Юлия Куварзина: Кодекс воспитания

Пончик в «Не родись красивой», Настя в «Ворониных» – Юлия Куварзина настолько органична в своих ролях, что зрители нередко ассоциируют любимую актрису с ее героинями и их телевизионными семьями. Юлия пришла в гости к «С.Р.» вместе с дочкой Лизой и рассказала нам о своей настоящей семье и своих принципах воспитания.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Юлия, в новых сериях «Ворониных» на СТС у вашей героини только недавно появился ребенок. Между тем вы сами – мама уже почти пять лет. Скажите, насколько дети влияют на творчество мамы-актрисы?ЮЛИЯ КУВАРЗИНА Мир абсолютно меняется! Когда я училась в Школе-студии МХАТ, мой учитель, руководитель курса О.П. Табаков, говорил нам, что артистка должна родить обязательно, только тогда она будет способна передать весь диапазон женских чувств. «Ну, это не про меня, – думала я тогда, – позже рожу обязательно, но вряд ли что-то серьезно изменится, потому что уж я-то знаю, что такое дети». Поскольку я росла вместе с младшим племянником и как нянька ухаживала за ним (ради чего порой даже прогуливала школу), мне казалось, что для меня ребенок – это очень естественно и знакомо. Тем более что я всегда была окружена детьми, ведь первое мое образование педагогическое: я преподавала в младшей школе, и мне это очень нравилось. Но после родов все изменилось, Табаков оказался абсолютно прав! Знаете, когда надеваешь очки с разноцветными линзами? У меня небольшой минус, и я вожу машину в очках, а поскольку у нас частенько пасмурно и серо, что меня угнетает, стала делать линзы разных цветов. У меня есть очки оранжевые, голубые, зеленые, розовые... Что меняется, когда надеваешь их? Все! Становится более насыщенным, ярким. И плюс ты все видишь! Наверное, когда появилась Лиза, я стала сильнее и в то же время осторожнее. Поменялось ощущение счастья, ощущение себя. Все в моей жизни как-то подвинтилось, подкорректировалось, встало на свои места. Теперь я легче отношусь к проблемам, связанным с работой и всем прочим. У меня есть ребенок, которому я до какого-то возраста точно буду нужна. И это самое главное дело в моей жизни. Может меняться окружение, интересы, а ребенок остается. Это – часть меня, это мое продолжение.

С.Р. Именно девочку хотели?
Ю.К. Я рада, что у меня девочка. Ведь, чтобы вырастить достойного мальчика в сегодняшнем мире, должен быть такой верный уклад семейной жизни. Чтобы в наш век бесполости из мальчика получился настоящий мужчина, нужно приложить огромные усилия. Я вижу мальчиков, которые в пять лет не могут оторваться от компьютерной игры, и их папа ничего сделать не может, потому что сам играет. В этом смысле, я думаю, женщины более счастливы, так как больше защищены природой, у них есть материнский инстинкт, есть ответственность на уровне спинного мозга. А у мужчин… Конечно, если говорить о гениальности, то это сплошь мужские имена: Бах, Моцарт, Пушкин. И ни одной женской фамилии! Но в среднем – а среднего несравнимо больше и оно рядом – женщины чаще адекватнее. Не подумайте, что я хочу обидеть прекрасных мужчин! Все равно мы без них никуда, и они нам нужны. И тем более радостно, когда видишь, что, несмотря ни на что, хорошие мальчики все-таки вырастают. И даже с одной мамой и даже в не совсем благополучных семьях. А от чего это, собственно говоря, по-настоящему зависит?

С.Р. Думаете, люди уже рождаются с определенным характером и наклонностями?
Ю.К. То, что процент врожденных качеств велик, безусловно, но велик и воспитательный момент. Для меня воспитание – это не когда одергивают и поучают: «Так делай, так не делай!», «Застегнись! Выпрями спину!» Есть афоризм, многое объясняющий для меня в этом вопросе: «Не пытайся воспитывать ребенка. Воспитывай себя». Очень мудро и очень просто. Вот этот момент в воспитании очень для меня важен. Но это и есть самое трудное. И крайне важно научить малыша с детства получать радость от жизни, проявлять к ней интерес и чувствовать себя в гармонии с собой и окружающим миром. Но самое главное, конечно, любовь.

С.Р. И какими конкретными методами вы всего этого добиваетесь?
Ю.К. Я Лизе все свои действия по отношению к ней всегда объясняла, когда она у меня еще в животе сидела. Например, поговорю с кем-нибудь на высоких тонах, покричу, потом живот поглажу и говорю: «Прости. Я сейчас сделала плохо. Но пойми, я просто больше не могла терпеть, не выдержала!» И, как сумасшедшая, говорящая сама с собой, рассказываю животу всю ситуацию. Так я делала, потому что понимала, что уже подаю пример, а все время быть хорошей невозможно, поэтому надо свои поступки объяснять. И тебя обязательно поймут. И сейчас так же происходит, во всяком случае я очень старюсь. Я не говорю, что это универсальный механизм воспитания, но я в него верю, и он неплохо работает.

С.Р. Лиза – какая она сейчас? Похожа на Вас в детстве?
Ю.К. Она такая лайт-я, более мягкий вариант. Я никогда не была пай-девочкой, всегда очень живой, непоседливой, эмоциональной. Лиза обожает похохотать с самого раннего детства, как и я. Я была как Петрушка, и моя мама, отнюдь не к радости своей, даже говорила: «Здравствуйте, зрители, мы – Петрушкины родители!» Лиза, если входит в раж, тоже такой становится, но вообще вполне может быть спокойной, часами рисует, лепит, у нее больше терпения. А я была чистый холерик, в любой ситуации оказывалась в центре, все вокруг играли в мои игры, и взрослые, и дети, я требовала гипервнимания. Она тоже так может, но ее легче остановить. Лиза очень любит папу. Знаете (говорю это с долей иронии), меня-то понятно, за что она любит, но папа (как любой папа) меньше мамы принимает участие в жизни дочери – и за что она его так любит?! Не так много времени он с ней проводит, потому что Алексей, как и я, актер, часто на съемках, в разъездах и, конечно, тоже ее любит, но в нее эта любовь, родство уже словно вмонтированы. Но у нас папа уже опытный, Лиза его не первый ребенок, он уже проходил многое из того, что для меня случалось впервые, и помогал своей уверенностью.

С.Р. Лиза ходит в детский сад?Ю.К. Ходит, в самый обычный. И ей нравится. В 2,5 года первый раз попробовали – не получилось, не стали мучить и с удовольствием, пошли в 3,5. Еще у нас остается няня Галя, которую все мы любим, а Лиза просто обожает.

С.Р. Многие мамы испытывают моральные неудобства перед детьми из-за того, что работа занимает очень большое место в их жизни. А вы?
Ю.К. Я согласна с одним психологом, который сказал: «Гораздо эффективнее и лучше для ребенка, если мама посвятит лично ему 20 минут, чем он проболтается с ней, по ее делам целый день». Думаю, в режиме нашей жизни есть и плюсы, и минусы. И в любом случае до идеала дойти невозможно. А еще я убеждена в том, что ребенок тоже должен быть удобен маме, нельзя выстраивать всю свою жизнь, подчиняя только ему. Ребенок должен понимать, что есть определенная иерархия, у всех есть свои права, обязанности – и у него в том числе.

С.Р. Вы – строгая мама?
Ю.К. Не знаю. Смотря, в чем дело. Если дело двух копеек не стоит, это одно. Но, если что-то серьезное… Вот недавно был стресс, один из сильнейших в нашей жизни. Мы, с Лизой вместе, пошли на репетицию в театр. Я оставила дочь в гримерке. Уходя, сказала, что с того места, где она сидит, убегать никуда нельзя. Часа два с половиной длилась репетиция, раз пять я приходила, проверяла. Вообще Лиза в этом смысле очень послушная, и я была в ней уверена. Но, когда я пришла в пятый раз, ее на месте не оказалось. Конечно, в глубине души я понимала, что все нормально, она в театре, посторонних нет, на улицу ее никто не выпустит, да она и не пойдет… Но полпроцента риска оставалось. В такие моменты я становлюсь сумасшедшей! Звоню на вахту, где наблюдают за камерами по всему театру, откуда сообщают, что последний раз видели ее в фойе возле сцены. А на сцене люки по три метра, в которые можно провалиться… Представляете мое состояние?! Нашла, конечно. Лизу увела, не подозревающая о моих страхах артистка, и дочь, которая всех в театре знает, бегала возле сцены. «Где ты находишься и где должна быть?» – грозно спросила я. А потом отшлепала ее по попе. Я делаю это крайне редко, знаю, что это плохой метод, но в тот момент такая разрядка была необходима. Отшлепав ее как настоящая мать-садистка, со словами: «Я тебе доверяла, ты сидела в открытом пространстве, но не оправдала моего доверия» я закрыла ее на ключ в гримерной, объяснив, что и в следующий раз буду поступать так же, если не смогу доверять ей. Посидела она там полчаса, и я ее выпустила.

С.Р. Иногда после наказания родителей мучает совесть…
Ю.К. Мне, конечно, было ее жалко, но иногда надо руководствоваться не эмоциями, а адекватностью. И, поскольку мы обсуждаем всегда и все, вечером еще раз обсудили ситуацию. Я рассказала о своих чувствах, Лиза о своих. Надеюсь, мы поняли друг друга.

С.Р. Юля, ваши родители были против актерской карьеры, и поэтому вы сначала получили педагогическое образование. А если в будущем вас не устроит выбор Лизы?Ю.К. Буду рада любому выбору, главное, чтобы она чего-то хотела. И не буду, например, настаивать на высшем образовании, если она не захочет. Я встречала много прекрасных и счастливых людей без него. И против актерского образования тоже ничего против не имею. Если Лиза захочет, я сделаю все, чтобы помочь ей в этом, всячески ее продвинуть, буду ее готовить, отправлю к лучшим педагогам.

С.Р. А сейчас Лиза чем любит заниматься?
Ю.К. Очень любит рисовать и танцевать. К нам даже ходит педагог по рисованию. К концу года хочу добавить занятия по танцам или художественной гимнастике, потому что Лиза достаточно женственная и пластичная. А совсем недавно дочь меня порадовала – в Египте научилась не бояться воды. Это большое достижение, если учесть, что раньше она, перед тем как войти в море, экипировалась жилетом, нарукавниками, спасательным кругом и плавала только там, где очень мелко. А в Египте понтоны, дна вообще нет, у Лизы только жилет, а плавать она очень хотела. Так хотела, что, без всякого моего принуждения, полезла в воду – и ей это понравилось! Более того, глядя на меня, плавающую в маске и наблюдающую за рыбами, попросила купить ей такую же, и мы, в масках, плавали вместе. И это при том, что дочь раньше боялась опускать голову в воду и даже мытье головы мы всегда оттягивали до последнего момента. Вот такая наша маленькая общая победа!

Совет от звезды
Когда дочь утром не хотела есть кашу, я решила предложить ей выбор: геркулесовую, гречневую или творог. Иногда договаривалась о меню уже с вечера. И это сработало так хорошо, что через 3–4 дня она стала говорить: «Мамочка, что сама хочешь, то я и съем». А потом даже придумала поговорку: «Что есть, то и буду есть!»
интересное в сети