Королевская семья Иордании сейчас находится с визитов в Вашингтоне. В рамках визита 52-летняя королева Иордании в компании старшей 26-летней дочери Иман приехала на Национальный молитвенный завтрак. Это ежегодное мероприятие, в котором принимают участие религиозные деятели и политики. Рания выступила на завтраке с речью, в которой рассказала о важности молитвы и объединения.

В официальном аккаунте королевы в запрещенной социальной сети появились фото из поездки с надписью: «Я так счастлива, что вы вчера были со мной! С моей дочерью Иман на международной встрече Национального молитвенного завтрака в Вашингтоне».

Редкий семейный выход: королева Иордании Рания c дочерью Иман в Вашингтоне

Королева, как всегда, выглядела безупречно. Для мероприятия она выбрала белую шелковую блузку с широкими рукавами и необычным воротником лилового цвета, будто обвязанного шарфом, который яркой полоской, спускался вдоль юбки до самого края. В пару к блузе королева надела черную юбку-карандаш. Завершали образ черные лодочки на шпильке и черная сумка Bottega Veneta.

Принцесса Иман, так похожая на мать, в этот день тоже выбрала шелковую кремовую блузу с высоким воротником-бантом и серое пальто.

Кстати, в этом году грядет свадьба принцессы — недавно она обручилась с финансистом по имени Джамиль Александр Термиотис.

Редкий семейный выход: королева Иордании Рания c дочерью Иман в Вашингтоне

Свою проникновенную речь королева начала с традиционного мусульманского приветствия, и рассказала, что ее день начинается с молитвы.

«Фаджр — утренняя молитва — происходит перед моей первой чашкой кофе. И тем не менее, это все еще мое любимое время суток. Я думаю, это потому, что рассвет — это промежуточное время. Небо не имеет цвета и имеет все цвета. День пуст, но полон возможностей. И на мгновение мы подвешены между тьмой и светом, между сном и бодрствованием, между созерцанием и действием», — сказала Рания.

Во время спича королева затронула темы эмиграции, нетерпимости и поляризации мира.

«Независимо от нашей веры или происхождения, я думаю, мы все можем согласиться с тем, что поляризация — определяющая черта дня. „Промежутки“, оттенки серого, вытеснены черным или белым, насыщаясь до своего крайнего выражения, теряя все детали и размеры. В этой поляризованной среде люди все чаще чувствуют себя обязанными придерживаться одной стороны: левой или правой, внутри или снаружи, за или против, боготворить или отменять. И вместо того, чтобы стимулировать продуктивное участие, это навязывает ложный политический выбор: либо зацикливаться на проблеме или результате, либо вообще не заботиться о них. Глобализация оставила слишком много людей позади. Миграция породила страхи об угрозе и дефиците. Пандемия навсегда изменила наше чувство стабильности. И через все это социальные сети сузили наше поле зрения», — продолжила королева.

«С таким количеством штормов мы ищем безопасности. Один из способов чувствовать ее — цепляться за идентичность. И многие считают религию убежищем — безопасным местом, где можно укрыться на корточках. Но религия не убежище, где можно спрятаться. Наоборот, это стартовая площадка для жизни. Религия — это не только то, кто мы, но и то, что мы делаем — и как мы это делаем. Религия предназначена для того, чтобы направлять нас в этом мире..»

Редкий семейный выход: королева Иордании Рания c дочерью Иман в Вашингтоне

Рания говорила о молитве не только как о религиозном действе, но как о способе медитации, очищении ума от суеты.

«Мы можем вернуться на молитвенный коврик или за стол для причастия. В синагоге, храме или в уединении нашего дома, к прогулка на природе или просто минутке спокойного созерцания», — заключила Рания.

Редкий семейный выход: королева Иордании Рания c дочерью Иман в Вашингтоне