Рита Митрофанова и Полина: Девчата

Любовь к музыке привела ее прямо со студенческой семьи, где она училась на юриста, сначала на музыкальное радио, которому было отдано достаточное количество лет, затем – на телевидение, в популярнейшую юмористическую передачу. А в перерывах между работой Рита Митрофанова успевает выйти замуж, родить дочь Полину и… прийти к нам в гости.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Ваша семья – кто входит в этот круг?РИТА МИТРОФАНОВА Я, Пупа, она же Полина, и папа Петя – дочь так моего мужа, своего папу называет. А я его называю Дядя Петя, как Дядя Федор из мультика. Вот это моя основная семья. Хотя у нас есть еще бабушки, очень активно участвующие в нашей жизни. Обе бабушки очень хорошие и очень разные. Одна молодая, красивая, высокая, а вторая чуть постарше, маленького роста и такая пухленькая. И столько любви, сколько способны они дать внукам, по-моему, даже родители дать не могут.

С.Р. Об истории создания семьи немного расскажете?Р.М. Познакомились на дне рождения Светы Бондарчук, известной дамы из высшего общества. И с тех пор не расставались. А через год появился наш первенец…

С.Р. Ну а все-таки можете сказать, кто у вас в семье главный воспитатель? Р.М. Я больше этим занимаюсь, конечно. Это наша классическая русская народная трагедия, я думаю, когда детьми занимается женщина. По крайней мере в первые годы жизни ребенка это абсолютно женская доля. И вообще я почему-то все больше склоняюсь к мысли, что дети нужны исключительно женщине. А мужчинам… Ну есть ребенок и есть. Нет – и нет. Есть, конечно, мужчины-алмазы, которые хотят, ждут, возятся с детьми, гуляют на площадках. Но в нашей стране не стоит искать алмазов. Вот в Литве в какой-нибудь можно, там папу вместо мамы даже отправляют в декретный отпуск.

С.Р. И у нас сейчас тоже так можно.Р.М. Да, но вы когда-нибудь слышали, чтобы какой-то наш папа это реально сделал? А там делают. В Европе папы больше занимаются с детьми.

С.Р. Думаете, почему?Р.М. Может быть, потому, что мы не Европа, а Азия в данном вопросе. И далеко позади Европы, поскольку мужчины наши по-прежнему такие брутально независимые и мало афиширующие свои чувства. Вот как суровые челябинские мужики. По-моему, это подходящая характеристика всех наших мужчин. Помните: «Когда они моют лицо с мылом, глаза не закрывают»?

С.Р. Кто же вам помогает с Полиной?Р.М. На первых порах нам очень помогли три няни. По очереди. Одна продержалась три месяца, вторая – полгода, третья – два. Я почти не кормила грудью и вышла на работу уже через три месяца после родов, а они давали мне спать по ночам и уезжать-приезжать, поскольку вставали по часам к дочери и кормили ее. Это существенно облегчило нам жизнь, тем более что в 37 лет мне было все это дико тяжело. И просыпаться рано, и все остальное. Физически тяжело. Ну и прогулки особенно. Гулять с ребенком, когда он еще в коляске, на мой взгляд, это такая отдельная, жуткая обязанность. Ну, может, правда, это я такая неусидчивая, несосредоточенная… Но сидеть на улице просто так несколько часов! А когда ребенку уже год, он везде лезет, падает и нужен глаз да глаз – это вообще трудно выдержать! Вот только сейчас, когда Полине исполнилось 4 года, мне стало нравиться быть с ней все время, даже на улице. Да и прогулки у нас теперь более динамичные, она уже интересуется самокатами, велосипедами – движение какое-то появилось. Гуляем уже не просто, чтобы тупо воздухом дышать, который в Москве, к слову сказать, ужасно грязный… Возвращаясь к моим помощникам, хочу сказать, конечно, о бабушке. У нас дача недалеко, во Внукове, и там Полина живет почти постоянно. Надеюсь, благодаря жизни за городом у дочери легкие чуть лучше, чем были бы, живи она в Москве. Пускай даже она маму реже видит, но вплоть до школы будет жить на природе. Неделю она живет с бабушкой и дедушкой, а на выходные я ее забираю. Единственно на занятия для подготовки к школе два раза в неделю приезжает. А спорт и садик у нас не пошел.

С.Р. Почему садик не пошел?Р.М. Он у нас был очень хороший, «пролетарский», самый обыкновенный, с нормальными детьми, неизбалованными, которые не интересовались, как в частных садах, какая у кого машина и т. д. Я вижу их мам, которые очень громко разговаривают в магазинах и выбирают своим детям только брендовую одежду. Я не против брендов, но все это так показушно, и их дети это видят и портятся, конечно. Так вот, у Полины сад был обычный, с ребятками такими хорошими, общительными, родителями вменяемыми, в нормальной одежде… Но потом Полина начала болеть все время, а потом заболел муж, и довольно серьезно. И нам сказали, что Полине лучше не ходить в сад, поскольку она может оттуда принести болезни и заразить Петю. И мы перестали.

С.Р. Согласны с тем, что появление ребенка делает женщину взрослее?Р.М. Более ответственной – да. Я стараюсь отдалить свой момент взрослости, чтобы меня не озадачивали такие, например, проблемы, как оплата счетов в Сбербанке, ЖКХ, прочие бытовые вещи. Это все элементы взрослой жизни, и, пока ты можешь сбагрить их на кого-то другого, молодость у тебя еще продолжается. Но с рождением Полины отношение к собственной жизни чуть-чуть изменилось. Когда знаешь, что от тебя зависит жизнь твоего ребенка, то, конечно, начинаешь к себе более аккуратно относиться. И то, что я называю жизненным рок-н-роллом, начинает слегка притухать. Да и чисто бытовые вещи образ жизни меняют. Ты уже не можешь остаться допоздна в гостях, потому что рано утром надо вставать заниматься с ребенком и просто силы нужно экономить. Безусловно, наступает момент некого жизненного ограничения. Но, когда у родителей есть не только няни, но и водители, кухарки, уборщица, такие люди, наверное, вообще не меняются, живут своей прежней жизнью. Быт заставляет больше меняться, чем сам факт появления ребенка.

Совет от звезды
«Тысячу раз убеждалась, как верна поговорка: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи». Нельзя экономить на ребенке. Вот, например, краски. Когда Полине исполнилось 3 года и она стала рисовать осознанно, купила ей самую лучшую акварель, санкт-петербургскую. Да, дорогую, но зато она очень качественная – ею просто приятно рисовать, и, кроме того, отстирывается она без проблем».

С.Р. У вас свободный стиль воспитания, без особых рамок? Р.М. Очень свободный. И у нас все происходит достаточно органично: если я что-то говорю, чему-то учу, то я так действительно думаю. Но однажды был смешной случай. Как-то Полина допоздна не спала, было уже около 12. Не спит и не спит. Я вдруг к ней поворачиваюсь и говорю не своим голосом, изменила прямо его тональность, сделала ниже: «Если ты сейчас же не успокоишься, я не знаю, что с тобой сделаю!» То есть это я свою маму процитировала. И Полина не узнала мой голос, но отвернулась тихонько и заснула через 2 минуты.

С.Р. На кого Полина похожа?Р.М. На папу. А знаете, почему все дети сперва похожи на пап? Не помню, то ли я где-то прочитала об этом, то ли мне кто-то рассказал. Чтобы папы это увидели и не отказались от них: «Ну точно мой! Ладно, побуду с ними года три. Пока на ноги не встанет».

С.Р. Наверняка мудрая природа так и сделала.Р.М. Думаю, да. Ну а темперамент у Полины мой. Единственно – она более упрямая, не такая конформистка, как я. И в детстве я была немного иная, более «девочка», более кроткая, мягкая.

С.Р. Рита, вы не из тех женщин, которые дом предпочли бы работе, если бы была такая возможность?Р.М. У меня есть три подруги, которые сидят дома. Нет, я бы так не хотела. Тем более это значит, что ты сразу попадаешь в зависимость. И потом, материнство – это работа 24 часа. Уважаемая, но адская работа. Я бы не смогла, сто процентов! Хочется еще чем-то заниматься и вообще веселиться, тусоваться, видеть других людей. Хотя есть сейчас такие мамы, которые и работают, и ребенка везде с собой таскают, и на увеселения в том числе. Я-то просто боюсь, чтобы Полина не подхватила какую гадость.

С.Р. А кем хотите видеть Полину в будущем?Р.М. Хорошим человеком – это обязательно. А чем заниматься... Больше всего в мире я люблю людей двух профессий. На первом месте врачи, на втором музыканты: рок-музыканты, гитаристы.

С.Р. Ну, с врачами понятно, а что такого особенного в рок-музыкантах?Р.М. Я очень люблю музыку и считаю, что музыканты – это верх красоты, мужского эротического притяжения. Когда человек играет на гитаре, да еще так виртуозно, да еще и музыка хорошая!.. Они для меня идеальные мужчины. Впрочем, любые профессионалы в любой области – молодцы. Но перед врачами я просто преклоняюсь. Я их люблю, я люблю лечиться, люблю с ними дружить. Если у меня есть деньги, лишний раз им подарки подарю. Так что Полину я хочу видеть врачом. Мои-то родители всегда знали, что я буду юристом, как только я родилась. Папа им и был, мама была филологом. Я всегда знала об университете, и, когда попросилась хотя бы на истфак, мне сказали: «Нет». Но юриста из меня не вышло, слава богу. Я стала радиоведущей. Диплом юриста получила и на следующий день в эфир пошла. Судьба.

С.Р. родители могут влиять на характер ребенка?Р.М. Даже не знаю. Многое зависит от внутренней самооценки человека, многое – непосредственно от характера. Я очень слабохарактерный человек, я – конформист, оппортунист. Вот как бабушка, о которой недавно Марина Голуб рассказала. Та говорит: «Ну что за дрянь по телевизору показывают?» Голуб отвечает: «Ну почему же дрянь?» – «Вот и я говорю: ничего», – откликается бабушка. Но что касается Полины, то она, конечно, упрямее меня. И еще я не видела, чтобы она плакала. Буквально за все время раза три всего. Только когда очень сильно больно, и то она зажимается и терпит. Но чтобы истерики с криком – никогда.

С.Р. Вашу семью можно назвать счастливой?Р.М. Пожалуй, да. Но счастье ведь - момент, ощущение преходящее. Пять минут оно есть, восемь минут – его нет. Потом бац! – опять появилось. Но если считать по минутам, которые у нас преобладают, счастливых, наверное, больше.

интересное в сети