Дмитрий Торбинский, Евгения и Артем: Своя команда

Футбол – наш национальный вид спорта. Во время матчей с участием России у экранов собираются не только мужчины, но и их мамы, мамы их детей и сами дети. Сегодняшняя встреча – для них. Знакомьтесь: полузащитник сборной России по футболу и московского «Локомотива», автор знаменитого гола в четвертьфинале чемпионата Европы в ворота сборной Голландии Дмитрий Торбинский и основной состав его главной команды – Евгения и Артем Торбинские.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Как вы познакомились?ЕВГЕНИЯ ТОРБИНСКАЯ Я была еще студенткой третьего курса Высшей школы экономики, и подруга позвала меня в кафе, куда пришла с приятелем-футболистом, а он пригласил с собой друга. Этим другом оказался Дима.

С.Р. И сразу понравились друг другу?Е.Т. Сначала мне вообще было не до этого, я усиленно готовилась к экзаменам. Спустя месяц подруга сказала, что дала мой телефон Диме, и он начал писать и звонить. Пригласил меня с друзьями в кафе и… Так мы и стали общаться.

С.Р. Что изменилось в вашей жизни после знакомства?ДМИТРИЙ ТОРБИНСКИЙ Сначала мы беззаботно встречались год, присматривались друг к другу. Потом начали жить вместе, и тогда стало постепенно приходить понимание, что нашли друг друга, что мы − семья. Поэтому, когда встал вопрос о свадьбе, для всех родных и друзей это стало само собой разумеющимся фактом. По мне, такой вариант постепенного развития отношений, узнавания человека – самый лучший.

... А еще мы хотим девочку, потом мальчика, затем еще третьего... чтобы на футбольную команду набралось.

С.Р. Сейчас мужчины как-то не торопятся жениться, делают это лет после 30, а футболисты, наоборот, женятся рано. Почему?Д.Т. Честно говоря, как-то и не задумывался…Е.Т. А я себе тоже этот вопрос задаю. Не знаю. И почему они идут на это? По-моему, на их месте стоило бы еще погулять! Если серьезно, может, потому, что у футболистов карьера достаточно скоротечная, такой быстрый подъем? Они очень быстро взрослеют, бывает, падают, опять поднимаются… Набираются жизненного опыта, переходя из команды в команду. Жизнь их учит намного быстрее, чем обычных людей, принимать серьезные решения.

С.Р. Дима, это правда, что вы уже в 12 лет, еще в Норильске, обыгрывали в футбол взрослых мужчин?Д.Т. То, что играл со взрослыми мужиками, – правда. Отец старался приучать меня к уже мужской, взрослой игре. Дело в том, что он с детства видел во мне футболиста и всячески развивал это.

С.Р. И параллельно учились на отлично в музыкальной школе по классу фортепиано?Д.Т. И это правда. Музыкальных занятий для меня, конечно, больше хотела мама, чем отец, но и я был не против, тем более что у меня получалось. Но этого я хотел не до фанатизма. А, по-моему, если чем-то всерьез занимаешься, то нужно к делу относиться только так. С футболом у меня как раз такая история.

С.Р. Вы как-то сказали, что ваш лучший друг – это папа. Скажите, а что нужно делать отцу для того, чтобы взрослый сын так сказал о тебе?Д.Т. Он просто всю душу в меня вкладывал. И мама тоже. Можно сказать, что они жили мной. Все, что ни делалось, кажется, делалось ради меня. Родители вернулись обратно в Москву из Норильска, где они работали, когда я в детскую школу «Спартака» поступил… А разве у других не так?

С.Р. К сожалению, далеко не все считают отцов друзьями.Д.Т. У нас и до сих пор такие отношения, хотя я теперь живу отдельно, но мы очень часто видимся, раз в неделю родители обязательно приезжают в гости. И Женины тоже. Мы все очень дружны, держимся вместе, единой семьей. И с Артемом я постараюсь вести себя так же, как вел себя со мной отец.

С.Р. Но, если жить только ради ребенка, говорят, он может вырасти эгоистом…Д.Т. Я знаю меру. Я очень прагматичный человек, чувствую края и стараюсь за них не выходить. Поэтому даже не переживаю за то, что Артем будет избалован.

Я не буду сына ни к чему принуждать, но очень люблю хоккей и хотел бы, чтобы он стал хоккеистом.

С.Р. Дмитрий, вы учились в спортивной школе «Спартака». Интересно, а что это за школа?Д.Т. Собственно, это была обычная школа с классами, где учились юные спартаковские футболисты, один класс – одна команда, одни мальчики. Приезжие жили в интернате. Тренировки проходили ежедневно, иногда вечером, иногда утром, вместо первых уроков. Вообще там учатся с 7 лет, а я приехал в 12, и даже не в дни набора. Но дядя Сережа, брат моего отца, попросил тренера меня посмотреть, я понравился, и меня зачислили. У нас в Подмосковье была бабушкина квартира, куда мы переезжали постепенно: я ездил учиться в спортивную школу, а родители по очереди навещали меня.

С.Р. Женя, а какой Дима папа?Е.Т. Они какие-то совсем одинаковые с Тёмкой. Похожи и внешне, и по повадкам. Одинаково взъерошенные просыпаются, одинаково утром улыбаются. У нас есть их фотография, снятая со спины, где Дима и Тёма идут по берегу моря, взявшись за руки, в одинаковых плавках – у них даже спины одинаковые! Сына он очень любит, но у него не так много времени, чтобы с ним заниматься. Когда время есть, Дима летит домой. И когда я его пытаюсь куда-то выманить, провести вечер, он говорит: «Нет, я хочу к сыну». Предлагаю ему съездить в Париж: «Нет, говорит, теперь только с сыном». И подгузники ему всегда менял, и сам переодевал. Еще Дима очень любит гулять с Артемом. Единственное, чего он не делает, это не кормит сына. Дело в том, что раньше Тёма очень плохо ел, просто рот не открывал – и все тут, и мне с трудом приходилось проталкивать ему еду. Сейчас, к счастью, полегче стало. Но с тех пор Дима не может выдержать этого процесса.

С.Р. Уже играете с Артемом в футбол?Д.Т. Когда у него есть настроение, играем. Пинаем мячик. Иногда в хоккей можем поиграть. Но сейчас он в основном предпочитает машинки.Е.Т. Он обожает машинки. Ему непременно надо, чтобы они ехали по определенной дороге и по определенной схеме: одна догоняла другую. А благодаря нашей няне, активно развивающей Артему мелкую моторику (сколько гречки пересыпали!), у сына теперь ловкие пальцы. И сильные руки, он сам легко удерживается и висит на палке.

С.Р. Женя, а вы Димины матчи смотрите?Е.Т. Все смотрю. Мы так кричим, болеем вместе с другими девочками! Как-то даже, когда «Локомотив» забил гол, болельщики, сидевшие рядом с нами на стадионе, сказали, что этот гол «родили» мы. Жаль только, футболисты на поле настолько в игре, что нас не видят и не слышат. Только коллективная поддержка всех болельщиков до них доносится.

С.Р. Дмитрий присутствовал, когда Артем появлялся на свет?Е.Т. Да. Я хотела, чтобы он был на родах, а он не возражал. По-моему, Дима был в шоке. Вообще теперь я не советую брать мужчин на роды. Когда у меня была схватка, я на него кричала, мне казалось, что он виноват в моей боли, что все из-за него. А когда боль отпускала, я стонала: «Любимый!» Дима все это терпел, сидел на стуле на колесиках и, когда начиналась схватка, откатывался от меня. Потом опять подкатывался. Но при этом был спокоен. Перед самими родами вышел, а когда Артем появился, сразу опять зашел.Д.Т. Я просто хотел быть рядом с Женей, когда ей будет тяжело, поддерживать ее. Но на самих родах я быть и не планировал. А во время схваток, конечно, нервничал, потому что понимал, что Жене больно, я а ничем не могу помочь. Я такие ситуации очень болезненно воспринимаю и не знаю, что делать. Хотя, действительно, где-то внутри я был уверен, что все будет нормально.

С.Р. Кем вы хотите видеть Артема?Е.Т. Пусть сам выбирает. Я не против хоккея, но хочется и стабильности для ребенка. Спорт – это большой риск травм, риск, что карьера не сложится. Может быть, в наше время будет правильнее дать ему хорошее образование…Д.Т. Сразу скажу, что не буду его ни к чему принуждать. Но я очень люблю хоккей, и мне бы хотелось, чтобы сын стал хоккеистом.

С.Р. Почему же не футболистом?Д.Т. Ну, я в футболе сам уже пожил, и мне еще предстоит в нем жить... Хоккей менее травматичен, чем футбол, более динамичен, очень популярен, особенно за океаном. И я хочу, чтобы он был не просто хоккеистом, а классным хоккеистом. Если я пойму, что он может заниматься хоккеем просто для того, чтобы поддерживать тонус, это будет одно. Но если мне наши профессионалы скажут, что у него есть данные и их надо развивать, это будет совсем другое дело. Для меня важно, чтобы он не просто так занимался, для меня важен результат. Так что главное − чтобы был талант, а уж труд мы приложим.

У димы не так много времени, чтобы заниматься с сыном, но, когда оно есть, папа летит домой!

С.Р. Вы дружите с семьями других игроков?Д.Т. Конечно. Дмитрий Хомич – наш крестный. Причем своего второго, младшего сына он крестил в тот же день и в той же церкви, где и мы нашего Артема. А крестной сына Димы стала Лариса Павлюченко, жена Романа, с ними мы тоже дружим. Так, можно сказать, все и породнились.

С.Р. Женя, кто вам помогает с сыном?Е.Т. Няня и помощница. Ну и, конечно, наши родители. Мы очень счастливые, у нас две бабушки и два дедушки, все живут рядом, в Москве и в Королеве. Они постоянно приезжают к нам, и вместе, и по очереди, так что проблемы, с кем оставить ребенка, у нас нет.

С.Р. Думаете еще об увеличении семьи?Е.Т. Да, мы хотим второго, но чтобы разница у них была годика в три. Я хочу девочку, а Дима – опять мальчика. Потом он планирует еще и третьего мальчика. Он даже как-то сказал, что хочет, чтобы жена нарожала ему целую футбольную команду, представляете?!

интересное в сети