Ирина Сашина: Любовь в 3D

Новости – ее профессия! А еще, кроме подготовки передач канала «Рен ТВ» и ведения крупных экономических форумов, журналистка Ирина Сашина успевает воспитывать троих сыновей. И старается делать это, как и все прочее в своей жизни, на отлично.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Почему, закончив параллельно сразу два факультета МГУ, вы решили заняться журналистикой? ИРИНА САШИНА Наверное, это судьба. Я уже заканчивала университет, когда меня пригласили работать на телевидение, и, попав туда, я поняла, что это мой мир, мой наркотик, без которого жить уже не могу. И два моих образования тоже очень пригодились. А третье высшее – журналистское − я получила, потому что считаю, что человек должен быть профессионально подготовлен в любом деле, которым занимается.

С.Р. Вы – отличница в школе, отличница в институте, «мисс МГУ», наконец. Похоже, вы, Ирина – перфекционист?И.С. Это точно! И, с одной стороны, это мне очень помогает в жизни. А с другой − мешает. Мешает в первую очередь потому, что я мало того что себя не могу расслабить и успокоиться до тех пор, пока не сделаю все «на пятерку», но и жду того же от других. И с детьми так же. Мне даже родственники говорят: «Дай детям немножко продохнуть». Нет же! Старший, Александр, у меня вообще уже с трех месяцев развивающие курсы Монтессори посещал. Едва ползать начинал, а уже какие-то кубики двигал, ключики вставлял.

С.Р. Вы уже родились отличницей?И.С. Прихожу к выводу, что такой меня воспитала мама. Мы жили в военном городке в Подмосковье, где даже не было школы, поэтому нас, малышей, с первого класса учиться возили. Иногда газик ломался, и обратно мы шли пешком. А после школы я быстро делала уроки и через лес бежала в соседнюю деревню, чтобы сесть на автобус и поехать в город Раменское, в музыкальную школу. И возвращалась домой уже в ночи.

С.Р. Маме приходилось вас заставлять?И.С. Никогда мама меня не заставляла, но всегда говорила: «Ира, если ты действительно чего-то хочешь – добивайся. Ты сможешь, я в тебя верю». Теперь я потихонечку стараюсь вселить это чувство и в своих детей. Хотя происходит это непросто. Например, со старшим, Сашей, где-то приходится заставлять, где-то уговаривать, а где-то и требовать. Может быть, это неправильно. Иногда я сомневаюсь… Но знаю, что в жизни нужно гореть, нужно хотеть и уметь добиваться. Иначе будешь просто плестись в хвосте. Затопчут другие, более прыткие!

С.Р. И от младших многого требуете?И.С. Младший, Роман, пока еще не ходит в школу, но уже занимается в музыкальной, в школе раннего развития, катается на роликах. Средний, Герман, учится в первом классе, уже третий год профессионально занимается хоккеем в школе ЦСКА и тоже параллельно ходит в музыкальную школу, на гитару. Сам захотел научиться играть, потому что папа у нас играет на гитаре.

С.Р. Ваш муж тоже журналист?

И.С. Нет, он биолог плюс у него второе, экономическое образование. Мы оба учились в МГУ и там, уже после окончания, и познакомились.

С.Р. Он тоже перфекционист в деле воспитания?И.С. Не такой, как я. Как любой мужчина, он очень сдержанный, очень ответственный, целеустремленный, но сосредотачивается на какой-то одной сфере деятельности и отбрасывает все лишнее. А я, как он мне говорит, распыляюсь и хочу, чтобы дети занимались и тем, и тем, и тем. На этой почве у нас возникают разногласия, потому что я считаю, что им стоит давать разные знания именно для того, чтобы потом они вычленили нужное, отделив зерно от плевел. По крайней мере, это им поможет определиться, найти именно то, чем они хотят заниматься, − вот что главное.

С.Р. Трое сыновей – это осознанный выбор?И.С. Мне всегда хотелось иметь много детей. Я сама одна в семье, и мне очень не хватало, да и сейчас не хватает брата или сестры. Поэтому хотела, чтобы у моих детей такие близкие люди были. И каждый раз сознательно подходила к вопросу беременности и родов. Даже мой работодатель смеялся и говорил: «Ну все, два с половиной года прошло, сейчас Сашина уйдет в декрет». И я правда уходила. Даже разница у моих детей равная – 3 года 3 месяца. И я очень рада, что у меня именно трое сыновей. Это такие мои защитники! Как они меня жалеют! Стоит прийти с работы в плохом настроении или уставшей, мальчики сразу это понимают: «Мамочка, что ты хочешь? Мамочка, посиди!» Это так приятно. Любовь троих сыновей – это как любовь в 3D: такая законченная трехмерная модель, которая меня окружает со всех сторон. Все мальчики – личности. У первого одни положительные качества, у второго – другие. Третий, маленький, – это вообще моя маленькая гордость, радость, мамина копия. Человечек, абсолютно открытый миру, очень светлый, добрый. Для него нет большей радости, как подойти ко мне, когда я прихожу с работы, и просто дотронуться и держаться за маму и ходить за мной. Мы уже смеемся: «Заряжаешься?» – «Заряжаюсь!»

С.Р. Ревность среди сыновей была?И.С. Была и есть до сих пор, и никуда от нее не уйти. Проявляется по-разному. Иногда кто-нибудь, например старший, говорит: «Лучше бы их не было!» Поначалу я ругалась, потом стала объяснять, что братья − это самые близкие люди, которые будут в жизни, и ты не можешь так говорить. А иногда, когда младшие видят, что я пришла и занялась уроками со старшим, специально начинают драться, кричать, бегать, чтобы привлечь мое внимание. Пыталась повышать голос, но сразу начинаются слезы, истерика, и я понимаю, что это защитная реакция, потому что каждому хочется, чтобы мама была только с ним одним. Я нашла компромисс и вечером сажусь между двумя комнатами и читаю три разные сказки подряд.

С.Р. На что ориентируетесь в первую очередь в воспитании?И.С. Наверное, в первую очередь, мы воспитываем детей так, как воспитывали нас, и я часто советуюсь и с мамой, и со свекровью. Считаю, что мы никогда не должны отметать опыт прежних поколений, потому что все ситуации так или иначе повторяются в жизни. Конечно, нынешние дети сильно отличаются от нас, но вечные ценности, нормы жизни, которые мы им хотим привить, остались прежними. Что касается книг по воспитанию, я тоже их читаю. Например, мне очень помогают советы из книги Ады Делла Торре «Ошибки родителей».

С.Р. А есть ли что-то в воспитании, что со старшими вам казалось правильным, а с младшими – уже нет?И.С. Да, есть. Например, с младшими я стараюсь больше прислушиваться к их внутреннему состоянию. Я больше стала позволять маленькому и среднему лениться. Если со старшим было только «надо» и никаких «хочу», то не так давно, когда у меня Герман не выспался и спросил, можно ли ему не ходить в школу, я сказала: «Хорошо, не ходи».

С.Р. Как к этому отнесся Александр?И.С. «А я?!» − спросил он. «Ты можешь в этой четверти выбрать один день, когда сможешь прогулять», − ответила я. А еще иногда по выходным я устраиваю день лени. В этот день мальчики могут командовать мной и делать что хотят: идти всем в кино, или весь день валяться на диване, или играть в прятки. В этот день я становлюсь их дочкой, а они – моими родителями.

С.Р. Все-таки в вашей семье вы – главный родитель?И.С. Нет, папа. Последнее слово всегда остается за ним. Папа сказал – и больше это не обсуждается. И это не только повышает его авторитет, но и очень помогает мне, я всегда могу сказать, что уже не в силах ни на что повлиять после его решения. Нас можно назвать строгими родителями, но и любящими. Мальчики у нас купаются в любви! Муж менее сентиментален, чем я, но в чем-то более лоялен, разрешает больше. Например, сам любит компьютерные игры, и, конечно, частенько в выходные все мужчины в доме день напролет играют в них.

С.Р. Кем, какими хотите их видеть в будущем?И.С. Главное, чтобы они стали цельными личностями. В остальном пока даже боюсь загадывать. Не хочется, чтобы определяющим был только материальный фактор, очень надеюсь, что они будут заниматься любимым делом − чтобы глаза горели. Вот старший, например, – типичный технарь, может собрать любой конструктор. Средний настолько обожает хоккей, что самое страшное наказание для него − пропустить тренировку, а занимается он каждый день. Герман у нас такой маленький знайка, он уверен, что уже все знает и умеет, и авторитетов для него почти не существует.

С.Р. У всех мальчиков в именах есть буква «р», которая, как считается, добавляет мужественности обладателю. Вы знаете об этом?И.С. Мы именно поэтому такие имена выбрали. По моему глубокому убеждению, как назовешь ребенка, таким он и будет расти. Но не всегда называем их полными именами. Александр – это Саня, Санька, без жесткости. Герман – Гера, но он действительно настоящий Герман. Имя ему очень подходит, или он уже растет таким под влиянием имени: с сильным и жестким характером, упрямым, но при этом целеустремленным. И в тоже время Гера может быть таким ласковым, что готов последнюю рубашку отдать. Вообще я получаю большое удовольствие каждый раз, когда открываю что-то новое в своих сыновьях. А маленький Роман у нас еще и Ромашка. Солнечный мальчик! И внешне все разные: Саня – брюнет, Гера – русый, а Рома – блондин с голубыми глазами. Как у одних родителей получились такие разные дети – загадка!

С.Р. А вы думаете о том времени, когда у вас появятся три невестки?И.С. Я жду этого. У меня нет дочки, и, думаю, может, хоть одна из них станет для меня ею. Хочу с невестками дружить. Даже завела маленький блокнот, куда записываю себе пометки «Какой я буду свекровью». Среди них, например: «Любить невестку такой, какая она есть» или «Быть другом, но не навязывать себя». И еще я точно знаю, что должна внушить своим детям, чтобы они женились только по любви. Это – самое главное. Потому что с любимым человеком и жить легче, и детей воспитывать. А можно просто посидеть вместе и помолчать. Это большое счастье иметь любимую работу и любимого мужчину. А еще лучше, когда их четверо!!!

Совет от звезды
Многие семьи практикуют донашивание одежды между детьми. Тут главное − правильно преподнести ношеную вещь младшему. Лучше заранее рассказать ее «легенду», чтобы он захотел вещь заполучить. Можно поведать, как старший брат долго о ней мечтал, как покорял в ней горку, как ездил в какое-нибудь замечательное место… «И вот совсем скоро она достанется уже тебе. Ты же тоже будешь ее беречь, раз она такая волшебная?»
интересное в сети