«Вы бы смогли посмотреть, что из вас удалили?» В Иркутске женщин отговаривают от абортов с помощью анкеты
Фото
Legion Media

В России, в отличие от ряда других стран, искусственное прерывание беременности разрешено, более того входит в систему ОМС. Сделать его можно бесплатно — на сроке до 12 недель по желанию женщины, до 22 — по социальным показаниям, например, если беременность наступила в результате насилия, а по медицинским причинам на любом сроке.

Тем не менее, многие врачи пытаются отговорить пациенток от операции. Причем делают это методами которые далеки от этичности и тактичности. От запугиваний до взываний к совести.

Но на этот раз цинизм оказался запредельным. Соцсети активно обсуждают пост блогера из Иркутска. Девушка с ником Нытьяна пришла в одну из местных частных клиник с подругой, которой нужно было сделать аборт. На глаза ей попалась анкета с очень странными вопросами.

Так, пациенток спрашивали, понимают ли они, что аборт это убийство, смогли бы посмотреть, что из них удалили и готовы ли после смерти встретиться с душой неродившегося малыша.

Еще им предлагали придумать имя для этого ребенка и спрашивали, сколько нужно зарабатывать, чтобы не делать перывание.

«Вы бы смогли посмотреть, что из вас удалили?» В Иркутске женщин отговаривают от абортов с помощью анкеты
Фото
ogirk.ru

Поверить в такое сложно и пользователи соцсетей сначала приняли анкету за фейк. Так утверждал и Минздрав Иркутской области. Но оказалось, что приказ, частью которого она являлась действительно существовал. Он утратил силу в 2015 году, но интернет все помнит. И но сам факт ее существования, тем более с такими формулировками, поражает.

Выдержка из приказа. Приложение 5 и есть та самая анкета.

Что скажет психолог

«Все это выглядит глубоким издевательством»

«С точки зрения репродуктивной психологии это выглядит очень примитивным — все сведено исключительно к теме денег, — рассказала изданию Psychologies репродуктивный и перинатальный психолог Ольга Агафонова. — Все это выглядит глубоким издевательством над женщиной, которая решается на такой шаг отнюдь не всегда из-за денег. Она и так уже испытывает глубокое чувство вины, смятение. Это тяжелый выбор, и в нем достаточно мук совести. Почему же составители опросника провоцируют женщину, которая может дойти до грани отчаяния? Почему никто не спрашивает, что будет с этой пациенткой, которая прочитает эту анкету? И если она себе навредит — привлекут ли к ответственности ее авторов? Будет ли это считаться доведением до крайнего психического истощения или, не дай бог, самых страшных шагов вслед за этим?

Все, чем пропитана эта анкета, — это абсолютно бесчеловечная, манипулятивная, вызывающая чувство вины провокация».