Даня Милохин впервые пообщался с родителями, которые в 3 года отдали его в детдом
Фото
@danya_milokhin

19-летний кумир подростков и, по версии Forbes, один из самых высокооплачиваемых тикток-блогеров Даня Милохин — яркий пример человека, который сделал себя сам. При живых родителях Даня и его старший брат Илья росли в детдоме в Оренбурге: когда мальчику было 3 года, его мать развелась с пьющим отцом и сдала сыновей на попечение государства.

В детдоме мальчики прожили 10 лет. Когда Дане исполнилось 13, их усыновили — и именно приемных родителей Милохин считает настоящей семьей.

Конечно, когда на парней (а Илья тоже популярный тиктокер) обрушилась слава, их настоящих родителей быстро вычислили. В начале этого года Илья впервые за 17 лет встретился с биологической мамой. Даня же отказался наотрез. И продолжает отказываться до сих пор.

В очередной раз его пыталась уговорить Ксения Собчак в программе «ДокТок» в эфире «Первого канала». Родители Дани приехали на съемки и были готовы в любой момент выйти в студию.

Но юный блогер был непреклонен. Он их ни в чем не винит и даже благодарен за то, что его сдали в детдом, где он стал самостоятельным и закалил характер. Он не чувствует к ним ни агрессии, ни злости. Но встречаться с чужими для него людьми он не будет.

«Не понимаю, почему так пытаетесь меня заставить что-то чувствовать. Я ничего не чувствую. Я не знаю ее, не знаю отца, — искренне возмутился Даня. — Мы с ней не общались никогда. Это как прохожая женщина подойдет, покажет документы. Мне не о чем говорить. Я не знаю, почему она встретилась с моим братом. Она пришла на шоу. Если бы она действительно хотела увидеться, она бы сделала это в другом месте».

Даня Милохин впервые пообщался с родителями, которые в 3 года отдали его в детдом
Биологическая мать Дани Милохина
Фото
Кадр из шоу «ДокТок», 1 канал

Единственное, на что после долгих уговоров согласился Милохин, так это пообщаться с биологическими мамой и папой по видеосвязи. Находясь друг от друга на расстоянии нескольких метров, они разговаривали только через экран.

«Очень круто, если вы и я, как будто забудете все, о чем говорят в Интернете, — попросил Даня. — Хочется, чтобы представили, что мы обычная семья, мне 19 лет. Я не уделю вам много времени, вы меня отпустили делать то, что хочу».

Кстати, благодаря общению, Даня узнал о себе несколько новых моментов. Во-первых, отметина, которую он всегда считал шрамом, оказалась родимым пятном. Во-вторых, от отца ему генетически досталось плохое зрение и проблемы с зубами.

Единственную позитивную эмоцию Милохин проявил, когда речь зашла о других детях мамы — 14-летнем Степане и 8-летней Лизе. Вот с ними он бы хотел встретиться, но они на съемки не приехали.

«Вообще это классно, что они у меня есть. Это так непривычно, что у меня брат, сестра, какие-то родственники. Так круто! У меня есть сестра! Давайте мы погуляем с ними. Не сейчас, конечно. У меня теперь два брата и одна сестра», — радовался Даня.