кесарево сечение, Не смогла родить сама, депрессия после кесарева
Фото
Petri Oeschger / Moment / Getty Images

«Я из многодетной семьи — у меня есть три старших сестры. Они уже сами мамы и не один раз. Бездетной до прошлого года оставалась только я.

У нас в семье вообще все рожали легко и быстро. Даже гордились этим: мама всегда шутила — наша задача преодолеть демографический кризис.

А я сначала не могла забеременеть. Потом очень тяжело переносила токсикоз, дважды лежала на сохранении.

Дальше беременность была, как по учебнику. У меня было полно сил, уверенности в себе. Врач говорила, что все идет хорошо, я настроилась рожать самостоятельно, показаний к кесареву не было никаких.

Но закончилась уже сороковая неделя, началась 41-я, а схваток так и не было. К тому времени у меня уже был заключен контракт с роддомом, куда я и легла на дородовое отделение.

Там я пролежала еще неделю. Врачи уже говорили о стимуляции, как начались схватки. Очень слабые, но меня перевели в родильное отделение с раскрытием в палец. Я ходила, дышала… но родовая деятельность не усиливалась. Мне постоянно делали КТГ и в какой-то момент сказали, что тянуть дольше нельзя — надо делать кесарево.

Я просила подождать еще немного. Но услышала жесткий ответ: без проблем, тогда вы просто родите мертвого ребенка.

Я не знаю, насколько этично это было на тот момент со стороны врачей, я понимаю, что им нужно было «опустить меня на землю». Но пока меня везли в операционную, я думала только о том, что лишила и своего первенца, и себя саму чего-то очень важного, необходимого нам обоим.

К счастью, мы успели. Моя малышка сейчас вместе со мной. Да, есть проблемы, связанные с гипоксией в родах, но все поправимо.

И все же меня до сих пор мучает чувство вины. Я анализирую свою беременность, свое поведение в роддоме. И думаю: что я сделала не так, почему не смогла родить сама? Почему я оказалась настолько неполноценной как женщина и как мать?

Еще и мама… не скажу, что подливает масла в огонь, но иногда такое скажет, что хочется ее вытолкать из дома. Я ей рассказываю, например, что сказал невролог, а она комментирует: «Да, конечно, у кесарят больше проблем».

И на площадку я последнее время стараюсь не ходить. Там мамочки уже подружились до стадии «расскажи о родах». И мне так завидно становится, как кто-нибудь рассказывает про схватки, сами роды и прочее. А когда жалуются, я прям злюсь. Думаю, дура, не понимаешь ты своего счастья.

До родов я думала, что у меня будет большая семья, минимум трое детей. Очень хотела погодков. А теперь я боюсь вообще даже думать о новой беременности. И как перебороть в себе страх и чувство вины — не знаю».