Почему вам не поможет психолог

Психологическая помощь становится популярной. Все больше людей доверяют свои семейные и личностные проблемы профессионалам. Но – увы – не каждый может сказать, что это помогло. Почему?

Самый очевидный ответ – не тот психолог попался. Да, такое возможно. Причем под характеристикой «не тот» стоит понимать не только отсутствие должного профессионализма, опыта, но и то, что человек просто по каким-то причинам не подходит именно вам. Внешность вызывает какие-то тревожные ассоциации, речь слишком для вас быстрая (медленная)… Да просто по непонятной причине: не нравится – и все тут. Эта вроде «мелочь» на самом деле может создать препятствия для контакта, становиться еще одной дополнительной проблемой. Так что найти своего психолога очень важно – чтобы сам по себе контакт способствовал работе с проблемами. Однако бывает, что причина совсем не в психологе. В клиенте. Точнее, в его истинных намерениях при обращении. За фразой «нужна помощь» могут скрываться разные намерения и желания. «К маме? Да ты что? Кто же сейчас с мамой по таким вопросам советуется? Вот я была в Америке – так там у каждого личный психолог. Прямо со школы. Вот тебе телефон – очень хороший специалист. Все наши у него уже были». Наука о душе становится нормой жизни, уже никого не пугают называния специалистов, начинающиеся на «психо» – и это плюс популярности. На психологию начинают действовать законы моды – и это минус. Вряд ли будет возможна настоящая работа с проблемами, если основной (внутренний) смысл обращения – в создании имиджа, а специалист выбирается по степени близости его кабинета к салону красоты и ресторану здорового питания. Уж, как говорится, лучше бы к маме.

И все-же, почему психолог не всегда может помочь? Потому что...

Проблема слишком нужна, чтобы с нею расстаться

С рождением младшей сестры Полина стала болеть. Родители в принципе понимали, что причина этого – ревность, желание вернуть внимание, и старались исправить ситуацию. Но получалось не очень. Она же пять лет была единственным ребенком на всю большую семью, иначе, как «наша принцесса», «красавица», «драгоценный ребенок», ее никто и не называл. Ее и сейчас, конечно, очень любят. Да и называют так же – только с другой интонацией. «Сама бы могла одеться, принцесса ты наша. Ты же видишь, что я с малышкой занимаюсь»; «Ну ты, красавица, придумала. Спать тебя укладывать? А может, еще и из бутылочки покормить?» Очень скоро Полина поняла, что вернуть свое положение принцессы она может только путем заболевания. Тогда, по крайней мере, бабушка приезжает и занимается только ею, Полиной, не призывая немедленно повзрослеть и стать самостоятельной. «Ничего страшного, это адаптация к новым условиям. Она скоро привыкнет. А несколько лишних простуд – это не так опасно», – решили между собой родители. Однако каждая новая простуда длилась все дольше, и происходило это все чаще. Потом обнаружился гастрит, потом вегетососудистая дистония, потом аллергия… Мама не могла в присутствии Полины баночку с детской присыпкой открыть – у ребенка тут же текли слезы и покрывались пятнами руки. Стало понятно, что своими силами с ситуацией не справиться. Стали ходить на консультации, а потом и на специальные занятия к детскому психологу. Сначала помогало – Полина стала более веселой, жизнерадостной, но потом проблемы, в том числе и со здоровьем, вернулись. Потому что именно это, болезненное состояние и давало Полине то, что было для нее ценным. Именно его она зафиксировала как идеальное и к нему стремилась. Можно сколько угодно ходить и «избавляться» от проблемы, но если она в реальности является нужной, то никуда не уйдет. Точно так же подсознательно люди цепляются за проблемы, связанные, например, с зависимостью. Жена обращается по поводу игромании (компьютерной зависимости, алкоголизма) мужа, они вместе посещают консультации, но никаких изменений не происходит. Возможно, в глубине души они (изменения) не очень и нужны. «Проблемный» муж дает, в реальности, много преимуществ. Можно строго контролировать все жизнь семьи, включая финансы («Иначе мы без средств к существованию останемся»), можно именно на него сваливать ответственность, когда что-то идет не так («Я даже не смогла закончить образование из-за него») и в конце концов можно поддерживать свою самооценку на высоком уровне. Чтобы проблема решалась, мы должны быть твердо уверены, что жизнь после этого будет лучше. Внутренний мотив – основа эффективной работы.

Еще и делать что-то надо?!

«Вы же психолог, вы и сделайте что-нибудь». Довольно большая часть людей рассчитывают именно на это. Даже если они говорят «посоветуйте», «скажите», «помогите разобраться», то имеют в виду все равно: «Сделайте». «Ребенок агрессивный – и на улице, и в садике уже проблемы возникают. Может подойти и ударить кого угодно, может обругать. Просто не знаем, что делать – скоро из дома будем бояться выходить. А в семье все нормально, как у всех. Да при чем тут это? Проблема же у ребенка». Людям, которые хотят перемен, такая установка («Я расскажу – а вы сделайте») не помогает. Первое, что надо иметь в виду: у детей не бывает своих проблем. Любая проблема ребенка всегда связана с особенностями поведения взрослых, которые рядом. Второе: изменить поведение детей можно, только меняя условия, в которых они находятся (свое поведение и отношение к ним). Хотя второе правило касается и взрослых. Мы не можем ждать, что кто-то изменится просто так, по нашему желанию.

Психолог в одиночку не может изменить поведение ребенка. Это можно сделать, только меняя условия, в которых он находится.

Ване четыре года. Он добрый и способный, уже умеет читать, хорошо рисует. Проблема – тревога, доходящая до паники. Когда это случилось первый раз, воспитательница даже подумала, что ребенок заболел. Ваня покрылся потом, весь дрожал, цеплялся за руку, не отпуская ни на секунду, потом расплакался и уснул. Позже такое случалось еще неоднократно и, конечно, обратило на себя внимание психологов детского сада. Мама, придя на консультацию, подтвердила, что мальчик очень тревожен, и сказала, что ее это очень волнует. Но потом добавила, что условия, в которых они живут, очень драматичны. Ни о каком повое не может быть и речи. Она, мама, очень любит своего нового мужа, но он очень вспыльчив и ревнив. Семейные сцены ссор, скандалов, бурных примирений разыгрываются по несколько раз в неделю. Первый панический приступ у Вани случился как раз в тот момент, когда, примиряясь, родители закрыли дверь в свою комнату. «Возможно, он просто испугался. Мы же за минуту до этого бросали друг в друга тарелки. Нам, конечно, стоит вести себя спокойнее. Но куда деться от страстей? Любовь – это главное в жизни. А Ваня привыкнет, наверное. Или, может, позанимаетесь с ним? Вы же психолог…»

Все уже решено, и поход к психологу - игра

Марина давно чувствовала, что в семье что- то не так, хотя никаких явных изменений не происходило. Муж так же работал, так же по вечерам приходил домой и помогал заниматься с младшим ребенком. По выходным так же ездили в гости к друзьям, навещали бабушек, делали покупки. Все это происходило так, как раньше, – и при этом совершенно иначе. На каком- то удалении друг от друга. Муж удалялся. Не так часто брал за руку, не так реагировал на поцелуи. Если раньше, слушая Марину, он всегда иронизировал, подшучивал над ее выводами (Марина обижалась – он извинялся – они обнимались), то сейчас слушал молча, серьезно кивал, потом говорил «Несомненно, ты права». Если раньше они всегда выясняли, кому идти укладывать ребенка, то сейчас муж и сам охотно соглашался. И укладывал так долго, что иногда там, в детской, и засыпал. Если раньше ссорились по пустякам, то сейчас все стало тихо и спокойно. Когда же однажды Марина все-таки задала вопрос «Неужели ты не чувствуешь, что мы живем совсем по-другому?», муж ответил: «Да, конечно. Возможно, это кризис отношений» – и предложил обратиться к психологу. Они ходили туда несколько недель, а потом муж сказал: «Видишь, даже психолог не может ничего сделать. Наверное, нам лучше расстаться». Через полгода Марина узнала, что он женился вновь и в новой семье вот-вот появится ребенок. То есть, когда он предлагал налаживать отношения, он уже знал, что уйдет. Почему не сделал это открыто? Не хотел чувства вины. Или, может, боялся скандала. Или просто любит, чтобы все было красиво, достойно. Расстаться так, после визитов к психологу – совсем не то же самое, что бросить семью с маленьким ребенком. Отчим не может найти контакт с детьми и предлагает (конечно, тоже после визитов к психологу), чтобы они пожили у бабушки. Мама неодинаково относится к своим родным детям, не хочет этого даже скрывать, оправдывает предпочтения сложными внутренними проблемами, идет на консультацию – и тоже говорит «нет, даже психолог не помог». Специалист, конечно, почти всегда чувствует манипуляцию (хотя, встречаются ого-го какие артисты!), а вот окружающие, причастные к ситуации, верят. И чувство вины у них потом гораздо больше. Распознаются такие уловки по спокойствию и общему позитиву в настроении. Оно не соответствует тому, что человек о своих переживаниях говорит.

Психологу тоже не хочется говорить правду

Истина где-то рядом. Но не здесь. Каждый, кому доводилось рассматривать конфликтную ситуацию с нескольких сторон, имел возможность убедиться в значимости фактора субъективности. Вот только что казалось, что виновата во всем жена – подозрительная, постоянно с претензиями, не умеет видеть хорошее. А послушав жену, такой уверенности уже нет. Трудно быть не подозрительной, если человек регулярно пропадает на несколько дней, а потом приходит даже без извинений («Ну что, соскучились?»). Конечно, абсолютной объективности в вопросе отношений быть не может, но все-таки иногда рассказ о проблемах очень далек от правды. В этом случае психология тоже не будет особо полезна. Это все равно что менять в доме трубы по причине того, что дует в окна.

Кристина давно поняла, что ошиблась в выборе мужа. Не такой он успешный, не такой общительный и любящий. Нет, любить-то он любит и ее, и ребенка, но как-то очень уж спокойно. Без цветов, сюрпризов, восторгов. «У меня премия вот – довольно приличная сумма. Можем решить, на что потратить – в отпуск поедем или, может, ремонт сделаем». Ну что это такое? Разве так делают настоящие любящие мужчины? Нет – они покупают билет на самолет и говорят: «Я хочу увезти тебя в чудесное место, мы будем там совершенно одни». Кристина была на грани отчаяния при мысли, что такой и будет жизнь – бытовое выполнение обязанностей. И вдруг судьба улыбнулась: мужчина ее мечты сам подошел на улице и спросил: «Вы прекрасны, но почему столько грусти?» Они встречались почти год, а потом Кристина решила: «Ну зачем мешать своему счастью?», собрала вещи, взяла ребенка и поехала к любимому. Тот выслушал все причины, по которым они должны быть вместе, а потом сказал: «Да, честно говоря, я с тобой и завел отношения потому, что ты замужем была. Мне семья-то не очень нужна, а уж дети – тем более». И грубо отогнал дочку от аквариума. Кристина вернулась домой в слезах. «Я поняла, что не могу жить без тебя. Мне больше никто не нужен. Надеюсь, ты оценишь мою любовь». Через месяц эту историю (тот вариант, который был и для мужа) Кристина рассказывала психологу. Обратиться пришлось, потому что муж другим не стал, поступок не оценил («Он же должен быть благодарным. Я ради него отказалась от отношений…).

Называть вещи своими именами, быть честными с самими собой – это очень важно. В любом случае – и если планируете обратиться за помощью к психологу, и если стараетесь разобраться в проблеме самостоятельно.

интересное в сети