За и против кесарева сечения?

Кесарево сечение – не просто операция. Если в случае с, например, аппендицитом понятно, что без врачей не обойтись, то кесарево иной раз оставляет женщину в сомнениях: а необходима ли была операция? почему я не смогла родить сама? Мы попробуем предложить вам ответы на эти непростые вопросы.

По мировой статистике, сейчас каждая пятая женщина рожает с помощью оперативного вмешательства. В 80-х гг. цифры были другими: тогда операцию делали только каждой десятой. Но и тогда, и сейчас у некоторых женщин возникали определенные трудности, о которых редко кто говорит: женщины не могут справиться с тем, что роды прошли не так, как они мечтали, что они оказались не в состоянии родить без операции. К тому же некоторые психологи утверждают, что женщинам с кесаревым сечением требуется больше времени, чтобы почувствовать радость материнства, чем рожавшим самостоятельно. Они объясняют это тем, что привязанность матери к малышу, их нерушимая связь возникает в первые же часы после родов, в то время как после кесарева матери дольше находятся отдельно от младенца. Хотя понятно, что эта разлука бывает необходима для женщины, перенесшей операцию. А в случае с экстренным вмешательством роженицы еще и не успевают психологически подготовиться: сначала схватки, а потом: «Вы не справитесь сами, надо делать операцию». Кесарево сечение – это целый клубок физиологических и психологических аспектов. Но если за физиологию отвечают врачи и опытный специалист всегда решит проблемы, возникающие после операции, то с психологическими проблемами молодая мать остается один на один. Для некоторых рожениц это становится испытанием. Как известно, «предупрежден – значит вооружен», поэтому лучше знать заранее, с чем может столкнуться молодая мать.

Ольга, 29 лет

«Старшего сына я родила сама, а вот младшего путем кесарева – было предлежание плаценты. И если можно было бы выбирать, выбрала бы и в первый раз операцию: даже при обезболивании мне было очень трудно. Мне сделали эпизиотомию – это сейчас распространенная практика, и шов заживал долго, не говоря уже о том, что месяц нельзя сидеть – попробуй-ка с маленьким ребенком только стоять или лежать. А шов после кесарева зажил прекрасно – и практически бесследно. Выписали меня через неделю, а не через 3–4 дня, ну и что? В хорошем роддоме за мной и ребенком был хороший уход – акушерки помогли наладить кормление».

Развенчание мечты

Эмоциональная реакция на кесарево сечение может быть разной – это зависит от женщины, ее жизненного опыта, ее отношения к родам и вообще к медицине. Не секрет, что сейчас есть борцы за естественные роды, которые отрицают саму возможность врачебного вмешательства в такой продуманный самой природой процесс, как роды. Но, требуя «возврата к предкам», они забывают (или умалчивают) о том, как высок был уровень смертности женщин всех сословий при родах.
Некоторые женщины находят во всем позитивный аспект, воспринимая кесарево как операцию по спасению малыша. Или вариант благополучного разрешения ситуации, когда в результате многочасовых схваток она сама уже чувствует, что силы на исходе. Для других кесарево – это глубокое разочарование, признание их неспособности родить ребенка. Яне 37 лет, она мама троих детей, двух из них родила с помощью кесарева. Она никому не говорила раньше, но, узнав, что такая проблема существует, признается: «Когда мне сделали второе кесарево, я была в смятении. Только и делала, что постоянно размышляла и спрашивала себя: «Если я способна зачать и выносить своих детей, то почему не смогла произвести двоих из них на свет?!»

Одиночество в операционной

Почему одни женщины переносят кесарево болезненнее, чем другие? Кроме индивидуальных особенностей каждого организма, самым важным, да, пожалуй, и главным, в случае с операцией становится отношение к роженице медицинского персонала – до, во время и после родов. Если сотрудники роддома внимательны, терпеливы и знают, как успокоить роженицу, операция оставляет не такое гнетущее впечатление, как если женщина вынуждена переживать все молча, «в одиночку». Маша, мама 2-летнего Макара, до сих пор вспоминает: «В операционном блоке было очень холодно. Я боялась. Врачи и медсестры делали все молча – ни один человек не обратился ко мне за все время, не успокоил, не объяснил. Я чувствовала себя куклой, на которой тренируются студенты. Мне показали ребенка, сунули на секунду, чтобы его поцеловать, и унесли. Потом реанимация – и опять я одна, в полной тишине!»

Екатерина, 38 лет

«Первые роды у меня были через кесарево сечение – у меня был генитальный герпес. Вторые тоже – потому что я перехаживала. И когда мне сказали, что на третий раз будет кесарево, я очень расстроилась. Все, что дремало в подсознании, вскрылось: оказалось, что я не приняла, не «пережила» свои предыдущие роды. Я долго искала врача, который согласится «рожать» со мной, но все отказывались. На девятом месяце наконец нашла нужного человека. Эти третьи роды освободили меня от навязчивой мысли, что я несостоятельна как женщина. Первое время мне было даже странно произносить: «Я родила». Хотя у меня уже было двое детей, я еще никогда этого не переживала!»

Зависимость от других

В эти первые после родов часы, несколько далекие от той волшебной и долгожданной встречи, какую рисуют в своем воображении будущие матери, к болевым ощущениям добавляется и чувство беспомощности. Операция, анестезия, реанимация – как бы идеально все ни прошло, женщина сильно зависит от медперсонала роддома даже в самых простых вещах. Эта зависимость не дает почувствовать себя настоящей матерью – уверенной в себе и ответственной за своего малыша.
Анне, маме 8-летней Оли, делали кесарево сечение, когда эпидуральная анестезия еще не была широко распространена: «Когда я отошла от общего наркоза, мне «представили» дочку – вымытую, одетую и пахнущую стерильными пеленками. Умом я понимала, что это мой ребенок, но сама, «нутром», этого не почувствовала . Никаких воспоминаний, никакой теплоты… К тому же у меня был туман в голове от всех обезболивающих, которыми меня обкололи. К счастью, это «замороженное» состояние довольно быстро прошло».

Трудности с кормлением грудью

Вопрос кормления грудью в истории с кесаревым немаловажен. Мать и ребенок в этом случае намного чаще нуждаются в помощи, чем при обычных родах. Молоко приходит позже, чем после естественных родов. Организм не успевает «запустить» нужные для начала лактации гормоны. С распространением эпидуральной анестезии стало возможно прикладывание к груди сразу же, прямо на операционном столе. И здесь, конечно, важную роль играют врачи и медсестры, которые способны оказать настоящую поддержку. Важно помнить: если справиться с проблемами, возникающими сразу после родов, то кормление после кесарева ничем не будет отличаться от «обычного». «Молоко пришло только на 4-е сутки после операции, – вспоминает Жанна, мама 8-месячной Алисы. – Ребенка кормили смесью – но ничего, ей это не повредило. К тому же практически все в моей и соседних палатах были в такой же ситуации – после кесарева. На 3-й день после операции уже чувствуешь себя хорошо и к кормлению физически готова – это ведь тоже непростое дело для мамы первенца».

Депрессивное состояние

Сейчас уже все наслышаны о послеродовой депрессии, но мало кто знает, что в группу риска чаще попадают женщины после кесарева сечения – если операция была сложной. Инна, мама годовалого Артема, жалуется: «Никто из родственников, друзей не спрашивал, как я себя чувствую. Никто не говорил ни о ком, кроме как о ребенке, – как будто я вообще не существую! Никто не понимал моих физических и моральных страданий». То же самое переживала Яна: «Мы часто слышим: «Главное, чтобы и с матерью, и с ребенком все было хорошо». Но мне, мне было нехорошо! Но я не имела права жаловаться, с ребенком все в порядке, он родился абсолютно здоровым – остальное никого не интересовало». Матери, родившие сами, чувствуют, как их самооценка выросла, в то время как женщины после кесарева порой чувствуют неполноценность.

Кристина, 36 лет

«Я перенесла два кесарева сечения: у меня очень плохое зрение и разрыв сетчатки, и даже при акушерских идеальных показателях 15 лет назад об обычных родах речи не шло. Оперировалась я под общим наркозом, перенесла его хорошо: в операционной все были очень милы со мной, сутки пришлось лежать в реанимации, но приходила 2 раза педиатр и всем рассказывала про малышей. А в послеродовом сразу же принесли дочку. Через 12 лет родилась младшая – уже со спинальной анестезией. Я все видела и слышала: как закричала, как взвешивали, умывали, одевали, к груди сразу приложили. Как будто сама родила, но без боли».

Уверенность в необходимости операции

Чтобы молодая мать психологически приняла и спокойно перенесла кесарево сечение, надо, чтобы она была подготовлена, была убеждена в необходимости операции. Это, разумеется, зависит от врача: именно он должен все объяснить и доказать. Хотя, надо признать, не все операции бывают оправданны. ВОЗ рекомендует врачам придерживаться нормы в 15% операций из всех протекающих родов. Стопроцентные показания довольно редки, они бывают при следующих диагнозах: выпадение пуповины, предлежание плаценты, отслойка плаценты, лобное предлежание плода, поперечное предлежание плода или остановка сердца у роженицы. Когда же речь не идет о перечисленных проблемах, возможны варианты – все зависит от конкретного случая. А если ягодичное предлежание? Высоклассные врачи принимают и такие роды, но все же это роды повышенного риска, и лучше соглашаться на кесарево, если вы не уверены, что у врача есть соответствующй опыт. «Я попала в операционную, потому что врач считал, что так проще – ягодичное предлежание, и роды рисковали затянуться. Сначала я расстроилась, расплакалась, а теперь думаю: неизвестно, как все повернулось бы, если бы не кесарево. Мальчик здоров, и это самое главное», – говорит Марина, мама 3-месячного Данилы.

Все возможно

Если молодая мама после кесарева чувствует подавленность и растерянность, главное, что она должна осознать, – что она не одинока в своих переживаниях. Можно зайти в Интернет и пообщаться, можно обсудить ситуацию с психологом.

Многие молодые мамы болезненно относятся к своему опыту потому, что кесарево «обещает» повториться и при следующих родах. Но это не всегда так: женщина, прошедшая через операцию, вполне может рассчитывать, что ее вторые роды будут естественными. 37-летняя Марина рассказывает: «Своего первого ребенка я рожала почти 9 часов, и все шло совершенно нормально, но врачи решили сделать кесарево – торопились. А со вторым и третьим никто не торопил: я рожала 20 часов, следующего тоже долго – 18, и все было прекрасно. Видимо, это личная особенность, которую надо было учесть и в первый раз». А женщины, для которых кесарево сечение стало испытанием, готовы на все, чтобы родить самостоятельно. 32-летняя Светлана никак не могла смириться с тем, что с первым ребенком ей сделали кесарево, – как она говорит, «просто перестраховались». Забеременев второй раз, она все время посвятила тому, чтобы максимально подготовиться к естественным родам: «Когда я родила сама, то почувствовала себя настоящей женщиной – и абсолютно всемогущей!»

интересное в сети