Убийство девочек в Киселевске последние новости
Фото
Getty Images

Чем дальше, тем с большим ужасом наблюдаю за трагедиями, которые случаются с детьми по всей стране.

Кемеровская область — убиты две 10-летние девочки. Подозреваемый уже задержан и во всем признался: над детьми надругался, а потом и убил 41-летний мужчина, уже судимый за педофилию — он отсидел по этой статье 10 лет. Угостил девчонок конфетами, позвал в гости — те и пошли. Пытался еще забрать и 7-летнего мальчика, но он отказался идти с незнакомцем.

Вместе с педофилом на скамью подсудимых попадут полицейские, которые махнули рукой на преступника, когда он вышел на свободу в первый раз. Оказывается, мужчина переехал из родного поселка в Киселевск, хотя он должен был жить по прописке и регулярно отмечаться в полиции. На новом месте присмотрелся к детям — подозрительного типа замечали во дворе 2 дня подряд. И снова вышел на дело.

На сотрудников правоохранительных органов завели дело по статье «халатность». Но девочкам это уже не поможет.

«Мы настойчиво из года в год бьемся за ужесточение наказания за преступления против половой неприкосновенности детей. <…> С 2018 года в Государственной думе на рассмотрении находится законопроект, он предусматривает пожизненное наказание для педофилов и другие меры, которые должны повысить защищенность детей».

Анна Кузнецова, Уполномоченный по правам ребенка в интервью ТАСС.

Так же, как уже не поможет им проверка органов опеки, если она будет. По данным Mash Siberia, одну из девочек хватились только с утра, когда хорошо приложившуюся к бутылке мать разбудили поисковики. Семья, мягко говоря, неблагополучная — одним ребенком больше, одним меньше. Всего у женщины 5 детей, двое недавно погибли, воспитанием школьницы кое-как занималась бабушка, но не заметила, что девочка не пришла ночевать. Тем более, что это был уже не первый случай, когда ребенок ночевал где-то вне дома.

Можно было ли предотвратить трагедию? Вероятно, да — если бы каждый занимался своим делом. Если бы органы опеки действительно работали с неблагополучной семьей, если бы полицейские присматривали за педофилом, которого вообще не надо было выпускать из тюрьмы — это мое личное мнение. Сейчас общественность требует вернуть в России смертную казнь — специально для убийцы детей. Но как это поможет другим детям, к которым уже присматриваются такие же нелюди?

Убийство девочек в Киселевске последние новости
Фото
Getty Images

А ведь еще и месяца не прошло с другого громкого дела — в середине августа в Тюмени нашли убитой 8-летнюю Настю Муравьеву. Девочку искали 1,5 месяца. С ней, по данным следствия, расправился 40-летний бывший спецназовец и полицейский. Он тоже задержан.

А что родители? Когда они начали волноваться?

«Утром Настя ушла в сороковой пансионат, хотела бесплатный Wi-Fi найти, чтобы скачать игру и посмотреть клипы какие-то, — рассказывал ее отец. — После этого я ее не видел. Уже ночью, когда домой пришла мама (бабушка Насти), я понял, что Настя не с ней».

Ничего не смущает? 8-летний ребенок уходит куда-то на улицу, его нет до ночи, а отец даже не волнуется. Был уверен, что дочка осталась ночевать у какой-то (?!) подруги. Я представила на минуточку, что мой 10-летний сын на 2 часа задержался из школы, а телефон вне зоны доступа. Даже от такой мысли сердце забилось, как бешеное.

Может, должна была все же заволноваться мама? Пожалуй. Только ее нет. Женщина бросила семью 5 лет назад. Ее муж на тот момент сидел за убийство. А она просто сдала четверых детей (Настя и ее брат-близнец самые младшие) в приют, откуда их потом забрала бабушка. Которую соседи тоже часто видят под градусом.

Теперь опека заявляет: родителей лишат прав, а в области начаты проверки. Но где опека была все эти годы? Они ведь прекрасно знали, что семья проблемная, что детям там живется не лучшим образом. Логика «Убьют — тогда приходите» работает, похоже, и здесь. Вот, убили. Что дальше?

Да, такая трагедия могла случиться и с ребенком из благополучной семьи. Но я просто открыла новости. Привет, Челябинск. Там у вас полуголым гуляет 5-летний ребенок. И все в курсе, но не реагируют.

«Он был голоден, попросил кушать. Мы его покормили. Через два часа стало холодно. Мальчик в одной кофточке стал замерзать. Адреса назвать не смог. Вид у него был очень неопрятный. Я сделала сообщение на „112“. Спустя час дозвонов приехал участковый» — такой пост оставила в соцсети местная жительница.

Дальше женщина рассказала, что мать мальчика нашли — дверь им открыла избитая похмельная женщина, которая заявила, что такая прогулка — это нормально. Соседи пояснили, что уже давно писали в полицию и органы опеки, но ничего не меняется, хотя семья считается неблагополучной и стоит на учете, а участковый «регулярно проводит профилактические беседы».

В Минсоцразвития Челябинской области пообещали взять ситуацию на контроль. Но почему такие ситуации начинают «разруливать» в ручном режиме только после переполоха в соцсетях? Почему без пинка органы опеки даже не пошевелятся? Такое впечатление, что о некоторых семьях они впервые слышат уже после того, как в них что-то случается. Почему социальные службы работают только на цифры и отчетность? Я всегда считала, что к таким семьям должен быть индивидуальный подход, а на деле — формализм и желание поскорее избавиться от проблемы.

«Они не вмешиваются до последнего, потому что даже в самом хорошем детдоме будет хуже, чем в семье», — я часто слышу такой аргумент в пользу бездействия соцслужб.

Логика в этом есть: ребенок, который вырос в детском доме, морально травмирован. Он не умеет сам строить семью. Иногда органы опеки признаются: да, тянут, стараются как-то поддерживать семью. Ведь ребенок всегда любит маму, какой бы она ни была. И забрать его — значит лишить любви, хотя бы и однобокой. Не вмешались, не лишили. Теперь ребенок мертв.

Почему вообще вопрос должен стоять подобным образом — либо сдать ребенка в детдом, либо оставить все, как есть? Неужели с неблагополучными семьями нельзя работать никак больше, кроме как изымать детей? Да еще можно провести профилактическую беседу — как все прекрасно понимают, это напрасная трата времени.

И как же так получилось, что дети, которые ни в чем не виноваты — ведь родителей не выбирают — вдруг оказываются никому не нужны? Об этих мальчиках и девочках вспоминают только тогда, когда их убивают среди бела дня. Неужели это нормально?

Сложный вопрос

Как объяснить ребенку, что нельзя говорить с посторонними людьми

Лина Коган-Лернер

Лина Коган-Лернер

Психология

семейный психолог

Это на самом деле довольно непростая задача. Рассказ с одной стороны, может напугать, с другой создать почву для непонимания. Если с посторонними разговаривать нельзя, то почему я должен вежливо здороваться с продавщицей в магазине, билетершей в музее? Почему мама то и дело нарушает это правило?

Ребенок не способен до конца понять подобное требование. Оно слишком общее. Кто такие посторонние? Все ли посторонние опасны? Могу ли я ответить на вопрос «Как тебя зовут?» маме мальчика, с которым я играю на площадке?

Важно, чтобы правила носили конкретный характер, были понятны и выполнимы.  Вы должны договориться, чтобы ребенок всегда сообщал вам, прежде чем пойти куда-то с кем-либо; чтобы он всегда спрашивал вашего разрешения, прежде чем принять от кого-то угощение или подарок.