Мнение психотерапевта: «Девочки расцветают сами по себе»

Эссе психотерапевта Юрия Вагина о воспитании, в котором будет раскрыт секрет картины огромной яблони со множеством черных черепов.

Папа-психотерапевт – это, конечно, особенный папа. Ситуация для его детей непростая. Наверное, есть только еще одна более непростая ситуация – это мама-педагог. Как живут дети, которые родились в семье мамы-педагога и папы-психотерапевта, мне даже представить страшно. Моим детям в этом плане повезло: у них только папа-психотерапевт.

У меня три дочки. Когда в 1988 году родилась первая, я был еще студентом, оканчивал медицинскую академию и разрывался между профессией психиатра и акушера-гинеколога. Акушерство и гинекология нравились мне своей результативностью: отработал ночь, принял трое-четверо родов, и результат труда налицо – лежит рядком и сопит с бутылочкой. А в психотерапии лечишь, лечишь и никогда не поймешь: то ли ты их вылечил, то ли они сами по себе поправились.

Юрий с женой. Фото: пресс-служба издательства Юрий с женой. Фото: пресс-служба издательства "АСТ"

Я все же выбрал психиатрию, потому что был старостой кружка по психиат­рии и два года работал медбратом в приемном отделении областной психиатрической больницы ближе к дому. Старшая дочка родилась умной. Когда мы однажды в первом классе шли утром в школу, я сказал ей: «Маша, ты девочка умная, скрывай это». Она молча шла два квартала, а когда мы дошли до школы, повернула голову и проговорила: «Хорошо, папа». То есть она два квартала шла и сопоставляла мои слова со своим жизненным опытом, сопоставила, нашла их разумными и согласилась.

Когда она стала постарше, в классе однажды проводили психологическое тестирование. Всем ученикам предложили выполнить стандартный рисуночный тест «Дом дерево человек». Маше интуитивно не понравилось, что кто-то хочет залезть к ней в мозги, и она спросила меня, что можно нарисовать, чтобы «порадовать» психолога.

Я подсказал. Она начала с дерева и весь вечер черной ручкой рисовала огромную яблоню с множеством мелких деталей. Нарисовала очень много больших, средних и мелких веточек, сотни черных листочков и вместо яблок развесила по дереву десятки симпатичных черных черепов.

Меня вызвали в школу. Психолог осторожно и грустно сказала, что у дочки, судя по рисунку, тяжелое органическое поражение центральной нервной системы с депрессией и суицидальными мыслями. Я сказал, что именно это мы и рисовали, поздравил психолога с профессиональным мастерством и пожелал более критично относиться к тому, что рисуют дети, особенно если у них папы – психотерапевты. Она смеялась, потому что была не только психолог, но и умная.

Через четыре года после первой дочки родилась вторая – Аня. А еще через девять лет третья дочка, Ребекка.

Аня у нас в семье самая мудрая. Однажды мы все пошли в магазин детской одежды и что-то купили Маше, что-то Ребекке, а Ане ничего не купили. Спрашиваем ее: «Аня, всем что-то купили, давай и тебе что-то купим». А она спокойно и не по-детски мудро сказала: «У меня все есть, а чего нет мне от Маши достанется».

Юрий с дочерьми: Машей, Аней и Ребеккой. Фото: пресс-служба издательства Юрий с дочерьми: Машей, Аней и Ребеккой. Фото: пресс-служба издательства "АСТ"
В воспитании детей мне видится самым главным личный пример родителей. Дети считывают не то, что родители говорят, а то, как они себя ведут. И отсутствие любви и уважения к своим детям никаким количеством слов и игрушек не заменить.

Однажды, когда Ане было 12 лет, к ней в гости зашла ее тринадцатилетняя подруга Даша и предложила пойти погулять и познакомиться с парнями, и они ушли. Когда они вернулись через пару часов, я, естественно, сгорал от любопытства: «И как?»

А так. Девушки сначала направились в ближайший киоск и купили там две большие бутылки воды. Потом они пошли в школу на тренировку по баскетболу, тихонечко сели в спортзале на скамейку и стали разговаривать о своем, о женском.

Через полчаса куча молодых, высоких и спортивных ребят набегались, наигрались и, томимые жаждой, направились пить в раздевалку. А возле раздевалки на скамеечке – две юные особы, а рядом с ними две бутылки с водой. Естественно, ребята пошли знакомиться, а эти две хитрюги дальше уже выбирали себе тех, кто красивее. Это было гениально.

Какая главная задача папы в воспитании детей? Наверное, такая же, как и мамы. Потихоньку приучать детей к мысли, что для того, чтобы у тебя все было хорошо в жизни завтра, нужно уметь себя заставить делать что-то не очень приятное и легкое сегодня.

Ребекка у нас в семье самая образованная. Она с шестого класса учится во французской школе, изучает английский, немецкий, китайский и латынь, а на досуге любит читать квантовую физику на французском языке или руководство по цитологии (клеточному строению). Мечтает поступить в медицинский институт и стать нейрохирургом.

Я не помню, чтобы сестры как-то особенно реагировали на появление младших сестер. Разве что, когда появилась самая младшая, мой друг мне сказал, что старшая, Маша, расстроилась и сказала ему об этом. Я тоже расстроился, что она расстроилась, и решил с ней поговорить. «Ты почему расстроилась?» спросил я. «Пап, ты только не сердись, сказала она мне, но я переживаю, потому что ты и так много работаешь, а теперь еще больше придется, а я большая, мне хочется чего-то красивого, и тебе будет трудно». И я ее понял и стал еще больше уважать.

Я очень горжусь своими дочерями, их независимостью, самодостаточностью, сдержанностью, умом и внутренней силой. Красотой гордиться не могу, потому что это не от меня. Но за них радуюсь. Они у меня очень красивые.

Отличается ли воспитание мальчиков и девочек? Не знаю. Не с чем сравнить. Мне кажется, что не сильно. Как говорится, мальчиков всех выгнал на улицу, кто вернулся, тот молодец, а девочек всех посадил, как травку, в жизнь, ухаживаешь, поливаешь, и они растут и расцветают сами по себе.

интересное в сети
‡агрузка...