карина кокс, фото, последние новости, 2021, карина кокс шоумаскгоон, дети, фото детей, интервью, прямая речь
Фото
личный архив

Вот уже 10 лет, как Карина Кокс покинула группу «Сливки». За эти годы певица сделала сольную карьеру, познакомилась с будущим мужем Эдуардом Магаевым (Dj M.E.G) и родила двух прекрасных дочерей.

«Мое «счастливое семейное рабство», — говорит певица о своем материнстве. В отличие от многих звезд, Карина не стала перекладывать воспитание детей на нянь. Поэтому ее сценическая жизнь некоторое время была не столь насыщенной, как прежде. Но теперь девочки немного подросли, и у Карины появилось множество телепроектов. Один из последних — «Шоумаксгоон» на НТВ.

— Самое тяжелое в шоу - выставлять оценки. С большой радостью увидела коллег на сцене в новом амплуа с интересными версиями известных песен.  

Готовиться начали с лета. Подбирали репертуар, чтобы было удобно петь на сцене живьем, репетировали, занимались вокалом, отрабатывали номера, хореографию. Долго обсуждали песню, декорации, костюмы с режиссерами и продюсерами. Дочери увидев отрывок выступления, сказали: «Вау! Прямо как компьютерная игра».

Фото №1 - Карина Кокс: «Воспитывая дочерей, всегда ставлю себя на их место»
Фото
пресс-служба НТВ

Вместо телефона с мультиками — альбом и фломастеры

Как вам удалось выстроить график, чтобы уделять время и работе, и семье?

— Моя старшая дочь ходит в частную школу с продленкой, причем по ее собственному желанию. На мое удивление, ей очень нравится быть в школе. Хотя я предпочитаю, чтобы она больше времени отдыхала дома. Все-таки, это второй класс. Я считаю, что самое главное для ребенка — это поддержать иммунитет, а не нагружать постоянной учебой. Всегда предлагаю пораньше забрать ее со школы или вообще пропустить один-два дня, чтобы отдохнуть. Но она очень любит свою школу и практически каждый день проводит там с утра до вечера. 

А младшая дочка со мной — дома и на репетициях. Ей интересно ездить с мамой куда-то. Всегда берем с собой какие-то игрушки, альбом с фломастерами. Телефон с мультиками не даю — не заполняю свободное время детей гаджетами. Своих телефонов у дочерей тоже нет.

— Недавно социологи выяснили, что в среднем ребенок проводит 4 часа в день за домашним заданием. Причем часто приходится подключаться и родителям. А как у вас?

Пока могу сказать по опыту первого класса. За прошлый год я ни разу не села с дочерью делать домашнее задание. Учителя как-то их так воспитали, что домашнее задание — это ответственность ребенка. Но когда дочери необходима помощь, я всегда рядом.

Мне очень нравится подход в нашей школе: если ребенок что-то не понял, не смог разобраться и справиться с домашним заданием, значит, это повод не делать домашнюю работу.

Ребенок приходит в школу, говорит: «Я не понял», и они снова на уроке разбирают эту тему. Никаких двоек и выговоров. Возможно, благодаря этому мой ребенок не думает сутками о домашнем задании, для нее это просто часть процесса обучения. Времени на повторение хватает — в нашем классе не больше 6 человек. Это очень маленькая школа, похожая на семейное образование. 

карина кокс, фото, последние новости, 2021, карина кокс шоумаскгоон, дети, фото детей, интервью, прямая речь
Фото
личный архив

— Когда родилась ваша младшая дочь Алана, Камилле было 2 года 9 месяцев. Тяжелый период, кризис трехлеток. Как справлялись?  

— Это было очень неожиданно для меня. Я только родила младшую, и начинается какой-то ураган со старшей. А она по своей природе очень эмоциональная девочка, поэтому для нее кризисы, да и вообще любые волнения всегда проходят фейерверками.

Сначала было тяжело понять, что произошло, почему Камилла так реагирует. Ведь она еще и объяснить тогда толком ничего не могла. Понятно, что нужно рассказать ребенку о его эмоциях: «Ты сейчас злишься, ты расстроен». Но когда родители и сами не понимают, что происходит с ребенком, это тяжело.

Дочь могла просто так, на ровном месте проплакать час, а потом это сменялось приступом смеха. Вот такая эмоциональная карусель, которая длилась два-три месяца.  

Но мне вовремя попались грамотные воспитатели, которые объяснили, что происходит и как с этим взаимодействовать, как ребенка поддержать. Всю семью я настроила на определенное поведение в этот период. Командной работой за несколько месяцев мы смогли вырулить ситуацию. 

Кризис — хороший признак. Значит, ребенок правильно развивается, учится проявлять свою волю и проверяет границы дозволенного. Взрослым всего лишь нужно быть рядом и принимать его в любом состоянии, объяснять, что с ним происходит, предлагать варианты решения или искать их вместе. Возможно, психологи знают другие пути методы, но я пока не заходила в такой тупик, чтобы к ним обращаться.

А вот ревности не было. Во-первых, я готовила Камиллу, что в семье появится второй ребенок, объясняла, что ее сестра живет у меня в животе, рассказывала, как они будут играться, когда она родится. Старалась описывать их будущую жизнь. Когда Камилла увидела сестру, ей было интересно с ней нянчиться. Я никогда не запрещала ей брать ребенка на руки. Наоборот, говорила: «Бери, но вот так». Звала ее вместе купать младшую. Объясняла, как взаимодействовать с маленьким ребенком, чтобы Камилла понимала — ее сестра немного другая, ей нужно немного больше внимания, и мы все это внимание можем ей уделить.

Но мне в этот период очень помогла моя мама. Она как раз приехала, чтобы облегчить мои бытовые нужды. Мама помогала и по дому, и с детьми. Мне было очень важно, что это родной человек, а не приглашенный. 

Фото №2 - Карина Кокс: «Воспитывая дочерей, всегда ставлю себя на их место»
Карина Кокс с мамой
Фото
@karinakoks_official

«Мама считает, что мои дети недоедают»

— Сейчас многие критикуют принципы воспитания наших бабушек и мам. А у вас на эту тему случались споры?

— У меня были разногласия по поводу грудного вскармливания. Раньше педиатры советовали совершенно другое. Например, что нужно обязательно допаивать водой. А я советовалась с консультантами, и мне давали абсолютно другую информацию. Поэтому я маме объяснила, что буду делать так, как считаю нужным. 

В воспитание детей моя мама не вмешивается, она просто наблюдает со стороны, может охать и ахать. Старшее поколение не привыкло много времени проводить со своими детьми, нас сразу отдавали в ясли. Другого выбора не было — нужно было работать. Поэтому ей тяжело было принять, что вместо замечаний и запретов я с детьми разговариваю. Если ребенок сделал что-то дерзкое, спрашиваю: «Зачем ты это сделал? По какой причине?». Объясняю ребенку, что происходит, почему я веду себя так, почему она злится, почему я злюсь. Никогда не применяю физическую силу, не одергиваю, не окрикиваю.

Моя мама и свекровь говорят: «У меня бы никогда не хватило терпения так долго им объяснять». Им было бы проще сказать: «Нельзя!». А для меня это не аргумент. Что значит «нельзя»? Ну объясни тогда, что можно и почему. И в этом, наверное, мама была немного удивлена моим подходом.

Но в целом мама помогает мне до сих пор. Мы вместе уезжаем на отдых, и никаких стычек, конфликтов по поводу воспитания у нас нет. А вот по поводу питания бывают. Мама не знает, чем кормить детей, считает, что они мало едят. Ей очень тяжело принять, то что я никогда не говорю: «Надо доесть». Я ориентируюсь на их внутренние ощущения. Даже если ребенок съел три ложки супа и говорит, что наелся, я не заставляю. Я знаю, что когда дочери голодные, они подойдут и попросят. А мама считает, что суп обязательно должен быть с хлебом и съесть его нужно до конца.

— Вы как-то сказали, что не нужно читать горы книг по воспитанию, чтобы быть хорошим родителем. Но как вы тогда пришли к такой родительской мудрости?

— Пока я была беременна, понимала, что у меня есть 9 месяцев, чтобы подготовиться к новой роли. Сначала думала: вот почитаю сейчас что-нибудь. Потом поняла, что эта лишняя информация создает еще больше хаоса в голове. Один сказал это, другой то — и где найти общий знаменатель? Мне хватило одной лекции, которую я случайно нашла в Интернете, но она мне откликнулась. Это была Марина Таргакова «Окна в мир ребенка». Не скажу, что прямо со всем согласилась, но какие-то моменты мне показались базовыми.

А когда родилась дочь, я уже настроилась на ее эмоциональное состояние и, мне кажется, легко поняла, что конкретно нужно.

Фото №3 - Карина Кокс: «Воспитывая дочерей, всегда ставлю себя на их место»
Фото
личный архив

Я все время примеряю на себя какие-то свои личные методы воспитания. Обдумываю, как бы я для себя поступила. Встаю в позицию родителя для самой себя. 

Если бы я была ребенком, как бы я хотела, чтобы они со мной обращались. Если бы я разбила чашку, как бы я хотела, чтобы родители себя повели. Сказали: «Ах, ты растяпа с кривыми руками!» или «Ну, ничего страшного. Давай убирать». 

«Ребенку нужны границы, ему так проще»

— А нет ли страха, что так можно разбаловать ребенка? 

— У меня есть очень жесткие ограничения. Не жестокие, а именно жесткие. Есть определенный график, режим дня. В 9 ровно у нас отбой. Дочери знают, что ни шагу вперед, ни шагу назад. Такой режим у нас с рождения.

Я даю им много свободы, никогда не ограничиваю в играх, если это безопасно. Но есть определенные рамки поведения. Я объясняю, в каких местах так можно себя вести, а в каких нельзя. Где можно в трусах бегать, а где нужно сидеть скромненько. Они это понимают. 

Границы для ребенка необходимы. Детям намного проще жить, зная границы. Если он не знает, где предел, то в будущем для него начнутся большие проблемы.

Это касается и отношений в семье. Для меня неприемлемо, если ребенок повысит тон при разговоре со мной. Они знают: я мама, я старшая и со мной нужно разговаривать определенным образом. Так же, как и я к ним отношусь очень уважительно. Всегда делаю акцент: это уважительно, а это — нет. 

— Вы как-то сказали: нужно защищать детей от возложения родительских надежд на них…

— Да! Это огромный труд для родителей, не возлагать на детей свои амбиции и надежды… 

— Означает ли это, что вы одобрите любой будущий выбор своих дочерей, даже если он не оправдает ваших надежд? 

— Смотря в каком возрасте. Понятно, что до определенного возраста я за них отвечаю и помогаю им приспособиться к взрослой жизни, когда они сами уже будут нести ответственность за свои действия.

Думаю, что все слова, которые родители говорят своим детям, в будущем станут их внутренним голосом. Поэтому очень важно, что ты говоришь ребенку и какой выбор он примет на основе всего того, что он слышал от тебя.

В младшем возрасте свобода выбора иллюзорна. Можно предложить ребенку: ты будешь есть красной ложкой или синей, пойдешь в сапогах или ботинках. До какого-то возраста выбор — это иллюзия. Они думают, что у них есть выбор, но их выбор все равно определяют родители. А если дать детям полную свободу, то они будут целыми днями смотреть мультики и есть мороженое.

Но я понимаю, что в какой-то момент я не смогу влиять на их выбор и не должна буду. В какой-то момент ты просто отпускаешь их. Ну, что ты можешь сделать, если твоему ребенку 21 год, он живет отдельно и сам зарабатывает? 

Сейчас дети очень рано начинают самостоятельную жизнь, рано начинают зарабатывать. Что ты скажешь своему ребенку, который уже состоялся в социуме? Поэтому я могу воспитывать их только сейчас. 

Фото №4 - Карина Кокс: «Воспитывая дочерей, всегда ставлю себя на их место»
Фото
личный архив

«Если критика, то с бутербродом из комплиментов»

— А в каком возрасте, по вашему, ребенка нужно отпустить? 

— Думаю, нужно отталкиваться не от возраста, а от потребностей человека. Девочке, наверное, можно подольше жить в семье, вплоть до замужества. А вот мальчику для того, чтобы состояться как личности, надо уходить пораньше. Всегда удобно, когда за тебя все делают родители: готовят, убирают. Но когда ты начинаешь отвечать за себя сам, только тогда ты начинаешь взрослеть. Для мужчины это очень важно. 

— Назовите главные табу в ваших методах воспитания.

— Никаких телесных наказаний, никакого оскорбления достоинства ребенка. Никогда не буду кричать на ребенка, обзывать его. Если это критика, то она должна быть обоснованной и с бутербродом из каких-то комплиментов — сначала говоришь о каких-то хороших качествах, а потом как-то аккуратно критику.

Ни в коем случае не делать замечаний при чужих людях. Для меня это табу. Даже если ребенок повел себя вопиюще безобразно, я отведу его в сторону подальше и наедине поговорю. Это всегда личный разговор без присутствия сестры, мужа или бабушки.  

— Чем увлекаются ваши дочери? Согласны ли, что надо давать детям больше знаний, пока они впитывают информацию как губки или нужно позволить детям побыть детьми? 

— Я против интенсивного дошкольного образования. Мне кажется, детский мозг может развиваться, даже когда ребенок в грязи ковыряется и листочки рассматривает. Мы же как-то все развились без дошкольного образования. Среди наших предков во многих поколениях были великие ученые, великие поэты и писатели. Не думаю, что им всем в два года давали какое-то бешенное образование. Понятно, что аристократия развивалась быстрее. Но были и люди из среднего, низшего класса, которые все равно состоялись.

Я в целом больше за здоровье. А если интенсивные занятия до школы отнимают у ребенка здоровье, то зачем это вообще? Сумеет ли ребенок, истощенный обильным образованием, наслаждаться своими успехами, я не знаю. Но видела с детей с багажом всевозможного дошкольного образования, кружков и секций, абсолютно опустошенных и безразличных ко всему уже в 11 лет. Было ли это их собственным желанием?

Понятно, что я давала дочерям какое-то домашнее развитие. Мы лепили из пластилина, рисовали, ходили на какие-то спектакли, выставки. Но все это было очень умеренно. Я не была такой мамой-наседкой, которая все объясняет, постоянно придумывает какие-то развивашки, не заполняла собой весь эфир жизни своих детей. Не вижу в этом смысла.

Я больше заинтересована в физическом развитии детей. Чтобы ребенок больше гулял, видел мир, понимал, что он часть природы — это, наверно, важнее, чем умение читать в три года.

Сначала дочери ходили на простую ОФП. Потом это переросло в акробатику и паркур. Дополнительно в школе старшая дочь посещает уроки фехтования и танцы.  

Фото №5 - Карина Кокс: «Воспитывая дочерей, всегда ставлю себя на их место»
Фото
личный архив

«Пусть дети сами придут к своей вере»

— Наверняка, многие подписчики спрашивали вас, почему вы не выкладываете фотографий дочерей.

— Не знаю до сих пор мнения дочерей на этот счет, потому что они сами его не сформировали. Либо они впоследствии скажут: «Почему ты не выкладывала мои фотографии, я бы сейчас была звездой», либо предъявят мне, почему я выкладывала фото без их разрешения. Поэтому я в замешательстве. Но пусть уже сами решат, стоит ли им публично себя показывать и с какой целью. 

— В каком возрасте разрешите дочерям заводить свои аккаунты в соцсетях? 

— Старшая дочка очень хочет завести свой канал в YouTube. Она прекрасно лепит из пластилина. Все, что касается мелкой моторики, у нее получается замечательно. Но я понимаю, что свой канал займет много времени, если вести его регулярно, а не просто так, ради прикола один ролик выложить. Если начинать, то начинать качественно, но не в ущерб школе. В целом я не против, потому что эта идея связана не с каким-то самолюбованием, а с обучением. Но будут ли у меня силы на этот канал, ведь понятно, что я буду вовлечена в это 100 процентов. 

— Вы как-то сказали, что не будете крестить детей. Почему?

— В нашей семье очень много разных ветвей вероисповеданий, от атеизма до строгого мусульманства. Поэтому детям придется найти свою опору в этом без моего влияния.

Понятно, что какие-то моменты я объясняю с позиции своего мировоззрения, потому что дети очень чутко относятся к вопросам смерти, к вопросам зарождения человечества, к вопросам законов Вселенной. Я говорю с точки зрения своего восприятия, но всегда оговариваюсь: «Возможно, ты найдешь этому какое-то другое объяснение».

— А как вы отвечаете детям, когда они спрашивают: «Что такое бог?» 

— Я отвечаю, что все прекрасное, что ты видишь в жизни, любовь, добро — у всего этого есть главный источник. И это бог.