Александра Флоринская: мои мальчишки

Актриса Александра Флоринская всегда была уверена в том, что у нее родятся девочки. Но когда появился первый мальчик, а за ним и второй, стало понятно: матриархат в династии Флоринских завершился.

C.Р. Александра, Вы – из известной актерской семьи. Расскажите, каким было Ваше детство?Александра Флоринская Как и у всех актерских детей, мое детство проходило в театре. В основном мною занималась бабушка – в то время она уже перестала играть и работала помощником режиссера, а потом стала заведующей труппой Санкт-Петербургского театра комедии им. Н.П. Акимова.

C.Р. Куда потом и Вы пришли тоже…А.Ф. Да, и более того, именно в этом театре – в одной из первых акимовских трупп – служил мой прадед Глеб Флоринский. У меня по отцу другая фамилия, но для меня решили оставить мамину – Флоринская, поскольку сложилась театральная династия по женской линии, родоначальником которой был прадед.

До меня в нашей семье доминировали женщины – мужчин не рождалось на протяжении трех поколений. Но на мне эта история закончилась, хотя я всегда была уверена, что и у меня тоже будут девочки.

Теперь у меня двое мальчишек – Глеб, который сейчас уже достаточно взрослый, ему одиннадцать лет, и двухлетний Николай. Все предыдущие поколения Флоринских мечтали о сыне. И чтобы его звали непременно Глеб. Сейчас это имя стало достаточно модным, но у нас оно было обдумано сразу тремя поколениями.

C.Р. Какие самые счастливые моменты из детства Вы вспоминаете?А.Ф. У меня такое ощущение, что я практически лет с четырех воспринимала мир так же, как сейчас. И себя маленькую я помню как по-взрослому думающего человека. Однажды в теплый солнечный день я была на даче. Дача у нас находилась в прекрасном месте, за Зеленогорском (если кто Питер знает – это бывшая Финляндия, карельские сопки, озера, сосны). Тогда на дачах не было водопровода, и надо было ходить к колонке. И вот я бегу с горы в красивом платье в цветочек, с розовым кувшинчиком, и меня переполняет ощущение полета, солнца. Когда я прибежала, помню, что очень четко сама себе сказала: «Наверное, это и называется счастье».

C.Р. А о своей будущей семье уже задумывались?А.Ф. Да, мама меня спрашивала: «Кем ты хочешь быть?» А я отвечала: «Хочу вырасти, выйти замуж, чтобы у меня было много собак и детей». И это маму ужасно расстраивало, видимо, это представлялось ей чем-то ужасным. Она бросалась меня тормошить: «Ну неужели ты не хочешь стать кем-то серьезным?» А мои представления о профессии были такие: сначала я хотела быть клоуном, потом – укротительницей тигров, потом – канатоходцем (я не знаю почему, но все как-то было связано с цирком – видимо, мои детские представления о сцене воплощались вот таким образом). Хотя у меня была аллергия на животных и в цирк ходить я не могла – смотрела только по телевизору.

Можно считать, что сейчас мои мечты сбылись – клоуном в некоторой степени я стала (смеется), детей у меня достаточно много, и собаки тоже есть. Мы на стройке подобрали симпатичную дворнягу, она теперь живет в будке рядом с домом, потому что из-за аллергии в дом ее привести невозможно. И у нее теперь родились щенки.

«Период съемок сериала «Капитанские дети» совпал с началом моей беременности. Почти год мы снимали, а я носила Николая».

C.Р. С тех пор как родился второй ребенок, Ваш рабочий график сильно изменился?А.Ф. До рождения второго сына я снималась достаточно часто. Но это событие совпало с ощущением во мне самой определенного профессионального уровня, когда ты начинаешь более избирательно относиться к предлагаемому материалу. Я не могу сказать, что раньше играла все подряд. И тем не менее соглашалась на интересные мне роли, может быть, в не самых лучших фильмах. У меня был период самообучения, насыщения себя ролями. Хотелось все время играть, причем играть разное. Хотя чаще всего мне предлагали одноплановых героинь – стервозных, холодных, но даже в этом я искала и придумывала какие-то нюансы. Потом все же удалось сломать стереотип – благодаря фильму «Капитанские дети».

C.Р. И этот сериал имеет самое прямое отношение к появлению на свет Николая…А.Ф. Потому что именно тогда, во время съемок, я узнала, что беременна! Мы долго снимали – рабочий период вместе с монтажом и озвучанием длился практически год. Озвучивать свою героиню я уже приезжала, будучи на восьмом-девятом месяце. На съемках был заметен и животик! Правда, по сюжету так совпало, что героиня тоже беременна.

Кстати, беременность мою мы совершенно не планировали. Я вообще не знаю, что это такое – планировать!

C.Р. Как отреагировал на появление младшего брата старший, Глеб?А.ФНикакой ревности! И я воспринимаю это как подарок судьбы. Не знаю, то ли это ребенок такой хороший или просто я, как мама, постаралась заранее его подготовить и сделала это правильно. Как-то я даже на ультразвук его брала – на поздних сроках, когда уже там что-то было видно. Сначала Глеб, конечно, не все понимал, но когда маленькие пальчики и пятка отчетливо въехали в монитор, увидел и очень обрадовался. И вообще мою беременность он воспринимал с радостью. У нас с ним до этого как-то под Новый год был разговор – он спросил у меня про возможность получить брата или сестру. Хотя он как раз больше хотел братика. И, собственно, вопрос его заключался в следующем: нельзя ли заказать у Санта-Клауса или Деда Мороза? Помню, я ответила, что, наверное, это достаточно сложно – ведь вот так, в мешке, ребенка же не принесут. А после рождения Коли я Глебу напомнила о том нашем разговоре.

У детей сейчас прекрасные отношения. Младший тоже очень любит Глеба. Ему обязательно нужно знать, что Глеб гдето рядом – даже если им не всегда удается поиграть вместе.

C.Р. Как Вы относитесь к моде на раннее развитие детей?А.Ф. Все зависит от ребенка. Если это не перегружает малыша, если сам ребенок от этого счастлив и в него не пихают знания насильно, через слезы, то почему бы и нет?

У меня есть подруга, у которой, на мой взгляд, феноменальный сын – он в свои шесть лет может решить математическую задачку за шестой-седьмой класс. При этом он занимается футболом, теннисом, показывает хорошие результаты в плавании, везде успевает и все это любит. У него тренировки по три часа – и это в шесть лет! Главное, ребенок от этого не страдает и, я считаю, очень многое приобретает. Такой рабочий ритм уже не испугает его во взрослой жизни.

Но не надо из этого делать пунктик. Если ваш малыш не запоминает в полтора года буквы, а другой уже их выучил – пожалуйста, не паникуйте! Ничего страшного, через год-два у вашего ребенка все получится. Самое главное, относитесь к этому без фанатизма и без страха – и тогда все обязательно будет хорошо. Наш Коля тоже ходит на занятия – в группу, где собираются дети от 2 до 3 лет. Они рисуют, лепят, раскрашивают, танцуют, выполняют задания на логику – конечно, на уровне своего возраста.

C.Р. Коле нравится общаться с ровесниками?А.ФОн очень доволен! И к тому же он видит, что есть другие дети, что есть преподаватель, который дает задание, и все детки это делают. Потом, когда ребенок придет в школу, где, оказывается, надо соблюдать какие-то правила – «все вместе сели, все вместе встали», это не будет для него шоком. И ребенок не станет воспринимать это как какое-то ограничение свободы, поскольку для него это будет уже понятно и знакомо.

интересное в сети