Михаил Полицеймако: Любовь без правил

Михаил Полицеймако не только любимый многими актер и ведущий, но и по-настоящему трепетный отец и муж. Сегодня Михаил, его жена (тоже актриса) Лариса, а также продолжательницы славной актерской династии Полицеймако – Фарада, их дочери София и Эмилия, у нас в гостях.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Михаил, девочки с детства мечтают о детях, о семье, представляют себе, какая она будет. Мальчики мечтают о чем-то подобном? О принцессе, например?МИХАИЛ ПОЛИЦЕЙМАКО Думаю, мечтания о принцессе естественным образом приходят в отрочестве. А вообще мальчишечьи мечты – о другом. Есть мальчики, мечтающие о космосе, о том, чтобы стать футболистом, и, наверное, те, кто хочет стать супергероем. Мои первые мечты были связаны с футболом и с карьерой суперпевца. В общем, хотел стать супер-пупер! Правда, по мере взросления мечты быстро рассеиваются… И, если говорить о мыслях, касающихся какого-то идеала семьи, у меня их не было. Да и мозг мужской, мне представляется, окончательно формируется только годам к 30. Вот уже в этом возрасте мужчина может отвечать за свои поступки. А если мужчине исполнилось 20–25 лет, это вовсе не значит, что он уже вырос: в душе он может оставаться подросток подростком. Ему хочется играться и ничего не делать.

С. Р. Когда повзрослели вы?М. П. Не могу сказать точно, но, наверное, мое взросление было связано с болезнью папы. Тогда моя жизнь кардинально поменялась. А до этого я себя помню абсолютно беззаботным человеком, даже несмотря на то что уже закончил ГИТИС и работал в театре.

С. Р. Ваш 13-летний сын Никита появился, когда вам было как раз 25. Появление детей тоже способствует взрослению?М. П. Честно скажу, нет. Конечно, появление Никиты стало счастьем, но и ношей. А к ноше я не был готов. Сегодня общая тенденция такова, что отцами становятся довольно поздно, и, наверное, это неплохо. Во всяком случае, в более зрелом возрасте отцы получают от появления детей непередаваемое удовольствие.

С. Р. То есть ко времени появления девочек вы как папа уже были готовы?М. П. Между рождением сына и рождением девочек огромная пропасть. Девочек мы с Ларисой очень ждали. А потом мне было уже 30 лет, когда появилась Миля, и 33, когда родилась Соня. Возраст, когда мужчина одновременно еще и полон сил, и уже понимает, что делает. В то время как рождение сына для меня было шоком. Приятным, но шоком. Мне кажется, что мой возраст отцовства с девочками оптимален.

С. Р. С тремя детьми, можно говорить о солидном опыте воспитания?М. П. Можно иметь 20 детей и не быть опытным. Тут же каждый раз все заново! И дети все разные. И по характеру, по темпераменту, и болеют они по-разному, и общаются. Все как в первый раз. Поэтому я не могу сказать, что я опытный отец. Я – внимательный отец. Или, как меня называют друзья, – трепетный отец. Но – неопытный, потому что если я останусь один на один с Эмилией, которая уже ходит в первый класс, то с ней я еще смогу справиться. А вот с Соней мне пока сложновато. А с двумя сразу – тем более! Откровенно говоря, мне кажется, что осознанное воспитание нужно начинать лет в семь. Вот Эмилию уже можно воспитывать. А Сонечка еще такой ангел!

С. Р. А что такое для вас воспитание?М. П. Собственный пример, прежде всего. В этом смысле оно уже, конечно, давно началось. Но я имею в виду нечто другое. Знаете, когда родители заставляют детей учиться чуть ли не с рождения, изучать языки, сниматься в рекламе, соответствовать трендам. Мне кажется, что у детей должно быть детство. А воспитание – такой процесс, который должен происходить в семье органично. Вот у меня так, например, в семье происходило. Воспитание – это здесь и сейчас, ничего нельзя запрограммировать. Когда маленьких детей отдают в 4 года в фигурное катание, по-моему, это можно оправдать только бешеными способностями. А если способности есть, но не бешеные, лучше, все-таки, оставить им детство.ЛАРИСА ПОЛИЦЕЙМАКО Воспитание – это неминуемо кнут и пряник. Естественно, мы никогда, ни в коем случае, не бьем девочек, но, конечно, можем поругать. Но если я, например, поругаю, то просто не в силах долго сердиться, уже через полчаса сама начинаю искать лазейки, чтобы дочери могли со мной примириться. И с Мишей в вопросах воспитания мы стараемся быть солидарными, договариваться, не противоречить друг другу.

С. Р. А как вы находите грань между вседозволенностью и развитием внутренней свободы дочерей? Ориентируетесь на чей-то опыт? Может, читаете педагогические книги?М. П. Действую по обстоятельствам. Ориентироваться на кого-то – значит подражать. Я так не хочу. И подобные книги тоже не читаю, они мне напоминают сборники готовых рецептов. Да, рецепт бывает нужен, но для этого необязательно смотреть, как у других. Вот, например, подруги Милены поют, не имея голоса и слуха, а Миля, напротив, легко попадает в ноты. Значит, это нужно развивать. Или – есть девочки серьезные, а Миля не такая, она радостная, добрая. И зачем ее переделывать в серьезную? Загонять детей в какие-то законы воспитания – это не для нас. Помните, был такой предмет в школе: «Этика и психология семейной жизни». Мне даже само название кажется абсурдным – какая-то математика души. Или математика, или душа. А для нас все-таки чувства, это главное. Никаких законов и формул в любви к ребенку, а, значит, и в деле воспитания его, по-моему, быть не может. Вот меня, например, всегда смешило и возмущало расписание дня: 7.45 – подъем, 8.00 – завтрак, и т. д. Для меня это дико! Это сковывает ребенка, это дает ему какой-то груз, какие-то обязательства. Например, Миля в Москве днем не спит, а на море спит. Ну и что? Все должно быть по желанию. Внутреннюю гармонию нельзя нарушать, особенно у ребенка.

С. Р. Михаил, расскажите об истории создания вашей семьи. Как с Ларисой познакомились?М. П. Познакомились давно, в театре. Полюбили друг друга безумно, хотя оба были в тот момент несвободны. Очень долго друг к другу присматривались, все было непросто. Но любовь все победила! Понимаете, просто появляется ощущение, что без этого человека жить не можешь. И все обстоятельства, которые тебя окружают, становятся не важны. В 2007 г. у нас родилась Миля, в 2010-м – Соня.

С. Р. А как считаете, для того чтобы настоящая любовь продолжалась, человек что-то должен делать? Или если настоящая, то сама продолжается?М. П. Конечно, должен! Да не один, обязательно оба, обязательно вместе. Семья, помимо любви, счастья, это еще и работа. Причем работа очень позитивная, но, бывает, и трудная, бывает, и невыносимая. Разная. Но работать должны все. Пламя необходимо поддерживать, постоянно подкидывать березовые дровишки.Л. П. Сначала любовь – это период цветочно-конфетный. Затем начинается семейная жизнь со всеми соответствующими сложностями, с притирками, с борьбой характеров и уступками. Есть моменты, когда понимаешь: если сейчас не возьмешь себя в кулак, не сдержишься, не уступишь, случится непоправимое. Поэтому согласна с Мишей: любовь - это работа. Не мучительная, безусловно, даже не каждодневная, но работа. И ссоры тоже нужны, потому что невозможно и даже скучно постоянно пребывать в сладости.

С. Р. Расскажите о девочках. По характеру они разные?М. П. Разные. И у каждой свой определенный путь. Миля более творческая натура, танцует – год занималась в студии Илзе Лиепы, поет. Очень пластичная, гибкая, прекрасно двигается. Соня –другая. Лучезарная, домашняя! Ну, она еще просто очень маленькая. Хотя, несмотря на возраст, мне кажется, Соня более целеустремленная, более практичная. Пока, во всяком случае. А Миля более романтичная. Соня – такой маленький генерал.Л. П. Миля в этом году пошла в школу, в детский сад не ходила, но с двух лет к ней приходили педагоги: по музыке, по рисованию. Соню тоже в детский сад не отдадим, будем по кружкам водить.

С. Р. Дружат?М. П. Друг без друга жить не могут! И безумно любят друг друга, и дерутся. Поначалу у Мили была ревность, поскольку она не понимала, что это мы привезли из роддома. Но мы стараемся в семье все делать вместе, поэтому сейчас ревности нет. Важно, что Миля понимает, что Соня младше, знает, что ей надо уступать, и уступает.

С. Р. Михаил, вы присутствовали на обоих родах. А зачем вам это?М. П. Странный вопрос. Рождаются мои дети, как же мне не быть там? Для меня это норма. Мне это было в радость. Помню, когда родилась Миля, ее сразу унесли, чтобы положить в кувез, а когда появилась Соня, ее запеленали и так вот, просто, положили на стол и ушли. Я спрашиваю: «А почему ее никуда несут?» «А, – говорят, – здоровый ребенок, пусть лежит».

С. Р. Вы задумываетесь о будущем девочек? Кем мечтаете их видеть?М. П. Нет. Мечтать пока рано. А к происходящему сейчас я подхожу практически. Надо, чтобы дети не болели, были накормлены, занимались, хорошо себя чувствовали, – вот главные задачи, которые стоят передо мной. А мечтать?.. Мечтать можно о чем угодно, а все равно получится по-другому. Самое главное, о чем я всегда мечтаю, чтобы все были живы-здоровы, – вот моя главная мечта.Л. П. Я очень хочу, я прямо заклинаю, чтобы дочери были счастливы. И здоровы, разумеется. Но помните эту знаменитую поговорку: «На «Титанике» все были здоровы»? А я хочу, чтобы девочки были и счастливы. И тоже, как я, встретили свою любовь. Чтобы их любили, берегли. Мы с Мишей передадим эстафету нашего очага в руки любимых людей наших дочек. Хотя, конечно, об этом говорить еще рано… Мне очень хочется, чтобы и друзья у них были, чтобы они дружили между собой, как сейчас. Пока они лучшие друзья.

С. Р. Что сейчас происходит в вашей творческой жизни?М. П. В новом фильме «Коньки для чемпионки» у меня смешная роль директора магазина, где продаются коньки. В другом, недавно снятом фильме я сыграл ведущего «Поля чудес». Что касается театра, есть у меня задумка вновь, после постановки «Маленьких трагедий», попробовать себя в роли режиссера. Театр меня не отпускает, спектаклей много, и в связи с этим много и поездок.Л. П. А я сейчас в несколько раздвоенном состоянии. С одной стороны, стараюсь весь первый класс помогать Миле, находясь дома. Даже несмотря на то что у нас есть няня, бабушки, чувствую, что у нее сейчас есть потребность именно во мне. Но параллельно с этим продолжаю играть в антрепризе, и мне это тоже очень нравится.

С. Р. Актрисами их хотели бы видеть?Л. П. И в той, и в другой, по-моему, чувствуются творческие нотки, но я специально не акцентирую на этом внимание. Время сложное, профессия сложная – постоянно нужно о себе заявлять, это тяжеловато. Знаю по себе и сама так не умею. Жалко самим толкать их в такое жестокое ремесло. Тем более я уверена: если человек талантлив, это само сработает, его заметят. Но я хочу, чтобы у них была еще одна профессия. Либо языки, либо литература или психология, например. Все, что угодно, но чтобы была база, чтобы, если что, можно было бы еще чем-то заняться.М. П. Не знаю, хочу ли я видеть их актрисами. К этому делу должны быть безусловные способности. Но это можно увидеть только лет в 12–14. Посмотрим! Самое главное, чтобы они запаслись здоровьем, запаслись знаниями для этой сумасшедшей взрослой жизни, которая их ждет.

Совет от звезды
Всем советуем в любых вопросах воспитания обходиться без насилия. Например, этим летом в Болгарии у нас Сонечка худела. Но не по принципу: «Соня, худей!» Нет! Просто мы нашли замечательную дискотеку, куда Соня каждый день ходила и получала от этого большое удовольствие. И все происходило органично и ненавязчиво.
интересное в сети