Василий Киреев: «Огромными стараниями мы построили очень крепкую семью»

Хотя все в этой семье еще очень молоды, Василия и Марину нельзя назвать неопытными мужем и женой. Как и неопытными родителями тоже, хотя их дочке Василисе всего 4 года. У семьи солиста группы «Премьер-министр» уже есть своя история, свои секреты и советы. И делятся они ими весьма охотно!

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Василиса – это, конечно, в честь папы?

МАРИНА КИРЕЕВА Да, конечно! Причем Василий хотел именно девочку. А я – мальчика. Всю жизнь мечтала иметь старшего брата, поэтому думала, что, может, получится обеспечить им хотя бы будущую дочь. И расстроилась, когда на 8-м месяце на УЗИ вдруг сказали, что будет девочка, до этого говорили, что мальчик. Я немножко погрустила… А Вася был рад! Сейчас, конечно, мне уже все равно, кто у меня, тем более что нам хотелось бы еще двух малышей.

ВАСИЛИЙ КИРЕЕВ Я тоже хотел мальчика до тех пор, пока Марина не забеременела. Как только это случилось, тут же захотел девочку. А получилось так. Разговаривал я с одним доктором, самым главным во всей Мордовии и еще к тому же очень мудрым человеком. И он мне сказал, что мальчик – это очень хорошо. Классно! Но девочка – это другое качество жизни. Мне эта фраза запала в голову – и все. Я захотел этого другого качества.

С.Р. И что это за качество?

В.К. Даже не могу словами передать. Этот доктор как будто мне какую-то энергию передал еще во время разговора. Потом, когда Василиса в нашей семье появилась, это чувство только укрепилось.

С.Р. А с чего ваша семья начиналась, как вы познакомились?

М.К. Когда в Гнесинку поступали. Но только Вася потом ушел в «Премьер-министр», а я ее закончила на факультете джазового вокала.

С.Р. Марина, вы тоже поете?

М.К. Я педагог по вокалу, преподаю, в основном, у взрослых. А еще пою в группе «Краски», пишу песни, занимаюсь административной работой, туристическим бизнесом… И у меня есть сольный проект «Маки». С проектом мне помогает Василий, здесь у нас творческий тандем.

С.Р. Как же вы все успеваете?

М.К. У меня один ответ: спасибо моему мужу. Если бы не его помощь, его время и поддержка, у меня бы ничего не получилось.

С.Р. И Василиса тоже поет?

В.К. Слух есть, но пока она плохо следит за чистотой нот. У нее неплохие ритмические способности, очень хорошо соображает на ходу и даже сочиняет неплохие тексты, с логикой. С детской, но с логикой. Едет, например, на велосипеде и поет песню собственного сочинения.

С.Р. А дома, все втроем, поете?

В.К. Бывает, когда за столом вся семья собирается, бабушка с дедушкой приезжают. У меня с маминой стороны у всех очень громкий голос. Луженые глотки! А голоса у всех чистые. Когда поем все вместе, на четыре голоса легко раскладываемся. Но вообще пение в нашей семье воспринимается больше как работа, нежели развлечение.

С.Р. Василий, а что интересного сейчас происходит на вашей работе – в группе?

В.К. Записали новую песню, по-моему, очень интересную, называется она «Мне не больно». На мой взгляд, это песня, претендующая на хит. Знаете, буквально до мурашек пробирает.

С.Р. Помните момент, когда решили стать певцом?

В.К. Дайте-ка вспомнить… Я с детства пел, мне всегда это нравилось, и, когда меня спрашивали, кем ты хочешь стать, я отвечал: а что, разве не видно? Я всегда знал, что буду артистом, буду петь на сцене. И никогда я не считал, что шоу-бизнес – это нечто такое, что находится на другой планете. Даже когда еще жил в Саратове, мне казалось, что все это очень близко. Был уверен: стоит приехать в Москву, сразу стану звездой. В общем-то так и получилось: приехал в столицу и уже через две недели попал в группу. Видимо, я просто очень хотел этого. Пришел к педагогу в Гнесинку, сказал, что вот, мол, я Вася, хочу петь, хочу быть звездой, поэтому давайте мне бесплатное место. Педагог, мягко говоря, удивилась, однако посоветовала, к кому обратиться за помощью. Тот человек меня переслал к другому, другой – к третьему. Так, собственно, я и оказался в группе «Премьер-министр».

С.Р. Василиса такая же уверенная и настойчивая? Похожа на папу?

М.К. Она полная копия папы. Только девочка.

В.К. Она очень характерный, очень волевой ребенок. По знаку зодиака – овен, по году – тигр. Если у нее есть свое мнение, то его почти невозможно изменить, делает все, даже в ущерб себе, лишь бы не уступить. Она, как настоящий баран, идет рогами вперед и ничего не видит. Не видит даже граблей, на которые вот-вот наступит. А я не даю наступать на эти грабли. Кстати, я тоже овен. Так что, когда мы сталкиваемся, спорим, просто искры летят! Уж не знаю, что будет дальше… Наверное, война умов, война характеров! Но, в силу того что я мужчина, папа, я должен уступить. Мне это нелегко, и в этот-то момент я могу прийти в ярость. Но ненадолго. Я ее очень сильно люблю.

С.Р. Марина, Василий хороший папа?

М.К. Отличный папа! Иногда смотрю на него и думаю: а бывают ли еще в природе такие папы? Возиться с Василисой столько, сколько он, у меня терпения не хватает. Он, например, уже научил ее всем буквам, их правильному произношению. Вместо логопеда поработал.

С.Р. И на родах, наверное, присутствовал?

М.К. Присутствовал. Это было его желание, хотя я была против. Меня все настращали: ты что, разве можно? Мужчину на роды? Потом у вас с ним все будет плохо! Конечно, все это меня так напугало, что, когда Вася изъявил желание, я попробовала его отговорить. А для него это было само собой разумеющимся, то есть по-другому и быть не могло. Тогда я нашла видео родов и показала ему. Сама сидела, закрыв глаза, вдруг слышу рядом чуть ли не всхлипывания. Поворачиваюсь к нему: «Ты что?» «Это так мило», – отвечает муж. Ну, договорились мы с ним на присутствие только во время схваток. Чтобы за руку держал и все такое… Как в кино показывают. Но в самый ответственный момент, чтобы его не было. В итоге, когда я запрыгнула на родовое кресло и увидела, что Вася, в чепчике и халате все стоит рядом, выгонять его уже не стала.

С.Р. Вам это помогло?

М.К. Очень! И моральная поддержка, и в каких-то деталях – воды попить, с кровати спуститься, теплые носки одеть – он очень мне помог. И сейчас я даже не представляю, что бывает иначе.

С.Р. Василий, а отчего вы так упорно хотели присутствовать на родах?

В.К. Во-первых, чтобы поддержать супругу, во-вторых – просто детское любопытство.

С.Р. Не разочаровались? Вам не было страшно?

В.К. Ни в коем случае! Многие мужчины боятся, что это выглядит некрасиво, бывали случаи, когда люди разводились. А на мой взгляд, это прекрасно. Это естественно, это замечательно! Это такое же значимое событие для папы, как и для мамы. Я первым увидел Василису. Ее вынули, положили… Говорят, у детей сразу после рождения несфокусированный взгляд – у Василисы не было ничего подобного. Уставилась на меня: глаза в глаза. Не знаю, может, это случайный фокус так совпал. Признаться, я испугался, аж до слез. Настолько мудрый взгляд!.. А кто-то говорил, что дети все мудрые при рождении, а потом все забывают…

С.Р. Что еще считаете значимым событием своей жизни?

В.К. Надеюсь, еще не все самое значимое произошло! Смотрю вперед и вижу, что уже не за горами 30 лет, потом 40, 50… И вот я уже в возрасте своих родителей. Как-то слишком быстро время идет. Что уже сделано из фундаментального? Мы построили семью. Очень крепкую семью.

С.Р. Как вам это удалось?

В.К. Огромными стараниями. Это адский труд. Все давалось нелегко. И многие на этом пути сдаются. Сдаются на уровне бытовом, на уровне послеродовой депрессии. Много есть моментов, когда люди не могут справиться сами с собой. Те же самые холостяцкие желания, которые выбивают из колеи и не дают построить что-то общее… Но мне родители привили понимание, что семья должна быть целой.

С.Р. Ваши родители живут в одном браке?

В.К. Да. И у Марины тоже. Но, повторюсь, бывали времена, когда вообще хотел жить один, никаких детей не хотел.

С.Р. Как боролись с собой?

В.К. Ломал себя силой воли. И никак иначе. Я озвучивал Марине желания, которые у меня появлялись, она мне – свои, мы о них разговаривали, из-за них ссорились. Но мы их перешагивали, иногда исполняли их по обоюдному согласию, мы сквозь них ломились. Понимали, что все это по сравнению с семьей детский лепет.

С.Р. Но есть же желания, о которых партнеру, бывает, слушать неприятно…

В.К. Конечно. Но... Можно сказать, мы все запретные плоды перепробовали. Напробовались, откинули все лишнее. И, не пройдя через это, на мой взгляд, невозможно построить очень крепкую семью, потому что до конца дней ты будешь жалеть, что ты чего-то не попробовал.

С.Р. И с этим опытом легче поддерживать фундамент семьи?

В.К. Безусловно, потому что раньше очень много сил и эмоций уходило на разрешение несуществующих проблем, каких-то мелочей. Сейчас, например, у нас вообще исчезла бытовуха. Мы поняли, кому что нужно, и научились уступать друг другу.

С.Р. Такое же взаимопонимание было и в трудное время после родов?

М.К. Оно и не было таким трудным. Только первые три месяца. И только оттого, что жизнь поменялась в корне и к этому вообще невозможно подготовиться. Но Василиса была такой спокойной девочкой, что я думала, умеет ли она плакать вообще. Она ела и спала. К нам приходили гости, у нас устраивались застолья, мы с ней ездили на шашлыки… А Василиса просыпалась, ела и вновь засыпала.

С.Р. Кто вам помогает с Василисой?

М.К. Мы оба из разных городов, Вася из Саратова, я – из Саранска, бабушки с нами не живут, но приезжают, помогают.

В.К. Я считаю, что в воспитании ребенка, кроме папы и мамы, желательно присутствие и бабушки с дедушкой. Тогда ребенок понимает вообще все, потому что мама с папой еще не все знают, не все могут объяснить. Они еще на середине этапа взросления, а бабушка и дедушка мудрее. Мы так и живем. Хотя дедушки и бабушки наши в других городах, они принимают очень активное участие в жизни семьи. Мы постоянно по скайпу общаемся, все лето Василиса проводит с бабушкой, прабабушкой, дедушкой в деревне в Мордовии.

С.Р. А няня?

М.К. Нет, это нам не подходит. Знаете, порой родная мама с Василисой не справляется, и я не понимаю, как это получится у чужого человека. Не думаю, что даже у суперпрофессионала может быть такое ангельское терпение.

С.Р. То есть сначала Василиса была тихой-тихой?..

М.К. …А в возрасте лет двух ребенка подменили. Подменили настолько, что мы стали смотреть все передачи о детях, советоваться с психологами. Нам объяснили, что это кризис трех лет. Правда, у нас он случился в два года. Мы вечерами садились друг перед другом и спрашивали: что делать? Было сложно. Но когда ей исполнилось четыре года, стало понятно, что с Василисой можно найти общий язык и договориться.

В.К. А, если возникают сложные вопросы, мы лезем в интернет. Или советуемся с другими семьями. И нам это помогает. Для меня самое сложное, когда ребенок истерит и непонятно, в чем причина и как его успокоить. Опять же – гугл в помощь.

С.Р. Василиса ходит в детский сад?

М.К. Нет. Она ходит в «Домисольку», детский музыкальный театр. Причем сама изъявляет желания, куда она хочет. Захотела учить английский, китайский языки, захотела лепить, и рисовать, и танцевать. Это все у нас в планах, вместо садика. С осени и начнем.

С.Р. Вас можно назвать строгими родителями?

В.К. Очень строгими. Причем обоих. Василиса ощущает всю нашу любовь, но, если она не слушается, делает что-то специально, можете не сомневаться, она за это – в эмоциональном плане –точно получит.

С.Р. Что значит – в эмоциональном плане?

В.К. Это значит серьезный разговор, серьезные объяснения. Как со взрослым человеком.

С.Р. В угол не ставите?

В.К. Бывали моменты, когда приходилось прибегать к легкому насилию типа шлепков. Но… Это же от собственного бессилия, когда ты не можешь справиться со своими эмоциями. А потом сам же жалеешь, просишь прощения. Так что правильнее всего – это серьезный, строгий разговор.

С.Р. Кем бы хотели видеть дочь в будущем?

В.К. Счастливой. Чтобы она занималась тем, чем захочет. И чем-то полезным, разумеется. Не хотелось бы, чтобы она занималась чем-то опасным.

С.Р. А что, существует такая вероятность?

В.К. С тех пор, как она научилась ходить, она начала прыгать. Она не ходила, а прыгала, и мы думали, что, наверное, на батут ее нужно отдать. А батут – это спорт опасный. А если он ей очень понравится, она может стать олимпийской чемпионкой, а может, не дай бог, травмироваться. Вот это меня беспокоит. Я не против спорта, пускай идет, но – в безопасный.

С.Р. Василий, по-моему, вы очень трепетный папа. А не будете ревновать Василису, когда придет молодой человек и уведет ее из-под вашего крыла?

В.К. Наоборот, я буду рад! Я ей рассказываю, что у нее будет своя семья, свой мужчина и тому подобное. Она-то, как многие девочки, хотела, чтобы ее мужем был я. Пришлось разубеждать. Так что, когда я думаю о ее будущем, представляю, что ее кто-то будет любить, меня это только радует.

С.Р. Вы сказали, что хотите видеть ее счастливой. А, считаете, родители вообще могут как-то поспособствовать счастью детей?

В.К. По-моему, такому ребенку, как Василиса, надо просто не мешать. У нее очень много своих здоровых идей, которые просто нужно направлять. И подчеркивать ее хорошие качества. Как со мной поступали родители, которые всю жизнь просто ограждали меня от опасностей, но не мешали делать собственный выбор.

Совет от звезды
Мы стараемся не говорить Василисе слова «нельзя» или «нет», если она что-то делает не так. Сначала стараемся расположить ее к себе любовью: пожалеть, успокоить, сказать, как мы ее любим. И уже после этого терпеливо объясняем, что она сделала опасного или нехорошего. Это непросто, но результат вас приятно удивит!
интересное в сети