Депрессивные гены и цифровой аутизм: доктор Курпатов — о воспитании детей

Что известный доктор говорит о семье, детях и современных методах воспитания

Фото
Getty Images/Brand X/Brand X Pictures

С того времени, когда Андрей Курпатов занимался психотерапевтической практикой с экранов телевизоров в своих программах «Нет проблем с доктором Курпатовым!», «Все решим с доктором Курпатовым!» и «Доктор Курпатов», прошло почти 15 лет. Сейчас он не только авторитетный врач, телевизионный продюсер, научный руководитель лаборатории нейронаук и поведения человека Сбербанка,  но и один из популярных писателей — его книги изданы тиражом более 5 миллионов экземпляров и переведены на 8 языков. Мы собрали актуальные и порой провокационные высказывания Андрея Курпатова*

Андрей Курпатов

Андрей Курпатов

Психолог, писатель, научный руководитель лаборатории нейронаук и поведения человека Сбербанка

О воспитании

«Главные страхи ребенка формируются с нашей помощью. Скажешь, что если он будет плохо себя вести, то ты его дяденьке милиционеру отдашь, и он, понятно, перепугается и утихомирится. Но родители для ребенка — это люди, которые самим фактом своего существования гарантируют его защищенность. И вот эти родители начинают ребенка пугать. И проблема в том, что он будет думать, что не может рассчитывать и полагаться на своих родителей. Поскольку же пока они — его мир, то, значит, он и на мир полагаться не имеет никакой возможности. А это уже попахивает самой настоящей катастрофой».

«Если вы говорите ребенку: «Давай будем молодцами, сделаем вот это и вот это, а потом, с чувством исполненного долга, пойдем и купим тебе мороженое», вы создаете в его голове цель, и он движется в сторону позитива. Только надо обязательно договориться, чтобы ребенок чувствовал, что это ваше совместное решение.

«С позиции взрослого — какие могут быть проблемы у ребенка? Расти, учись, слушайся родителей — и нет проблем! Таков вид с нашей колокольни. А как оно с той — детской, мы уже и не помним. Так что, не нужно удивляться, что наши затруднения, о которых мы рассказываем своему ребенку, ему непонятны и кажутся пустяковыми. А вот его собственные, сколь бы смешными они не казались нам, действительно, не дают нашему малышу покоя. В результате получается, что мы хотим, чтобы ребенок вошел в наше положение — мол, мама устала, папа занят, давай как-нибудь в другой раз. А ребенок ждет нас чего-то, чего пока и сам объяснить не может.»

«Когда у ребенка плохое настроение, погладьте его, поддержите, скажите, что совершенно не из-за чего расстраиваться. Когда ребенок что-то делает не так,  ему плохо, и вы можете помочь. Но для этого вам нужно увеличить с ним контакт, а не формировать границу в виде страха ребенка и вашего негодования и раздражения.»

Фото
Getty Images/DigitalVision

О школе

«Мы учимся у наших сверстников, если они нам кажутся более „крутыми“ и „успешными“. Важно и то, как сложатся отношения ребенка с преподавателем в школе. Если учитель ребенку нравится, то он будет успевать по соответствующему предмету, желая получить похвалу и внимание со стороны „любимого учителя“. Впрочем, иногда достаточно и просто страха перед преподавателем».

«Нас обманывает иллюзия свободы выбора, нам кажется, что возможностей у нас вагон: хочешь то делай, хочешь — это. Кажется, что перед нами все дороги открыты, и глаза разбегаются, ведь столько всего можно делать. Но это полная ерунда. Вы на пересадочной станции в метро, на инвалидной коляске, в час-пик. Вы не можете выбрать любую дорогу — это миф и глупость. Вы можете выбрать лишь ту, до которой способны дотянуться. То есть по большому счету даже выбирать особенно не приходится».

«Мне часто говорят — мол, то, что вы рассказываете про работу мозга, нужно в школе преподавать! Наверное, да. Но на самом деле не так-то просто объяснить ребенку то, что даже взрослые не всегда способны понять и принять.»

«Не нужно испытывать иллюзии: природа не создавала нас разумными, она сделала нас социальными. Наш разум — лишь инструмент, служащий достижению социального успеха».

Фото
Getty Images/Getty Images News

О гаджетах

«Когда ребенок растет, у него формируются нейронные сети, которые будут отвечать за то, как он будет запоминать информацию, как он сможет концентрировать внимание, как он сможет свои мотивации контролировать, свои желания, управлять своими эмоциями. Это важнейшие вещи, которым ребенок может обучиться только в аналоговой среде, при взаимодействии с другими людьми.»

«Самое главное — утрата социальных навыков, так называемый цифровой аутизм. Это неспособность критически мыслить. Это информационная псевдодебильность. Если ребенок маленький с раннего возраста постоянно живет в этой среде — то это цифровое слабоумие. И все вместе, как основа — это цифровая зависимость, которая имеет точно такие же неврологические и биохимические корреляты, как и зависимость от наркотиков.»

Об умении справляться с эмоциями

«Когда вы были маленькими, родители рассказывали вам о том, что делать, чтобы быть счастливым, как избегать негативных переживаний и формировать уверенность? Боюсь, что немногим так повезло. К сожалению, чаще родители учат нас бояться. А представьте, что вы с самого детства умеете управлять своим психологическим состоянием, бороться со стрессом. Как бы сложилась в этом случае ваша жизнь?»

«Психическая адаптация. Человек должен научиться контролировать свои состояния, адаптироваться к изменениям, видеть новые возможности там, где прежние модели перестают работать. Вот этому я бы учил в школе, но это в курсе „подготовки к жизни“, так сказать, а не в рамках образования как такового.»

Фото
Getty Images/Gallo Images ROOTS Collection/Gallo Images ROOTS RF collection

О родителях

«Раньше люди, которые страдали психическими расстройствами, не имели шансов оставлять детей, строить семьи. Сейчас, когда у нас появились антидепрессанты, которые принимает сейчас треть мира, люди, которые раньше не имели бы детей, становятся родителями. В результате накапливаются депрессивные гены, гены шизофрении и так далее. Психических расстройств становится больше, но их форма становится менее выраженной, сглаженной.» 

«Внутреннее сопротивление молодой мамы перед выходом на работу, тревога — это нормально. Вы отвыкли, многое поменялось. Теперь вам необходимо заново привыкать к своей собственной, личной жизни. Не надо прятаться за ребенка — в долгосрочной перспективе ему нужна будет сильная, уверенная в себе мама, которая ставит перед собой цели и может их реализовывать.»

«Мы — родители — должны уметь соответствовать моменту. Даже если малыш поражает вас своей смышленостью, не спешите записывать его во „взрослые“; он находится только на том уровне своего развития, на котором он находится. Главный принцип, который мы должны исповедовать в процессе воспитания, — „можешь только то, что можешь“. Причем это касается как самого ребенка, так и нас самих.»

«Молодые отцы представляют себе, как они будут общаться со своим сыном, приобщать его к мальчиковой жизни „настоящего мужчины“. Мамы радужно представляют себе, как они будут „чирикать о важном“ со своими девочками, как они им все расскажут, чтобы те не повторили маминых ошибок…То, что ребенок толком улыбаться начнет родителям только через месяц, — это для них загадка. А то, что, когда их ребенок созреет, наконец, для полноценного общения, у него будет уже совсем иной круг собеседников, — это и вовсе для молодых родителей тайна за семью печатями. „Говорить ему что-либо — бесполезно!“ — это классическая родительская фраза. Но, кажется, не многие из родителей понимают, насколько это точно сказано!»

«Мы растим детей не для себя, а для мира, в котором они будут жить, и для них самих. Если мы — родители — начнем так думать, то мы освободимся от множества проблем, с которыми нам неизбежно пришлось бы столкнуться, будь мы уверены, что ребенок — это нам зачем-то, с какой-то конкретной целью нужно.».

Фото
Getty Images/Moment

О подростках

«В пубертате подросток переживает своего рода регресс. Новая жизнь „взрослого человека“ — это для ребенка высшая математика. Нам кажется, что нет в этой математике ничего особенно сложного. Но мы так рассуждаем только потому, что сами все эти кризисы уже давно пережили, перемучились, переломались и даже успели забыть о них как о страшном сне. Вот такие, по ходу, американские горки».

«Ни язык, ни умение вести себя в обществе, ни социальные роли, ни образование, ни тем более научные знания — вся эта содержательная начинка нашей психики — не передаются по наследству. Ребенку предстоит научиться пользоваться собственным телом, разделять действительность и сферу фантазии, воображения. Ребенку предстоит освоить свой собственный психический аппарат — научиться концентрировать внимание, справляться со своей „разбросанностью“, преодолевать страх, адекватно выражать свои эмоции и так далее».

 «53% американских подростков собираются стать суперзвездами. Но проблема в том, что из этих 53% — 52,999% будут жестоко разочарованы, поскольку места на любом Олимпе ограничены. Да, мотивационные ораторы прекрасны и зажигательны — они обещают нам счастье, стоит только его визуализировать, наметить цель и поверить в себя. Какие есть доказательства, что это так работает? Никаких, но есть примеры — Джобсы, Маски, Гейтсы, Баффетты, Цукерберги, Брины, Дуровы…  Мол, если у них получилось, значит и у тебя есть „все шансы“! Шансы есть именно у всех, а это значит, что схватка за места на пресловутом Олимпе будет не на жизнь, а на смерть. Победа потребует от соискателей выдающихся способностей, огромных трудозатрат, самоотверженности, жертв и даже толику безумия.»

О кризисе 3 лет

«Ребенок в возрасте с трех до семи словно бы отделяет от себя мир — мол, это вы там, а это я — здесь. Его социальный интерес направлен только на то, чтобы найти свое место в мире этих других людей, желательно максимально комфортное. Ждать же от ребенка в этом возрасте чего-то большего — просто неправильно. Попытки винить его, стыдить, наказывать — это не более чем способ сказать ему: «Да, ты прав, мы другие, и мы по ту сторону баррикад, и за нами сила».

«Шантаж плачем — тактика детей, которые знают, что реветь без перерыва — это единственный эффективный способ решения проблемы. Если вы придерживаетесь правила: до двух с половиной лет ребенок не плачет просто так, плач — это просьба о помощи, а потому с этим нельзя затягивать, чтобы не превращать рев в норму жизни, то вы никогда не узнаете, что такое „шантаж плачем“.».

«Дети до трех лет независимо ни от чего считают себя хорошими. Это, как говорится, факт медицинский, доказано наукой. «Я всегда хороший! Я хороший, и больше никакой!»

Фото
Getty Images/E+

Об эмоциональном контакте с ребенком

«Эмоциональный контакт — это вам не просто „здрасьте“, „до свиданья“, это нечто, что должно всегда быть с ребенком, это мир, в котором он чувствует себя неодиноким, а значит — защищенным. Установите со своим малышом настоящий, полноценный эмоциональный контакт, а затем помогайте ему формировать правильные эмоциональные привычки — ничего не бояться, не страдать сверх меры, не сердиться без надобности, но зато быть заинтересованным, испытывать любопытство и радость.».

«Конфликт „отцов и детей“ между поколениями неизбежен. Младшее поколение всегда подвергает сомнению жизненный уклад старшего, старшее — всегда недовольно младшим. Существует несколько теорий. Конрад Лоренц объяснял так. Птицы заклевывают своих детенышей до смерти, если те решают остаться в родительском гнезде, преодолев определенный возрастной рубеж. Примерно то же происходит и среди большего числа животных. Животные должны конфликтовать и расселяться, осваивая новые территории и ареалы обитания, только это гарантирует виду выживание. То есть родители, выдворяющие детей из своей жизни, решают важную эволюционную задачу.»

*Цитаты из книг «Счастливый ребенок. Универсальные правила», «Чертоги разума. Убей в себе идиота!», «Красная таблетка-2. Вся правда об успехе», «Главные вопросы жизни. Универсальные правила», а также со  странички в Инстаграм @ kurpatov_official и интервью.

Комментарии

2
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
  • Интересно, спасибо. Особенно про то, что мы сами формируем детские страхи - это прям в точку.