Алексей Морозов: Капитан и его команда

Алексей Морозов, возглавлявший нашу сборную по хоккею, игравший в НХЛ, а ныне отстаивающий честь клуба ЦСКА, для многих российских и зарубежных болельщиков (и болельщиц!) – идеал мужчины. А для нас главное, что он – верный муж и любящий папа. В гостях у «С.Р.»: Алексей, Ирина, Настя и Никита.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Ирина, Алексей, вы вместе уже 15 лет. По нынешним временам – долгий срок. Может, это характерно для хоккейной среды?

АЛЕКСЕЙ МОРОЗОВ Наверное, это характерно для нас. Мы так воспитаны родителями – и моими, и Ириными, пары которых в браке по сей день. И никто у нас никогда не разводился. Вот их пример вдохновляет. Для нас важно уважать другого, прислушиваться друг к другу, уметь не только разговаривать, но и слышать. В семье всякое бывает, можно просто обидеться и замолчать, но мы с Ириной привыкли в случае разногласий сразу садиться и договариваться. Так и продолжаем идти дальше.

ИРИНА МОРОЗОВА Мне кажется, во многом имеют значение и личные качества. Бывает ведь, что и дети, выросшие в полных, благополучных семьях, разводятся. Уважение – да. А еще – доверие. Вот Леша часто в разъездах, у него есть поклонницы. Если бы в такой ситуации я не доверяла человеку, это бы вызывало, в свою очередь, недоверие с его стороны. И это уже серьезные предпосылки к распаду. А доверие тоже рождается из уважения. Я уважаю в первую очередь его профессию, потому что с ней не так просто сохранить семью. И ни для кого не секрет, что из-за долгого отсутствия хоккеистов в семьях в этой среде действительно нередки разводы. Меня, еще с США, где Леша играл в НХЛ, спрашивали, как я мирюсь с фанатками, постоянно окружающими его. Не знаю, как объяснить, но я никогда не обращала на это внимание.

С.Р. Может, потому, что Алексей – человек, которому можно доверять?

И.М. И это тоже. Но дело в том, что я искренне уважаю всё в его профессии – и фанатов тоже. Более того, я этим горжусь.

С.Р. Алексей, вы долгое время были капитаном нашей сборной, а в семье нужен такой капитан?

А.М. Я бы сказал, что, поскольку у нас в семье все решения принимаются совместно, капитаном, наверное, нельзя назвать кого-то одного. Любые проблемы обсуждаются на семейном совете. Хотя, что касается дома, конечно, здесь хозяйка жена. А я, может, капитан для детей. Они меня уважают и даже побаиваются, потому что если с мамой легко можно пошалить, то я построже.

С.Р. Что изменилось в вашей семье с появлением детей?

И.М. Все изменилось. Я, например, и так всегда была достаточно серьезным человеком, но дети прибавили мне взрослости. С детьми, начинаешь смотреть на мир другими глазами. И не только ты как родитель учишь своих детей, они тоже учат тебя. Что-то они видят совсем не так, как ты, и порой даже заставляют тебя изменить свое мнение. Каждый день везу Никиту в школу, и каждый день убеждаюсь, что он стал взрослее.

С.Р. Он пошел в школу с 6 лет?

И.М. Да, в нулевой класс Ломоносовской школы, и это пошло ему на пользу. В классе всего 9 человек, индивидуальный подход к каждому. Но, главное, ему самому очень нравится. «Мам, я так соскучился по Ларисе Владимировне!» – сказал сын об учительнице после каникул.

С.Р. Алексей, помните момент, когда вы впервые осознали, что вы – папа?

А.М. Прямо в тот день, когда родился Никита. Отношение к жизни поменялось. Например, если раньше я мог пойти с каких-нибудь вышек высоких понырять, адреналина хотелось, то теперь меня сдерживает мысль: у меня есть дети, а перед ними – большая ответственность. Если раньше, когда детей еще не было, могли чаще куда-то ходить, с кем-то встречаться, то сейчас больше времени хочется проводить с ними. А потом, у них режим, и мы ему подчиняемся.

С.Р. Алексей, вы ведь присутствовали на обоих родах. Какие ощущения?

А.М. О присутствии мужей на родах нам знакомые рассказывали разные истории, иные и в обморок падали. Ну, и на родах Никиты я еще в сторонке на всякий случай стоял. А когда должна была появиться Настя, понял, что хочу и готов сам перерезать пуповину. Ира была не против. Впечатления, конечно, незабываемые!

С.Р. А зачем вам это было нужно?

А.М. Чтобы понять, через что проходит женщина. Это, по-моему, важно для мужа и папы. И потом… я стал еще больше любить Ирину.

С.Р. Когда решили рожать вдвоем, ходили на какие-то курсы?

И.М. Нет. На курсы не ходили, зато у меня к рождению и одного, и другой было готово абсолютно все.

А.М. У нас не было никакого суеверия, и уже за месяц детская была полностью обустроена.

И.М. Да что комната! Были переглажены и аккуратно сложены все пеленки по месяцам: на 3 месяца, на 5, на 6. И знаете, как такая подготовка пригодилась! И с Никитой, и с Настей, когда мы приехали из роддома домой, у меня все было под рукой. Даже бутылки стояли простерилизованные.

С.Р. Опыт с Никитой помог, когда Настя родилась?

И.М. Без сомнений! Хотя они, конечно, разные. Во-первых, мальчик и девочка. Во-вторых, разные характеры, поведение. Хотя Никита мальчик, он очень восприимчивый и нежный. Ранимый, все воспринимает близко к сердцу. Настя по природе своей нежная, но характер у нее твердый. Она у нас – молодец!

С.Р. Вся семья ходит на игры Алексея?

А.М. Да, конечно. Но Настя еще маленькая, не выдерживает всю игру, отвлекает и Никиту, и маму. А сын обожает хоккей, все команды знает, игроков. Даже мне что-то, бывает, подсказывает. Например, завтра игра, а Никита мне про игроков в команде соперников рассказывает: кто, где, как раньше играл. Ждет все мои игры, следит, спрашивает, сколько дней осталось. Очень интересуется и сам уже хоккеем занимается.

С.Р. А ведь у вас, Алексей, и папа был хоккейным тренером? Династия получается?

А.М. Получается. Причем очень естественно. Мы же Никиту не заставляли заниматься именно хоккеем, он сам захотел. Сходил на матч, побывал в раздевалке. И все. Еще когда мы в Казани жили, мальчишки, дети хоккеистов, чуть постарше сына, все играли в хоккей – и он с ними. А теперь ходит в секцию. В конце тренировки ребята обычно играют, и, если Никита забивает, таким счастливым приходит! Всем рассказывает, хвалится, бабушкам звонит, сообщает.

С.Р. Хотели бы видеть его профессиональным спортсменом?

А.М. Я не против, но только если он сам захочет. Заставлять никогда не буду. Тем более что пока у нас на первом месте учеба. Хоккеисты, сами понимаете, учатся не столь интенсивно: то сборы, то игры. Помню, в последних классах мы вообще мало учились, все время на играх пропадали. А мы с Ириной хотим, чтобы Никита хорошо учился. Даже если будет профессиональным спортсменом, учеба не помешает. Тем более что в нынешних хоккейных секциях уже в шесть лет такая конкуренция среди детей!

И.М. И идет это от родителей. Некоторые просто прессуют своих детей. В шесть лет они хотят видеть их великими хоккейными звездами и для этого готовы и заставлять, и унижать. Я сама все это видела на тренировках.

А.М. Когда мы росли, был совсем другой подход. Ну, получится – здорово, нет – ничего страшного. Конечно, хотели, чтобы из ребенка вырос мастер спорта, но злости и агрессии не было. В результате, мы из одной секции Никиты перевели в другую.

С.Р. Это оттого, что столь высоки ставки в современном хоккее?

И.М. Я разговаривала об этом с Марией Бутырской, у которой сын тоже в хоккее и которая тоже перевела его в другую секцию. Она полностью со мной согласна, и мы обе пришли к выводу, что, так «дрессируя» собственных детей, родители просто-напросто растят себе пенсию. Дети становятся заложниками желаний родителей, которые разрушают им психику. Но разве в хоккей нужно заставлять играть?! Это же абсурд! В конце концов, это просто игра.

Совет от Ирины Морозовой
Долго, лет до 2,5, не получалось отучить Никитку от соски. Ночью он ее мог даже и не сосать, но держать в руке – обязательно. От отчаяния я как-то взяла и проколола соску, а сыну сказала, что в магазинах больше таких нет. Какое-то время он подходил, просил узнать, не появились ли соски в продаже, а потом просто забыл об их существовании.

С.Р. А на что, в основном, вы опираетесь в воспитании?

И.М. Если честно, я, например, больше всего полагаюсь на собственную интуицию. Своих детей чувствую, даже сама не знаю, каким образом. По-видимому, это нечто, присущее каждой матери, просто, некоторые не хотят к этому прислушаться. Был у нас период, когда Никита не мог заснуть, боялся один в комнате оставаться. Вообще, когда приходит вечер, темнеет, у любого человека подсознание начинает работать по-иному. Я поняла, что сын, засыпая, себе что-то страшное представляет, и переубедить его, что на самом деле ничего такого рядом нет, невозможно. Что делать? Решила поменьше давать ему поводов для таких визуальных картинок, а значит, оградить от страшных сказок, например. Мы стараемся обходить истории про Бабу-ягу, Кощея Бессмертного и подобных персонажей.

С.Р. Не думаете, что им необходима такая естественная «прививка страха»?

И.М. А знаете, они все равно где-то что-то сами узнают. Настя видела, например, мультфильм про Белоснежку, и там была ведьма. Но! Мы не смотрим такое на ночь. И если они что-то подобное видят, слышат, то чрезвычайно малыми дозами. Кроме того, дети же не в замкнутом пространстве живут, они ходят в социум, где тоже бывают проблемы, конфликты. Как только ребенок окунается в коллектив (а Настя уже ходит в балетную студию), он сам все узнает. Просто я считаю, что лишнее до определенного возраста ни к чему.

С.Р. Насте только 4 года, а она уже занимается балетом?

И.М. Да. В студии Илзе Лиепы, где принимают детей с трех с половиной лет. И уже умеет садиться на шпагат. Но там не только хореография, там и английский, и развитие речи. Насте очень нравится, это важно. Вообще в последнее время я себя стараюсь все время настраивать на то, что учеба учебой, развитие развитием, но это все же дети. Для них нормально и обязательно и играть, и шалить. Да, у нас есть какие-то ограничения, есть режим, но мы многое и позволяем. И я замечаю, что, чем старше становлюсь, тем больше позволяю. Тем более что они тоже растут и время бежит все быстрее и детство скоро кончится… А я хочу, чтобы оно подольше у них не кончалось.

С.Р. Что главное хотите детям передать?

А.М. Главное, чтобы они были порядочными и честными. Чтобы умели осознавать свои поступки, умели сознаваться. Думаю, эти качества прежде всего закладываются именно в семье.

И.М. Хочется, чтобы они стремились к лучшему, но не перешагивая при этом через других людей.

С.Р. Алексей, рождение ребенка и большая спортивная победа – это можно соразмерить?

А.М. Это все-таки разные вещи. Конечно, я – спортсмен, моя цель – победа, но… Мы побеждаем не так уж и редко, и к этому привыкаешь. А ребенок – нечто особенное. Например, рождение и сына, и дочери настолько знаменательные и главные события в нашей жизни, что я не смогу сопоставить с ними ни одну мою победу на льду.

интересное в сети