детское воспитание, как устроен мозг ребенка, детские мечты, детский отдых
Фото
Getty Images

В разгаре летние каникулы, и перед многими родителями встает вопрос о том, чем занять детей.

Уильям Стиксруд, Нед Джонсон, «Самостоятельные дети»
Фото
издательство МИФ.Детство

Нужно ли продолжать дополнительные занятия и кружки или дать ребенку возможность делать то, что хочет он сам?

Известный нейропсихолог Уильям Стиксруд и педагог Нед Джонсон, авторы бестселлера «Самостоятельные дети», отвечают однозначно: позвольте детям скучать.

Публикуем фрагмент из книги о пользе мечтаний и ничегонеделания.

Радикальный простой

Согласно древней ведической традиции Индии, «отдых — основа любого труда». Отдых, работа, отдых, работа. Чем бы мы ни занимались, нам необходимо чередовать работу и отдых.

Мы называем состояние глубокого отдыха мозга радикальным простоем. Вряд ли можно утверждать, что наш баланс отдыха и активности оптимален. Мы не умеем сидеть без дела. Подростки, взрослые и даже маленькие дети недостаточно спят и недостаточно времени проводят в размышлениях, из-за чего чувствуют себя перегруженными и перенапряженными. «Безумно занятые» люди — так описывают себя родители, а многие дети, с которыми мы занимаемся, испытывают стресс, усталость и давление со стороны окружающих.

Есть много видов простоя. Мы двумя руками за касательно всего, что расслабляет и омолаживает, — например, садоводство или чтение. Однако, поскольку темп жизни ускоряется, мы должны во что бы то ни стало находить время для отдыха. 

Радикальный простой — это не игра в компьютерные игры, просмотр телевизора или роликов на YouTube, не переписка с друзьями и не занятия спортом или другими видами организованной деятельности.

Радикальный простой означает отсутствие целенаправленной деятельности: вы не делаете ничего, что требует сосредоточенной мысли. Это один из самых мощных способов помочь своему мозгу. Он чрезвычайно важен как противоядие от круглосуточного отупляющего воздействия технологий и многозадачности.

Радикальный простой позволяет обрабатывать те сигналы раздражителей, которые мозг не успел обработать раньше. Представьте, что множество видов деятельности, задач и случаев взаимодействия с людьми в повседневной жизни — это снежинки, которые падают на ваш мозг очень быстро, одна за другой, создавая большие беспорядочные сугробы, и кажется, что разгрести их невозможно. Радикальный простой — это снегоочиститель, который расчищает и выравнивает сугробы, упорядочивая вашу жизнь, чтобы вы могли кататься на лыжах по гладкой поверхности и уклоняться от пропастей и случайных лавин, которые могут возникнуть из-за неравномерного скопления снега. 

Рассмотрим одну из форм радикального простоя — мечтания.

Сеть пассивного режима

Ученых всегда интересовал вопрос, что происходит в мозге, когда он фокусируется на какой-либо задаче или обрабатывает сигнал от внешнего раздражителя. Но только недавно они начали всерьез задумываться над тем, что же происходит в остальное время. 

В середине 1990-х годов нейробиолог Маркус Райхль заметил: когда мы сосредоточены на какой-то задаче или цели, темнеют определенные части мозга. В 1997 году он и его коллеги из Вашингтонского университета сгруппировали и проанализировали эти части мозга и дали им название: сеть режима по умолчанию (пассивного режима). И только в 2001 году Райхль опубликовал исследование, показавшее, что может заставить сеть режима по умолчанию загореться: это происходит, когда мозг находится в состоянии готовности, но не сосредоточен на какой-либо задаче.

За последние десять лет Райхль провел новую серию исследований и выяснил, что для здоровья мозга абсолютно необходим период рассредоточенности и отдыха, который активирует сеть режима по умолчанию.

Фото №1 - Почему ребенку полезно почаще скучать — мнение психолога и педагога
Фото
Getty Images

Каждый раз, когда мы моргаем, наша сеть режима по умолчанию активируется, а сознательные сети отдыхают. Даже просто закрыв глаза, сделав глубокий вдох и выдох, можно освежить мозг. Когда сеть пассивного режима включена, вы размышляете о себе, о своем прошлом и будущем, а также о проблемах, которые необходимо решить, и все это имеет важнейшее значение для лучшего осознания себя. Вы обдумываете опыт и чувства других людей — это важно для развития эмпатии. Именно в сети пассивного режима происходит чрезвычайно значимый процесс размышлений. Он делает вас вдумчивым человеком, позволяет привести мысли в порядок. Он приводит вас в равновесие. 

Представьте, что вы поссорились с другом, который сказал вам какую-то грубость. В суматохе того дня у вас не было возможности подумать об этом, вы только поняли, что слова друга вызвали у вас раздражение и что вы злитесь. На следующее утро, принимая душ, вы подумали, что все не так уж страшно. Интересно, почему он так сказал? Может быть, у него был неудачный день. Я даже понимаю, что он имел в виду. Всякий раз, когда вы прокручиваете в голове эту сцену, она теряет накал. Но для этого требуется время, и если вы не даете себе отдыха, вы продолжаете злиться, не понимая, что гнев мог бы сойти на нет. Если мозг развивается в соответствии с тем, как им пользуются, как же нам научиться понимать себя и окружающих, не размышляя ни о себе, ни о них?

Но если мы слишком часто вспоминаем одни и те же ситуации или если эти мысли причиняют нам боль и мы не можем вырваться из замкнутого круга негативных мыслей, то это не блуждание сознания, а душевные терзания. Это важное различие. Ежедневно нам необходимы периоды простоя без стресса.

Взгляд внутрь и взгляд наружу

Когда мы находимся в здоровой для мозга обстановке и у нас есть несколько минут простоя, сеть пассивного режима позволяет мозгу анализировать и сравнивать, решать проблемы и придумывать альтернативные сценарии.

Но вот в чем здесь загвоздка: система пассивного режима не может активироваться, когда вы сосредоточены на задаче. Исследователь Мэри Хелен Иммордино-Янг описывает две чередующиеся системы работы мозга: 

  1. система, положительно реагирующая на задачу, или «смотрящая наружу», активируется, когда мы целенаправленно решаем конкретную задачу; 

  2. система, отрицательно реагирующая на задачу, или система покоя, предназначенная для «взгляда внутрь себя». 

Будучи заняты внешними задачами, требующими концентрации (от поиска адреса до подготовки к экзамену), мы отключаем мечтательную, «смотрящую внутрь», систему мозга. А когда мечтаем, пропадает способность «смотреть наружу» и выполнять конкретные задачи.

В нашей культуре ценится достижение целей. Но исследования показывают, насколько важно предаваться такому мысленному блужданию. Джером Сингер, легендарный когнитивный психолог, первым из ученых предположил, что ментальное состояние, когда разуму позволено свободно блуждать, фактически и есть наше состояние «по умолчанию». Позже, в своей книге 1966 года «Мечты» (Daydreaming), Сингер утверждал, что мечты, воображение и фантазия — это важные элементы нормального функционирования психики. Эти элементы включают самоанализ, творческий поиск, жизненное планирование, обдумывание смысла событий и встреч, попытки посмотреть на ситуацию взглядом другого человека, размышления о собственных и чужих эмоциях и моральные суждения. 

Все это ведет к тому, что мы называем моментами прозрения. Музыкант, автор бестселлеров и нейробиолог Дэниел Левитин подчеркивает, что прозрение гораздо более вероятно, когда вы пребываете в режиме умственного блуждания, а не в периоды, когда вы находитесь в режиме, ориентированном на решение задач. Только позволяя сознанию блуждать, мы устанавливаем неожиданные связи между разными вещами, хотя даже не подозревали, что эти вещи как-то связаны. Это помогает решать проблемы, прежде казавшиеся неразрешимыми. (Как отметил Карло Ровелли в книге «Семь этюдов по физике», прорыв Эйнштейна в теории относительности произошел вскоре после того, как он провел год в Италии, «бесцельно бродя» и изредка посещая лекции).

Чем эффективнее система пассивного режима (СПР) включается и выключается, тем лучше вы обрабатываете события. Когда приходит пора очнуться от мечтаний и вернуться в реальность со множеством ее постоянных раздражителей, ваш мозг полон сил и готов к работе.

Люди с эффективной СПР лучше сдают тесты на когнитивные способности, включая оценку памяти, гибкости мышления и понимания прочитанного. Те, кто умеет включать и выключать свою СПР, обладают более крепким психическим здоровьем. Это похоже на эффективную реакцию на стресс, которая при необходимости быстро включается и так же быстро выключается.

У людей с СДВГ, тревожностью, депрессией, аутизмом или шизофренией СПР функционирует неэффективно. Им сложнее переключаться от взгляда внутрь на взгляд наружу и обратно, из-за чего человек слишком часто мечтает или чрезмерно сосредоточен на себе. Если мы постоянно думаем об одном и том же, мы не можем эффективно переключаться и застреваем в мыслях, когда появляется то, на чем нужно сосредоточиться.

Меньше — значит больше

Мы живем в мире, где «скука» — ругательное слово и люди часто соревнуются, кто больше занят — как будто чувство собственного достоинства можно измерить по тому, как мало у них времени. Такая гиперпродуктивность передается и нашим детям. Представьте себе типичную семью, которая едет куда-то на машине: дети хотят что-то послушать, посмотреть или поиграть в игру. Они забыли, каково это — смотреть в окно, болтать или мечтать. 

Психолог Адам Кокс отметил: пятьдесят лет назад детям было скучно через пару часов ничегонеделания, а сегодня им становится скучно через 30 секунд, тогда как большинство взрослых ощущает необходимость проверить свой телефон через 4 секунды — столько требуется, чтобы притормозить и остановиться у знака «стоп». 

Фото №2 - Почему ребенку полезно почаще скучать — мнение психолога и педагога
Фото
Getty Images

Скука заставляет нервничать подростков, которые подвергаются воздействию чрезмерного количества раздражителей. А вот «паника от того, что ты постоянно на связи, успокаивающе знакома».

Ответ здесь таков: меньше — значит больше. Чередуйте периоды общения и активности с периодами тихого отдыха. Когда вы ждете приема у врача или автобус на остановке, вы сразу открываете журнал или проверяете телефон? А что, если просто посидеть пару минут? Когда вы едете за рулем, идете куда-нибудь или бегаете по утрам, слушаете ли вы «Спотифай» или какой-нибудь подкаст? А если вместо этого послушать свои мысли? О чем бы вы задумались? 

Сейчас, когда раздражители повсюду, нам следует относиться к отдыху серьезно. Учитывая, что когда-то популярным видом отдыха были походы или кемпинг, скоро не останется мест, куда можно пойти и не быть постоянно на связи. Нам нужно принимать осознанное решение: не брать с собой телефон или выключать его.

Если бы нам нужно было выделить одну вещь, которую после прочтения этой книги вы будете делать иначе, наш выбор таков: позволяйте своим детям ничего не делать. Мы, родители, иногда становимся такой же большой проблемой, как и вездесущие технологии. 

Один из самых недооцененных и утомленных подопечных Неда красноречиво выразил то, что чувствуют многие дети. «Все, чего я хочу, это пара часов для себя. Делать, что хочу, то есть ничего не делать. Но если у меня есть свободное время, родители заполняют его. „Разве ты не должен больше готовиться к экзаменам или учить что-нибудь?“ — говорят мои родители». Мы забиваем их расписание разными кружками и обязанностями, чтобы наши дети не отставали от других детей и не «тратили время впустую».

Но свободное время для мечтаний действительно необходимо. Детский психолог Лин Фрай рекомендует родителям сесть вместе с детьми в начале летних каникул и попросить детей составить список всего, чем они хотели бы заниматься самостоятельно в свободное время. Если дети будут жаловаться на скуку, они могут заглянуть в свой список. Именно они сами должны определить, как провести свое время, без родительских подсказок. И дети могут провести это время, просто думая о том, кем хотят быть. Умение переносить одиночество — чувствовать себя комфортно наедине с самим собой — один из самых важных навыков, приобретаемых в детстве.

*** 

Мой сын Мэтью, как говорится, мечтатель. Однажды, когда ему было четыре или пять лет, мы вместе завтракали перед тем, как пойти в детский сад. Я поднял глаза от газеты и увидел, что Мэтью смотрит сквозь миску с хлопьями, буквально в никуда.

«Что ты делаешь?» — спросил я.

«Я слушаю», — ответил Мэтью.

«М-м, ладно, — сказал я, немного смущенный: насколько я мог судить, вокруг было довольно тихо. — Может, доешь свои хлопья, пока они не расквасились?»

«Конечно», — произнес Мэтью, но спустя минуту или две он по-прежнему смотрел в никуда.

«Что ты слушаешь?» — спросил я. Меня беспокоило, сколько еще времени ему понадобится, чтобы доесть.

«Песни в голове», — ответил Мэтью.

Тогда я осознал (и много раз с тех пор я убеждался в правильности этого), что, прерывая размышления Мэтью, я демонстрировал, что моя взрослая повестка дня — собрать его и отвезти в детский сад — была важнее. Но сегодня исследования показывают, что мечты Мэтью могут быть так же важны для когнитивного развития, как и любые другие размышления детей. И теперь, когда мои друзья задаются вопросом, откуда у Мэтью музыкальные способности, я думаю о пользе мечтания.