Людмила Петрановская о том, что такое "современное родительство"

Семейный психолог Людмила Петрановская рассказала нам о радостях и трудностях современного родительства. Оказывается, можно выдохнуть и хотя бы немножко расслабиться.

Быть родителями в современном мире стало сложнее. Почему?


В плане быта сейчас проще. Но, с другой стороны, много сил отнимает решение организационных вопросов. Представления о том, до какой степени за ребенком нужно присматривать и как именно нужно обеспечивать его безопасность, сильно изменились. Это в моем детстве детей с 5 лет отпускали гулять во двор и звали домой только с наступлением сумерек. А сегодня невозможно себе представить, чтобы в большом городе родители позволили такую самостоятельность даже 10-летнему школьнику. Хотя на самом деле мегаполисы могут и не быть такими опасными, какими мы их себе представляем. Расстояния тоже увеличились, приходится тщательно продумывать трансфер. А дополнительные хлопоты могут сильно осложнять жизнь.

Такое ощущение, что от всех этих обязанностей еще и очень устаешь.

Это как раз уже психологический аспект свершившихся изменений. Сейчас мы рожаем одного-двух детей и относимся к ним как к главным «инвестиционным» проектам своей жизни. Все мы хотим, чтобы ребенок непременно стал успешным и чтобы мы им гордились. Но все люди разные, и не факт, что эти наши «пожелания» совпадут с его врожденными характеристиками.

Разве это не печальный удел родителей во все времена?


Случаев, когда ребенок становился главным центром жизни родителей, в прошлые времена было крайне мало. Сейчас это встречается сплошь и рядом. В результате тревога родительская растет. Появляется завышенная требовательность к себе и к ребенку, страх разочароваться в нем, боязнь совершить ошибку: не так воспитать, чего-то недодать. Сильно давят на родителей и социальные установки. Общество ждет, что мама и папа сделают ребенка успешным и обязательно счастливым. Мало кому в голову приходит, что это противоречивые требования. По сути-то мы хотим, чтобы наш ребенок учился так же усердно, как китайский, а счастливым и уверенным в себе был бы, как американский. Но достижим ли такой идеал в реальности?

То, что нужно
«Значение методик раннего развития очень преувеличено. Любые знания, если их не поддерживать, у маленьких детей очень быстро выветриваются. А вот приобретен­ные моторные навыки остаются на всю жизнь. Дошкольника лучше учить не читать и писать, а плавать, кататься на велосипеде, на лыжах или на коньках».

В соцсетях пишут, что точно да.


Соцсети усиливают общественное давление. Мы часто забываем, что в эти каналы связи попадает хорошо отфильтрованная информация. Родители показывают друг другу идеальную картинку. И у каждого складывается впечатление, что у всех дети как дети, а у нас «непонятно что». Одни разочарования.

Зато насладиться материнством и отцовством нам обещают сторонники осознанного родительства…


Осознанное родительство подразумевает тотальную включенность в процесс воспитания. В каком-то смысле этот модный тренд придумали не от хорошей жизни. Ведь когда родителю легко? Когда все, что он делает, он делает не задумываясь. На автопилоте. Как все предыдущие поколения, как это продолжают делать животные. Ведь на самом деле чисто родительская функция по выращиванию потомства не требует никаких особых усилий и дополнительных раздумий. Раньше так и было. Если девочка росла в большой полусемье-полуобщине, то к тому моменту, когда у нее самой появлялись дети, она успевала перенянчить десять, а то и двадцать младенцев. И все ­приемы, ­­как ­ребенка успокоить, накормить, уложить спать, были миллион раз отработаны на практике. Ясно, что ни думать, ни переживать, ни сомневаться ей особо не приходилось.

«Мой призыв к родителям: относитесь критично ко всему, что вы читаете. Это все чьи-то домыслы. Они когда-то могут быть точным попаданием, кому-то могут быть полезны. Но ни в коем случае не нужно считать, что это научно доказанная и универсальная истина».

Нам мешает только отсутствие «автоматических» навыков?


Действовать на автопилоте можно лишь в двух случаях. Если нас самих устраивают те методы воспитания, которые применяли наши родители, и если мы продолжаем жить в тех же обстоятельствах, в той же среде и с теми же общепринятыми установками, что и они. Но воспитательными методами своих родителей довольны не все. И жизнь сильно изменилась. Поступать, как мама, уже не получается. Приходится искать свой, новый путь.

В чем мы сомневаемся больше ­всего?


Мы сомневаемся во всем. Многие родители раздумывают над каждым своим словом и поступком, которые так или иначе касаются ребенка. Причем я говорю не о каких-то глобальных вещах, хотя сомнений и тут предостаточно (делать прививки или нет? отдать в сад или подождать?), а о повседневных задачах. «Вот он просит конфетку – дать сейчас или не надо? Хочу его потискать – хорошо это или плохо? А если макароны на ужин сварю – это как, совсем ужасно будет?» Сомневаться приходится в режиме нон-стоп. Проблема в том, что процесс беспрестанного обдумывания каждого решения в отличие от режима работы на автопилоте требует включения всех отделов мозга. А мозг – один из самых энергозатратных органов. Ресурсы быстро иссякают, отсюда и ощущение усталости, чувство не только моральной, но и полной физической опустошенности.

Не сами ли мы в этом виноваты?


Наша жизнь действительно очень быстро сегодня меняется. И мы ­правда растим детей в совершенно иных обстоятельствах, чем росли мы сами. Но мы должны помнить, что к излишним переживаниям на эту тему, к чрезмерной невротизации процесса нас толкают именно эти объективные обстоятельства и наша ответственность, желание хорошо позаботиться о своем ребенке. Тут нет ничьей вины. Времена не выбирают. Хотя все-таки мы склонны преувеличивать наше влияние на характер и судьбу ребенка. Это тоже мешает. Ведь мы чего боимся? «Не то скажу – травма будет на всю жизнь», «Этого не сделаю – вырастет простофиля», «После 3 лет ведь поздно будет!».

«Не нужно ребенка заставлять. Во всем, что касается развития, гораздо важнее оставлять двери открытыми. Пусть он год позанимается музыкой и запомнит, как ему было весело. Если захочет, он потом к этому еще вернется. Да, он не станет профессиональным пианистом, но, поверьте, детей, которые влюблены в музыку, заставлять не приходится».
«Не нужно ребенка заставлять. Во всем, что касается развития, гораздо важнее оставлять двери открытыми. Пусть он год позанимается музыкой и запомнит, как ему было весело. Если захочет, он потом к этому еще вернется. Да, он не станет профессиональным пианистом, но, поверьте, детей, которые влюблены в музыку, заставлять не приходится».

А все-таки поздно не будет?


Откуда вообще взялась фантазия, что воспитание детей – это простой алгоритм: сделай раз, два, три – и получишь результат? Человек – система сложная. Очень много факторов на нас влияет. Никто не может вам сказать, что если наказывать ребенка, то все будет с ним хорошо, а если не наказывать – обязательно плохо. Или наоборот.

Детские психологи, например, ­­лю­бят впе­ред за­глядывать…


Один из факторов, повлиявших на невротизацию родителей, – это лавина психологических знаний, которая за последнее время обрушилась на головы обычных людей. Когда нет уверенности в том, что ты делаешь, даже полярные мнения становятся для нас в некотором роде равноценными. И в ситуации мучительного выбора мы постоянно нервничаем. Но надо понять, что психология, если говорить про глубинную психологию, про становление личности, про то, как влияет воспитание на нашу дальнейшую жизнь, не получила еще статус науки с достоверными ­знаниями. Все ее содержание – это чьи-то представления, концепции, иногда вовсе фантазии. Один психолог ­говорит: «Я так вижу!» Потом получае­т статус мэтра. Его начинают слушать, и ему начинает казаться, что он отыскал истину. А дальше он замечает ее где надо и где не надо. В этом смысле любую проблему в поведении ребенка можно объяснить ошибками, которые в свое время совершили родители. Маму с папой всегда можно призвать к ответу задним числом. Это дело навыка и определенного уровня вербальной одаренности. И, конечно, неспециалистов такие фокусы гипнотизируют.


Как тогда сохранить критичность?


В области версий, теорий, предположений все равно нет другого варианта, кроме как думать и слушать прежде всего себя и внимательными быть к своим отношениям с детьми. Первое, что надо понять: нет никакого абстрактного ребенка вообще. Есть только ваши дети. И они тоже все разные. Что-то будет подходить одному, а другому – нет, что-то будет близко или не близко вам. Второе: нет никаких универсальных рекомендаций. Когда меня просят их дать, я отвечаю: «Не бейте детей по голове!» Для этого не нужен психолог, достаточно Уголовного кодекса.

А что са­мое глав­ное в вос­пи­та­нии – это вы можете рассказать?


Я могу только на метауровне дать советы. Смотрите на своего ребенка. Старайтесь понять, какой он у вас, какие у него особенности. Смотрите на себя. Пытайтесь разобраться, какой вы человек. И смотрите не только на поведение ребенка, а на то, что происходит с вашими отношениями. Отношения важнее поведения. Отношения – это то, с чем вам жить годами, а поведение сегодня такое, а завтра другое. Нет смысла портить отношения с подростком, который сейчас переживает непростой период. Потому что завтра он возьмется за учебу, а вы за то время, пока он три раза прогулял школу, можете так все испортить, что потом не починишь.

наш стиль
«Наша обязанность как родителей – сделать так, чтобы потребности ребенка были удовлетворены. Но это не значит, что мы должны делать все так, как он хочет в данный момент. Мы ведем тот образ жизни, который мы выбрали, и наша задача – помочь детям к нему адаптироваться. Это не значит, что нужно говорить ребенку: «Я делаю что хочу, а ты уж выкручивайся как знаешь!» Пытайтесь понять, какие моменты в вашем образе жизни его действительно напрягают, и ищите способы, как ему помочь».

Многие родители практикуют либеральный подход, потому что не хотят подавлять свободу воли у ребенка. Это правильно?


Позиция: «Мне ничего не разрешали – я разрешу все!» – это не выход. Важно понять, что отношения между ребенком и родителями от природы иерархичны. Нужно не бояться проявлять авторитет и ставить границы. Говорить о свободном выборе в полном смысле слова можно не раньше завершения подросткового периода. А до тех пор ребенок только учится выбирать, постепенно расширяя сферу своей свободы.

Родители же всегда действуют из лучших побуждений. Взять хотя бы раннее развитие. Просто приходится записывать ребенка в 10 кружков, чтобы он от сверстников не отстал!
Безусловно, пример других на нас влияет. Наша задача – это влияние отслеживать и не быть его рабами. Многие подростки сегодня вообще ничего не хотят: ни учиться, ни работать. Каждый раз, когда я разговариваю с родителями таких детей, выясняется, что с ранних лет было очень много кружков и секций, и обязательно чтение с 5 лет, и анг­лийский с рождения. «Он у нас такой талантливый! Мы хотели дать ему все самое лучшее!» Дали.

Получается, делать вообще ничего не нужно?


Хотя нам предлагают относиться к детям как к инвестиционному проекту, важно помнить, что ребенок – это отдельный человек. Мы как родители должны создать благоприятные условия для его развития. Что сюда входит? Да ничего особенного на самом деле. Мы должны обеспечить его физическую и психологическую безопасность, общаться с ним, поддерживать его и давать ему возможность познавать окружающий мир – водить его в музеи, зоопарки, брать с собой в отпуск или в путешествия. И, собственно, все. Больше ничего специального для развития ребенка делать не нужно.

интересное в сети
‡агрузка...