Леся Ярославская: и в папу, и в маму

Многие замечают поразительное внешнее сходство участницы группы «Тутси» Леси Ярославской и ее мужа Андрея. Поэтому неудивительно, что их маленькая дочка Лизавета похожа на обоих родителей одновременно.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ В группе вы долгое время оставались единственной замужней участницей. Приходилось ли идти на какие-то компромиссы ради семьи?ЛЕСЯ ЯРОСЛАВСКАЯ Конечно. После того как я попала в шоу-бизнес, вся моя жизнь стала состоять из компромиссов. Потому что сочетать семейную жизнь с бесконечными репетициями, концертами, гастрольными поездками − очень непростое дело. После гастролей я забегала на четыре-пять часов домой, готовила обед, кучу вкусных салатов и уносилась обратно. Конечно, это сложновато. Но такая жизнь закаляет. И сейчас, по-моему, мне до сих пор удается все достойно совмещать.

С.Р. А рождение малышки – самое большое тому доказательство…Л.Я. Да, мы очень давно хотели ребенка. Но долго откладывали на потом, считая, что недостаточно обустроен быт. Хотя откладывать можно до бесконечности. Но время-то идет! И возраст уже самый подходящий – 27 лет. Мы с мужем решили: если Бог даст, обязательно нужно рожать. Поэтому, когда я узнала, что беременна, счастливей меня в эту секунду никого на свете не было! Это случилось в прошлом году, 6 января, вечером под Рождество: я сделала тест, увидела две полоски и от восторга была готова кричать об этом всем и каждому. Мне было так тяжело сдерживать себя, чтобы не проболтаться – особенно девчонкам, своим коллегам по группе «Тутси», с которыми я очень близка.

С.Р. И сколько времени вы хранили тайну?Л.Я. Очень долго! Два с лишним месяца. Самое ужасное было то, что выступать приходилось в слишком облегающих костюмах. Девчонки из группы никак не могли понять, почему у меня так предательски растет грудь. Спрашивали: «Леся, ты, наверное, силикон вкачала…» Я только отмахивалась. Стала говорить, что поправилась. Мне было очень стыдно врать им, но я понимала, что пока не готова открыться. Конечно, я боялась потерять работу, поскольку не знала, как отреагирует на это продюсер. Но когда все тайное стало явным (а я одновременно сообщила и Виктору Дробышу, и девчонкам), у меня будто камень с души свалился. И мне так приятно было, что девчонки сразу же заплакали – от радости за меня.

С.Р. Если не секрет, что ответил продюсер?Л.Я. К моему удивлению, Виктор Яковлевич обрадовался: «Ой, как здорово! Конечно, надо детей рожать – и в шоу-бизнесе тоже!» И пообещал сразу, как только я об этом попрошу, отпустить меня в декретный отпуск. А главное – что место в группе останется за мной. Более того, в последние два месяца, когда стало невозможно ездить на гастроли, я продолжала получать свою долю от концертов. Это были те деньги, благодаря которым я смогла удачно родить и купить все необходимое ребенку.

С.Р. Многие артисты ради сохранения формы стараются избежать грудного вскармливания. Как было в вашем случае?Л.Я. Я очень хотела кормить грудью и многое делала для этого: пила всевозможные чаи для повышения лактации, ела определенные продукты. Но, видимо, мне суждено было кормить только четыре месяца. Ведь для кормления грудью нужно полное спокойствие. А я очень эмоциональный человек, воспринимаю все слишком близко к сердцу, и любые неприятности отражались на каждом кормлении.

С.Р. Эти переживания были связаны с «возвращением в строй»?Л.Я. Нет, первый раз на сцену я вышла спустя полгода после родов. Просто, когда я покинула группу в связи с предстоящими родами, в группу взяли четвертую девочку, и некоторые «добрые люди» в моем окружении стали нашептывать: «Ты никогда не вернешься в коллектив, это твоя замена...» Естественно, я переживала − мне важно было сохранить работу, тем более в такое непростое время. И я очень рада, что, несмотря ни на что, я вернулась, так что теперь в группе «Тутси» пять участниц.

С.Р. Кто сейчас ваш главный помощник и советчик в уходе за малышкой?Л.Я. Конечно, это моя мама. Она потрясающая бабушка! Я поражаюсь, сколько она дает Лизе любви, ласки и заботы. Очень огорчают рассказы подруг, у которых бабушки категорически отказываются сидеть с внуками. У нас, наоборот, бабушка просто выпрашивает Лизу: «Дайте мне ребенка, я ее уже три дня не видела!» Кроме того, помогает и родная сестричка, которой 15 лет, и мой папа, который может и накормить, и помыть. Ну и, естественно, муж Андрей – он вне конкуренции. Вот такой у меня надежный тыл.

С.Р. Сколько месяцев было Лизе, когда вы решили ее окрестить?Л.Я. Мы крестили Лизавету в два месяца. Все происходило в подмосковной церкви в местечке Руднево, в старом храме. Семь лет назад мы в нем венчались, а теперь привезли сюда и Лизу. А поскольку крещение не шоу, а сокровенное таинство, посторонних людей в церкви не было.

С.Р. Как вам кажется, на кого сейчас больше похожа дочка?Л.Я. Если взять мои старые фотографии, то кажется, что мы с Лизой – как две капли воды. А вот ночью, когда Лиза спит в обнимку с папой, я замечаю, насколько сильно дочка похожа на Андрея. Наверное, это все оттого, что мы с мужем постепенно становимся все более похожими друг на друга. Чем больше времени мы вместе, тем заметней это сходство.

С.Р. Что, на ваш взгляд, самое прекрасное в материнстве?Л.Я. Материнство дает удивительную возможность отключиться от всех проблем, радоваться каждому дню, проведенному с малышкой. Я чувствую, как молниеносно летит время: недавно мой ребенок не умел ничего, а сейчас Лиза уже сидит, машет ручками, пытается говорить и даже бегать – правда, с моей поддержкой. И очень жаль, когда родители, занятые повседневными делами, обращают внимание на что угодно, только не на своего ребенка, заблуждаясь, что детство малыша будет длиться долго. Мне же хочется насладиться этим в полной мере.

А вообще главное в материнстве – быть готовым к нему. В противном случае возникает неудовлетворенность, излишняя нервозность, а ребенок это хорошо чувствует. Но когда ты готова принять предстоящие перемены, то тебя просто распирает от счастья, будто фонтан бьет изнутри. И мне очень нравится это состояние – надеюсь повторить его в будущем как минимум еще раз.

интересное в сети