Главное правило мамы: Ирина, Вячеслав, Матвей

Есть женщины, которые словно уже рождаются мамами, с детства представляя себя в этой роли. Другие становятся ими с рождением малыша. Но мамино счастье зависит вовсе не от этого.

У нас в гостях солистка группы «Чи-Ли» Ирина Забияка, ее муж Вячеслав и сын Матвей.

Совет от звезды
С 2 до 3 лет у нас был самый упрямый возраст – сын постоянно проверял меня на прочность. И истериками в том числе. Очень помогает в такой ситуации тихий голос. Ребенок, начав прислушиваться к маме, невольно перестает кричать и постепенно успокаивается.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Ирина, ваш голос настолько своеобразен, что его не спутаешь ни с одним другим. Отчего он такой?ИРИНА ЗАБИЯКА Судя по сохранившимся магнитофонным записям, в детстве у меня был обычный голосок. А лет в 13 я попала в больницу, где мне удаляли аденоиды, там мы с девочками пели, и им очень нравился мой голос, который зазвучал как взрослый. Пела я с детства, еще в садике легко запоминала песни. Мама очень любила демонстрировать гостям это мое умение, и я всегда выступала перед ними самым классическим образом, забираясь на табуреточку в центре комнаты.


С.Р. 
Это правда, что в юности вы были бунтаркой, хиппи?ИРИНА ЗАБИЯКА Да, все это я прошла в свое время. И долго металась, даже в модельном агентстве побывала, по подиуму походила, на парикмахера выучилась… Но именно наши тусовки с такими же, как я, ребятами – на крышах домов, на природе – и послужили толчком к творчеству, к тому, что я начала писать музыку. Конечно, все люди подобное проходят, все подростки – бунтари, им кажется, что весь мир против них, а они против всего мира. Просто кто-то может стать совсем отвязным, а я была таким, наверное, позитивным бунтарем. Мой бунт был добрым. Мне было классно жить, и я просто не понимала, зачем что-то делать для будущего, если и так хорошо. А музыка… Дело в том, что не я ее выбрала, это она выбрала меня, была мне послана. Не случайно, наверное, среди моих знакомых всегда было много именно музыкантов. Убеждена, что то, чего я достигла, во мне уже было заложено. Просто есть люди, которым нужно искать свою цель и воспитывать в себе какие-то качества, а есть такие, в которых все уже есть. Главное – их пробудить и направить. Если бы я сама шла к музыке, то, наверное, научилась бы играть на фортепьяно, пошла бы учиться петь. Но нет. В какой-то момент я просто точно поняла, что должна заниматься музыкой. И скоро появилась наша группа «Чи-Ли», которой в это году исполнится уже 10 лет.

С.Р. Как сегодня идут дела у «Чи-Ли»?ИРИНА ЗАБИЯКА Относительно недавно мы выпустили новый альбом, на некоторое время выдохнули и занимались гастролями. А весной вышла новая песня «Я желаю тебе», причем сделать именно ее сингловой предложили сами наши слушатели. Именно эту композицию чаще всего вешают на разные поздравительные и просто дружественные посты в соцсетях.

С.Р. А что происходит в вашей семье? Говорят, женщина с рождением ребенка меняется?ИРИНА ЗАБИЯКА Я никогда не планировала ни семью, ни детей, считала – это от Бога, дано или не дано. И когда я встретила Славу (муж певицы Вячеслав Бойков, лидер группы «Mama Band»), мы очень быстро поняли, что это и есть любовь. Ведь что такое, по-моему, любовь? Вот Бог любит всех. Просто так, ни за что, принимая людей со всеми их достоинствами и недостатками. Я думаю, что у человека настоящая любовь такая же. Ты любишь человека тоже всего, целиком, не ревнуя его и отвергая собственное эго. А эго – всегда враг любви, и его надо усмирять, для чего нужна мудрость… После нашей встречи со Славой через полгода я забеременела. Все произошло быстро и очень правильно. Изменилась ли я с рождением сына?.. В первый год, когда появился Матвей, я стала очень сентиментальной. Легко могла заплакать: от кино, от вида маленьких деток, даже маленьких зверят. Хотя до рождения сына к детям относилась безо всякой дрожи, вполне спокойно. А теперь… да, многое для меня изменилось.

С.Р. Расскажите про Матвея.ИРИНА ЗАБИЯКА По характеру Матвей мальчик очень упрямый, в нем, как в настоящем Козероге, сильно развито упорство. Если чего-то хочет, не отступает до последнего. С этим тяжело справляться, но я считаю, что ломать его ни в коем случае нельзя. Упрямство – именно то, что потом разовьется в целеустремленность. Матвей ребенок активный, такой же, как его родители. У него замечательная память: услышит песню – тут же ее выдает. До последнего времени сын не проявлял большого интереса к ровесникам, ему больше нравились дети постарше. Сейчас он не против играть и со сверстниками. Даже говорит мне, что хочет в садик.

С.Р. И отдадите?ИРИНА ЗАБИЯКА Наверное. Но мы не хотим его ни к чему принуждать. Я, например, сад не любила, страдала там. Отдадим сына сначала на какие-то групповые занятия, если понравится, можно и садик попробовать. Я в этом смысле такая мама-дзен, спокойная мама. Захочет чего-то сам – пусть попробует, не захочет – ну и не надо. Тем более что, считаю, мальчику, как будущему мужчине, надо давать возможность что-то решать самому уже с детства. И необходимо давать ему падать. В буквальном смысле слова. Когда Матвей учился ходить, я давала ему возможность падать и самому вставать, а он при этом никогда не плакал. Дело в том, что ребенок, падая, смотрит на реакцию родителей, а у нас никогда не было «ох» и «ах», при которых малыш начинает плакать, а всегда была улыбка. Для меня было важно научить его самостоятельности, по-моему, это главное, чему мама должна учить ребенка. И Матвей уже вполне самодостаточный мальчик: он подолгу один играет в игрушки, давая возможность мне делать домашние дела.

С.Р. Вырастить настоящего мужчину непросто, и удается это не всем. Что еще, по-вашему, для этого нужно делать?ИРИНА ЗАБИЯКА Для этого в семье есть папа. Я убеждена, что мальчика должен воспитывать отец, а не мама, и, если его в семье нет, маме приходится сложно. Одинокая женщина, как правило, всю свою нереализованную любовь к мужчине начинает изливать на сына, а это ему на пользу не идет. Мне кажется, в такой ситуации женщине стоит полюбить себя. Впрочем, и в полной семье мама не должна слишком опекать сына, убирать за ним, например. Мальчик должен быть аккуратным. Матвея интересуется уборкой, и я это только приветствую. Думаю, нельзя мальчика окружать гиперопекой, ему нужно понять, что не мама должна о нем заботиться, а ему необходимо ее опекать. Ведь он – мальчик, а мама – девочка. Вот, по-моему, так и воспитывается уважение. Кроме того, я так воспитывала сына, что он с очень раннего возраста знал, что маме нужно давать отдыхать. Я не встаю рано, и он к этому привык и не трогает меня. Сидит рядом со мной на кровати и тихо играет в свои машинки или пазлы. Теперь и мультики сам себе включает. А я спокойно сплю. И это важно не только для меня, но и для него. Таким образом, формируется его личное пространство, которое я не занимаю полностью собой.

С.Р. Как считаете, что самое важное в воспитании?ИРИНА ЗАБИЯКА Когда нас воспитывали, нам все было «нельзя». И все было заранее известно: ты пойдешь в садик, мама пойдет на работу и т. п. Детей не стремились выделить, это тогда не считалось правильным. С Матвеем у нас не так. Я хочу, чтобы он сам выбирал, что ему делать, и для меня нет, как таковой, единой концепции воспитания. Кроме того, я считаю, что дети – наши учителя не в меньшей степени, чем мы их. Они же копируют нас и эмоционально, и жестами, и поведением. Поэтому, когда появляется ребенок, нужно очень хорошо поработать над собой. И в том, в чем, быть может, вы потом его будете обвинять, во многом будет и ваша вина.

С.Р. Вы говорите, что не хотите ущемлять Матвея даже в его упрямстве – упорстве. Но бывают ситуации, когда необходимо настоять на своем. Как находите компромисс?ИРИНА ЗАБИЯКА С Матвеем его очень сложно найти. Что бы вы ему ни предлагали взамен, на все будет ответ «нет». И у меня в этой ситуации ответ аналогичный. Хочет он, например, конфету, я ему предлагаю варианты замены, а если слышу «нет», значит, и конфеты нет. И он уже знает: как мама сказала, так и будет. Мной бесполезно манипулировать. К тому же в нашей семье такое «нет» случается весьма редко, поэтому хорошо действует.

С.Р. А можно сказать, кто в семье строже: вы или Владислав?ИРИНА ЗАБИЯКА Мы с мужем очень похожи, и мы всегда договариваемся. Владислав – замечательный папа, именно тот папа, который подбрасывает ребенка в воздух, крутит его, дерется с ним. У них какая-то своя возня, свое общение один на один происходит.

С.Р. Не задумывались, кем Матвей станет, когда вырастет?ИРИНА ЗАБИЯКА Сын говорит, что хочет стать или спортсменом, или спасателем. Хочет всех спасать! Спорт – это, конечно, хорошо. Думаем, подрастет – сам выберет подходящий, может, какие-то боевые искусства. Мальчик должен быть подтянутым, спортивным. И, по-моему, талант именно к спорту в Матвее уже проявляется: он обожает двигаться, прыгать, скакать, кувыркаться. И еще он, конечно, очень любит машины. А я даже и не хочу загадывать что-то о его будущем. Знаю только, что сын обязательно должен выбрать его сам.

интересное в сети