обычно твой друг всегда делится игрушками»), можно – примером («Когда у меня плохое настроение, я всегда слушаю веселую музыку»). Учите его видеть хорошее даже там, где их, казалось бы, и нет. «Из-за дождя мы не сможем пойти в парк. И с друзьями не встретимся. Зато именно сегодня можем делать аппликации − весь день свободен». Дети, которые поняли, что значит шире смотреть на вещи, потом уже сами развивают свои навыки. Они бывают внимательными не только к своим, но и к чужим эмоциям – лучше понимают людей, могут просчитать их поступки. Все это дает им очень хороший старт в самостоятельной жизни и возможность проявлять свои способности.

интересное в сети