Эмилия Полицеймако: наследница по прямой

Михаил Полицеймако – потомственный актер, сын Семена Фарады и Марины Полицеймако, внук народного артиста СССР Виталия Полицеймако и актрисы Евгении Фиш. Не исключено, что его дочке, обаятельной озорнице Эмилии, предстоит продолжить знаменитую династию. Тем более что и ее мама Лариса тоже актриса.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Эмилия уже проявляет актерские способности?МИХАИЛ ПОЛИЦЕЙМАКО Миля поет, у нее отличный слух, рано начала говорить, уже учит стихи – слышит, повторяет, быстро запоминает; у нее хорошая эмоциональная память.ЛАРИСА МУРАТОВА Она очень любит фотографироваться, встает в позы, что-то придумывает, улыбается, выполняет перед камерой все, что ее просят. А потом хочет посмотреть, что получилось. Ее актерские данные заметил еще дедушка Сеня (Семен Львович Фарада. − С.Р.), сказав совсем крошечной Миле: «Ну все, будешь актрисой!» Думаю, что это предопределенность.

С.Р. А характер у Мили какой?М.П. Пока еще сложно говорить о целостности характера. Я вижу, что она радостная, открытая девочка, похожая на нас, − мы с Ларой люди очень открытые и не защищенные от странностей жизни. Миля нежная, женственная, кокетливая, очень добрая. Хотя немножко хулиганка. Не могу сказать, что очень капризная, но у нее уже есть своя логика поведения. Если что-то ей не нравится, может устроить…

С.Р. Настаивая на своем, ребенок может вас переубедить?Л.М. Манипулирует нами, будь здоров! Мне иногда кажется, что она умнее нас, знает какие-то психологические ходы, действует так, что приходится уступать.

С.Р. Чего добивается?Л.М. К примеру, больших трудов стоит уложить ее спать. Видимо, ее надо отдавать на занятия, чтобы был выход энергии. А пока сижу возле нее и в ответ на: «Мама, ну че?» придумываю сказки. И в играх мы часто идем у нее на поводу. Конечно, я понимаю, что это не совсем правильно, но она такая долгожданная, мы не можем ей совсем отказывать. Хотя иногда наказываем, отказываемся играть дальше: «Все, мама с тобой не дружит». Я ухожу, она возмущается, кричит, плачет, а слез при этом нет.

С.Р. У Мили есть любимые игры?М.П. Она играет в театр. У нас есть куклы, надевающиеся на руки, Лариса и моя мама показывают Миле сказки, она с удовольствием смотрит. Раннее детство должно быть очень радостным и светлым, потом все пойдет труднее и труднее – школа, учеба, взросление. А сейчас надо ребенка окружить добрыми играми и сказками, увлекательными занятиями. И не учить с раннего детства насильно тому, к чему у детей нет интереса. Мне кажется, желание должно идти от ребенка. Вот нравится Миле сейчас рисовать: она берет фломастеры, рисует кружочек − пусть рисует. Еще хуже, когда на детях зарабатывают деньги, отдают их в актерские агентства, в рекламу. Мой сын от первого брака, Никита, уже достаточно взрослый мальчик, работает каждый день, и мне это не очень нравится. Нагрузка огромная.

С.Р. Чем занят Никита?М.П. Учится во втором классе, занимается музыкой, играет в мюзикле «Красавица и чудовище», причем три-четыре спектакля в неделю. Снимается в сериалах, я даже не успеваю их отслеживать. Много работает, устает. По себе знаю, как тяжело сниматься в долгосрочных сериалах. Это дикая работа и для взрослого − каждый день с девяти утра и до девяти вечера, грим, примерки, репетиции, съемки, а у ребенка только формируется организм.

С.Р. Михаил, вы выросли в актерской семье…М.П. Да, и образ жизни родителей передался мне. Гастроли, театр, посиделки, смех. Я рос эмоционально свободным. Когда вокруг постоянный праздник (как казалось мне в детстве), ребенок раскрывается, перестает быть замкнутым.

С.Р. Хотели бы, чтобы дочь стала актрисой?М.П. Если она сама захочет, то конечно. Но помимо актерской профессии, очень зависимой, надо иметь какие-то другие навыки, например знать иностранный язык, уметь что-то делать. В детстве я закончил музыкальную школу, занимался английским, могу свободно общаться. Недавно снялся в роли англичанина в сериале «Записки тайного экспедитора», весь фильм говорю на английском.

С.Р. Что в вас изменилось с появлением дочери?М.П. Стал взрослее, ответственнее. Все-таки осознание отцовства приходит постепенно. Смотрю на молодых ребят – им по двадцать, а уже отцы. Но ведь и сами пацаны еще! Когда родился Никита, мне было двадцать пять, сейчас − тридцать три, и я испытываю уже совсем другие эмоции. Чуть что, начинаю переживать, что-то предпринимать, срочно придумывать…

С.Р. Вы присутствовали при рождении дочки?М.П. Я изначально решил пойти на роды. Во-первых, чтобы поддержать Ларису: когда женщина рожает первый раз, ей страшно. Ну и потом, я волновался, как все пройдет. Лучше видеть, что происходит, чем сидеть, пить водку и переживать.

С.Р. У дочки достаточно редкое имя...М.П. У нас было два варианта. Решили, если родится светленькая девочка, будет Софья, если черненькая – Эмилия. К тому же Миля – это «Ми», первый слог моего имени, и «Ля» − Лариса.

С.Р. Как вы познакомились?М.П. Я работал в Российском Молодежном театре, Лариса приехала к нам устраиваться, окончив театральный институт в Питере. Я ее увидел и подумал: «Хорошо бы, если бы она стала моей женой». Так и случилось.Л.М. Вообще-то я его первая заметила, но не решилась на первый шаг, потому что в тот момент Миша был несвободен. Ждала первых шагов от него. Однажды зимой я увидела у себя на столе огромную корзину клубники. Он так красиво ухаживал, что устоять было невозможно.

С.Р. Что вы цените друг в друге?Л.М. Миша очень профессионален, к каждой своей работе относится крайне трепетно. А в семье важно его умение уступать. Если он видит, что я начинаю заводиться, и понимает, что спорить бесполезно, отступает, предотвращая конфликт. Миша умеет прощать. О его отношении к родителям, к детям, о его порядочности, доброте и мягкости могу говорить долго.М.П. Мы дополняем друг друга, это та совместимость, которая соединяет людей в одно целое. Лучше жены я ни у кого не видел.

интересное в сети