«Девочки с блестящим будущим» — на что идут родители, чтобы получше устроить своих детей

Выхода этой книги авторов Трейси Добмайер и Венди Кацман (перевод — Маргарита Лобия) давно ждали поклонники психологических триллеров и драматических историй.

Все, кто ценит правдивость сюжета, узнаваемость характеров, глубокий психологизм и лихо закрученную интригу.

И любит сначала познакомиться с книгой, прежде чем захватывающий сюжет из романа станет достоянием кинематографистов. Кто знает, возможно, сейчас уже обсуждаются планы по экранизации и этой книги?

О чем сюжет?

В элитом Стэнфордском университете есть только одно свободное место, на которое претендует несколько человек. Для трех женщин, мечтающих о блестящем будущем своих дочерей, поступление — цель всей жизни. Какой ценой обернется для кого-то из них возможность учиться в престижном вузе и на что готовы пойти матери, чтобы победить в этой безумной гонке за престижным будущим своего ребенка?

Эта тема близка родителям детей старших классов — когда приходится не только задумываться о будущем ребенка, но предпринимать конкретные шаги. Писательницы и подруги Трейси Добмайер и Венди Кацман подтверждают, что, несмотря на вымышленность сюжета книги, в нее вошли вполне реальные наблюдения из жизни.

«Мы  столкнулись с чудовищным порождением современного времени, которое обозвали «бронированной машиной наступления». В наши дни ничего подобного не было. Теперь же эта «машина», подпитывающаяся родительскими тревогами и страхами, просто давит своей массой на родителей выпускников. Они становятся легкой добычей для хитроумных маркетологов. Открывающиеся «возможности» столь ошеломительны, что родители теряются. «А все ли мы делаем для детей? — беспокоятся они»… 

«Девочки с блестящим будущим» — на что идут родители, чтобы получше устроить своих детей
Фото
Кадр из сериала «Большая маленькая ложь» 18+

Отрывок из романа «Девочки с блестящим будущим».

Девушка запнулась, подняла глаза на мать и спросила дрожащим голосом:

— Что, если я не поступлю, мам? Стэнфорд — моя мечта. Я так устала от Эллиот-Бэй. Меня там никто не понимает. А в Стэнфорде, когда мы туда ездили, все казались такими счастливыми. Я тоже хочу быть такой. Мне кажется, если я попаду в Стэнфорд, я обрету неподдельное счастье.

— Не волнуйся, котенок, ты обязательно поступишь, — утешила ее Келли.
В прошлом году, когда родителей охватила университетская мания, Келли сильно переживала, справится ли дочь с титаническим напряжением, неизбежно сопровождающим подачу документов в Стэнфорд. Но Крисси оказалась крепким орешком и только усерднее налегла на учебу. А затем…

Затем она принялась вырывать волосы. Келли ничего не замечала до тех пор, пока парикмахер, подстригавшая Крисси, не обратила ее внимания на эту проблему. Педиатр поставил диагноз «трихотилломания» (Келли подумала, что это слово больше подходит для кишечной инфекции, вызванной поеданием недожаренной свинины), прописал антидепрессанты в крошечных дозах и физическую активность.

С того дня забота о душевном здоровье дочери заняла все мысли Келли: она зорко следила за ходом лечения, избавила Крисси от лишних треволнений (например, работы по дому) и делала все возможное, чтобы ее хрупкая дочь поступила в Стэнфорд, не сорвавшись и не рассыпавшись на кусочки, как бедняга Шалтай-Болтай.

— Как только очутишься в Стэнфорде, все твои тревоги исчезнут, — пообещала она, обнимая Крисси. — Ты вышла на финишную прямую. Держись. Осталось совсем немного.

— Я знаю. Просто не могу дождаться, когда все это кончится.

— Я тоже, — вздохнула Келли.