Мужской взгляд: «Мне не нужна жена „с прицепом“, я хочу своих детей»
Фото
Getty Images

«Нового мужа раздражает ребенок от предыдущего брака, — в отчаянии написала нам недавно Ольга. — Дочка к нему тянется, а он демонстративно холоден. И тогда она тоже начинает капризничать, а это бесит еще больше. Замкнутый круг».

Мнения наших читательниц в основном были на стороне Ольги. Они настаивали, что такого мужа нужно бросать и бежать от него со всех ног. Мол, дети важнее, а если он не готов принять вашего ребенка, значит любви нет.


«Я родному папаше своих детей съездила по морде, когда в ссоре задел наших детей, а тут чужой мужик нос воротит, разорвала бы на мелкие кусочки и разбросала по закоулочкам».

«Мне лично Мой ребенок дороже. Хоть раз бы посмел проявить раздражение, вылетел бы тут же, как пробка от бутылки, а психику калечить своему ребенку я бы не позволила».

«Расставаться с мужчиной надо, если не хотите вырастить ребенка, который будет ненавидеть вас за то, что вы заставили ее в детстве жить рядом с человеком, который ее шпыняет. Вы просто потеряете дочь, променяв ее на штаны, и не удивляйтесь потом, что вырастет из нее совершенно чужой вам человек».


К счастью, многие мужчины готовы принимать чужих детей — воспитывать, растить, любить или в крайнем случае становиться хорошим другом. Но есть и те, кто не подойдет к мамам-одиночкам даже на пушечный выстрел. Один из таких «антиприцепочников» поделился с Parents.ru своим мнением.

«Мне сейчас 30. На протяжении 2,5 года у меня были отношения с женщиной с двумя детьми (на тот момент им было 4 и 6 лет). Почти 2 года мы жили вместе. После этого — больше никогда и ни за что.

Первое, что мне не понравилось — финансовый вопрос. Вы знаете, сколько стоит собрать детей в детский сад? А в первый класс? Как быстро они растут? Я бы предпочел узнать для начала, сколько стоят подгузники.

Я с самого начала честно сказал, что не готов содержать двоих детей, и мы с их мамой вроде даже договорились об этом. Но на практике расходы невозможно разделить — совместные поездки, путешествия. Ее бывший не всегда вовремя присылал алименты. Я же не совсем дрянь, чтобы оставаться в стороне. «Дорогая, я куплю билеты в кино себе и тебе, а ты покупай детям», — звучит, как бред.

Второе. Я не могу по щелчку включить отцовский инстинкт. Я не видел тебя беременной, не держал на руках младенца, не прошел все этапы его взросления. А я хочу через это пройти! Иначе это какой-то суррогат получается, а не отцовство.

Третье, вытекающее из второго. Я хочу узнавать в своем ребенке свои черты и черты любимой женщины. А не любимой женщины и какого-то чужого мужика. Я вообще не хочу думать, что у нее до меня были какие-то мужчины. А тут постоянное напоминание о сопернике, пусть и бывшем.

Поэтому я предложил родить общего малыша. Но она ответила, что ей двоих достаточно — дети дались ей тяжело, отважиться на это в третий раз она не готова.

Мужской взгляд: «Мне не нужна жена „с прицепом“, я хочу своих детей»
Фото
Getty Images

Четвертое. Я не понимал, как вести себя с этими детьми. Ведь это не младенцы, которые еще ничего не понимают. Они прекрасно шарят, что я вовсе не их папа. Имею ли я право сделать замечание? Воспитывать? Или я могу только молчать и улыбаться? Они не отличаются примерным поведением, но когда я попытался что-то сказать, их мама решила, что я придираюсь и вообще не разбираюсь в детях.

Почему я не осознал это все до того, как мы съехались? Я видел детей не так часто — любимая отвозила их к своим родителям, когда мы встречались. Раз в неделю-две могли сходить вместе в кино, в парк, на каток. И, конечно, все это воспринималось не так, как в обычной повседневной жизни.

Вы можете сказать, что я не любил эту женщину, раз так рассуждаю. Очень любил. Но однажды я осознал, что она постепенно вынуждает меня стать отцом ее детям, отказывая мне в праве нянчить своего собственного малыша, стать отцом по-настоящему. Я все больше становился им «должен». А я не хотел, не был готов брать на себя еще больше ответственности за тех, кого не чувствовал родными.

Теперь я честен, в том числе и перед самим собой: семью буду строить только с девушкой, женщиной без детей. Кто-то скажет, что это эгоизм, но я имею на него право».