Ранняя социализация: а есть ли польза?

Согласно распространенному обывательскому мнению социализация ‒ это помещение ребенка в коллектив сверстников. Она рассматривается как благое и полезное дело, даже когда речь идет о ребенке до трех лет. Пусть малыши выглядят довольно мило, когда в песочнице бутузят друг друга и дергают за носы, у такой ранней «социализации» тем не менее есть минусы и неприятные побочные эффекты.
Зачем мы торопим события

Благодаря техническому прогрессу и гигантским объемам информации мир ускорился, и кажется, планета теперь крутится гораздо быстрее, чем в прошлых веках. При этом наши защитные механизмы в виде религии, традиций и веры в ясность и упорядоченность социального мира рушатся. Ориентиром в море неопределенности служит лишь индивидуальный успех. Сегодня все нацелены на личное благополучие, эффективность и видимые результаты. Недавно мне на глаза попалась реклама яслей-садика, в которой, кроме хорошего настроения малыша и новых друзей, обещают «достичь максимального результата». Какого, хочется спросить, максимального результата можно достичь в яслях?

Мы неизбежно готовим детей к светлому будущему, адаптируем его, социализируем и проделываем еще кучу сомнительных вещей, а человек в это время лежит в колыбельке и притворяется кабачком. У ответственных, готовых вкладываться родителей возникает иллюзия, что мы непременно должны что-то предпринять, причем поскорее: через полтора года ему придется пойти в садик, а он еще не научился отстаивать свою позицию в споре, цитировать Руссо и декламировать поэтов Серебряного века.

От того, что мы ставим грудничкам оркестровые увертюры и читаем Пушкина, вреда и правда не случится, одна лишь польза, а вот от того, что мы засунули его в ясли и обрадовались ранней социализации, могут возникнуть проблемы.

Привычка к рамкам

Социализацию не стоит понимать как общение исключительно со сверстниками, хотя здесь и вводят в заблуждения бесконечные фотографии неуверенно стоящих на ногах крох на детских площадках с мамиными подписями: «Социализируемся потихоньку». Социализация ‒ это погружение в культуру. Мама, которая поет колыбельную, тоже осуществляет социализацию, и даже телевизор, о который ломается столько копей, служит той же культурной цели. Профессор психологии М. Чиксентмихайи в книге «Поток. Психология оптимального переживания» объясняет: «Социализация, или превращение человека в личность, успешно функционирующую в рамках определенной социальной системы, есть необходимое условие существования любой культуры. Сущность этого процесса заключается в том, чтобы сделать человека зависимым от общественного контроля, заставить его предсказуемо реагировать на вознаграждение и наказание. Социализация осуществляется наиболее эффективно в том случае, если люди настолько идентифицируются с обществом, что не могут даже помыслить о том, чтобы нарушить его законы».

Первой системой со своими законами являются дошкольные учреждения. Социализация там ‒ это не столько умение общаться и отстаивать свое «я», сколько привычка проводить время с конкретной воспитательницей, следовать местным правилам, вести себя за завтраком определенным образом, а на прогулке за линию не заступать. Но мы-то, конечно, знаем, что принуждение не имеет с развитием ничего общего.

Ориентация на ровесников

Маленькие дети обладают мощным инстинктом следования и подражания значимому взрослому. Помещая детей в среду, где взрослого на 15 человек не хватает, мы получаем спорный результат: малыши привязываются друг к другу, копируют игры и манеры товарищей, которые еще сами не одержали победу в борьбе с горшком. В книге «Не упускайте своих детей» канадский психолог-девелопменталист Гордон Ньюфелд пишет, что со времен Второй мировой войны словарный запас среднестатистического североамериканского ребенка уменьшился. Как раз тогда, когда малышей стали массово отдавать в садики, а домохозяйки отправились на работу. Дети не учатся языку друг у друга, максимум, на что мы можем рассчитывать, ‒ что ребенок сможет ловко плеваться на дальность, работать локтями и быстро находить друга Васю, когда всем велят строиться по парам.

Эгоцентризм мешает общению

Общение детей неполноценно не только потому, что у них скудный лексикон. Другая причина состоит в том, что малыши лет до четырех-пяти не могут поставить себя на место другого, у них не сформировалась «модель психического». Этим термином (Theory of Mind) называют способность приписывать независимые психические состояния себе и другим. У детей эгоцентрическое понимание: все, что чувствую я, чувствует и другой, то, что я вижу, видит другой. Пока не сформировалась модель психического, сложно отрефлексировать свои переживания, предсказать и объяснить поведение других людей, которые совершенно непостижимо тянут на себя твой любимый экскаватор. Профессор психологии Е. Сергиенко пишет: «Большинство авторов признают началом становления модели психического возраст 4 года, когда дети способны понять задачи на неверные мнения». Вот пример такой задачи: «У Салли есть корзинка, а у Энн – коробочка. Салли положила в корзинку шарик (конфетку и т. п.) и вышла. Энн переложила шарик в коробку. Ребенка спрашивают: «Когда вернется Салли, где она будет искать шарик?» Дети до 4 лет отвечают, что в коробке, после 4 лет, а чаще в 5 лет, – в корзинке».

В общем, погружение ребенка до 4 лет в бушующую детскую среду с благой целью ‒ понимать других, учитывать их чувства и ставить себя в коллективе ‒ бесполезная затея.

Сложности с эмоциональной регуляцией

Для чего нужна мама малышу, который довольно смутно выражает свои мысли и пока не решил, стоит ли устраивать бурную истерику или можно просто поныть? Близкий и внимательный взрослый помогает раскрыться, обозначить эмоцию, догадаться, какая муха укусила малыша, и утешить его, защитить в объятиях от всего мирового зла. В детском коллективе утешать детей принято не тогда, когда это им действительно необходимо, а когда у нянечки внезапно образовалась третья свободная рука.

В нашем обществе вообще принято недооценивать чувства, это касается и взрослых, а детей особенно. Подумаешь, поревет и перестанет. Здоровое детство подразумевает присутствие рядом такого родителя, который бы принимал весь комплект твоих переживаний: и грусть, и отчаяние, и фрустрацию, и радость. В противном случае малыш учится подавлять чувства, чаще ‒ непозволительные: не реветь, не ныть, не возмущаться и быть паинькой. Выходит досадная штука: мы как раз отдаем ребенка пораньше социализироваться, учиться понимать других и себя, а получаем иной эффект. Поскольку в детской компании вместо обозначения эмоций, принятия и понимания происходит драка за мячик, ребенку ничего не остается, как замыкаться в себе, замораживаться в маленьком эгоцентричном мире.

Оказывается, чтобы вырастить ребенка социально успешным, не так уж много нужно. Во всяком случае ясли с трех месяцев, которые гарантируют «максимальный результат», вам не пригодятся.

  1. Радоваться общению со своим ребенком (оно ведь как-то само получается, правда?). В умных книгах этот процесс, когда вы улыбаетесь малышу и читаете «Идет бычок, качается», называется «развитием способности к комплексным социальным взаимодействиям». Сегодня многие проводят время с ребенком, но при этом в телефоне. Чем меньше окажется телефона и чем больше живого разговора глаза в глаза, гримасничанья, боданья или даже беседы по душам («Знаешь, Маруся, какое лицо у моего начальника ‒ О-о!»), тем более высокий балл вы себе сможете поставить за его «социализацию».
  2. Проявлять внимание к эмоциям ребенка, проговаривать их, быть жилеткой и утешителем. Это хороший способ скомпенсировать то время, которое малыш проводит в саду или перед телевизором, испытывая неясные неназванные порывы и душевные движения. Так вы настраиваете базовую регуляцию чувственной сферы. Без умения с ней управляться ни в какое высшее общество не возьмут.
  3. Формировать «деревню привязанностей», то есть создать заинтересованную компанию бабушек, дедушек, друзей семьи разных возрастов, которых бы ребенок узнавал, мог с ними играть и дружить. В нашем детстве были дворовые компании: вышел из подъезда ‒ а там уже ждут товарищи по «казакам-разбойникам», за гаражом ‒ отличная футбольная сборная, в песочнице ‒ молодежная команда, на скамейке ‒ дружественные бабули с семечками. Сегодня мы с соседями по подъезду здороваемся редко, внутрисемейные связи ослабли, и если взрослые могут окунуться в интернет и пообщаться там с единомышленниками, то ребенок и этой радости лишен. Разновозрастная компания отличается от садовской группы более сложными иерархичными отношениями, в ней есть к кому тянуться и кого опекать. В общем, имеет смысл поискать такую среду для игр.   

Оставляя ребенка в детской компании, нужно быть уверенным, что рядом есть внимательный взрослый, который заметит и наиболее безболезненно разрулит конфликт. Убедитесь, что к этому взрослому сам ребенок может без раздумий обратиться, если вдруг станет тоскливо, тревожно или понадобится помощь в революционной борьбе.

интересное в сети