Современные девочки: какие они?

Кажется, что в нашем мире все меняется очень быстро и кардинально. И люди? И дети? Вот, например, девочки…Свой взгляд на воспитание девочки в современном мире предлагает семейный психолог Галия Нигметжанова.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Девочки и мальчики сегодня – это разные модели воспитания?

Галия Нигметжанова: Безусловно, есть какие-то вещи, заданные природой, то есть врожденные и особенные для разных полов. Например, мальчики и девочки по-разному взаимодействуют с пространством. Девочки больше осваивают внутренние территории: это обустройство, улучшение внутри дома, например. Для мальчиков освоение – покорение внешних пространств. По-разному работают и каналы восприятия. Девочки склонны прислушиваться к советам старших, повторять их действия, вести себя «правильно». Они любят быть рядом с родителями, с другими взрослыми, слушать, что те говорят, принимать участие в беседе. Мальчишкам такое поведение мало присуще, совершенно нормально, когда они просто убегают от подобного, не выдерживая потока слов. Но, как мне кажется, для воспитания в современном мире не гендер важен. Важно качество наших взаимоотношений с ребенком. Понимаем ли мы его, слышим ли, уважаем ли его интересы, его границы – все это много-много важнее, чем ориентация на его пол.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Действительно ли роли мужчины и женщины в современном обществе все более сближаются? 

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Да. Если сравнивать нынешних родителей и их пап и мам, предыдущее поколение взаимодействовало с родителями не так, как люди хотят общаться сегодня. На наших бабушек и дедушек пришлись непростые времена их молодости. Не до особенного выражения собственных чувств, что сказалось и на отношениях с детьми, сегодняшними родителями. «Без сантиментов! Нечего ныть!» –  такой стиль общения был вполне в ходу и с мальчиками, и с девочками. Сегодняшнее поколение родителей – и женщины, и мужчины – прежде всего ждут друг от друга именно того, чего не хватало в отношениях их родителей – эмпатии. Эмоционального отклика, сопереживания, понимания, разделения чувств. В природе женщины все это заложено. У мужчин – в меньшей степени. Одновременно с этим от женщины требуют активности, инициативы  – того, что более характерно для представителей сильного пола. Таким образом, эти две картинки – то, чего мы ждем от мужчин, и то, чего мы ждем от женщин, – сближаются. Что делать в такой ситуации родителям? Когда общая картина гендерной модели становится несколько размытой, главной их задачей остается контакт с детьми. Чуткость друг к другу в отношениях в семье – важное условие развития эмпатии, и залог формирования сильного «я». И у мальчиков, и у девочек. При формировании сильного «я» оно естественно обретет свои индивидуальные контуры и в мужественности, и в женственности.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: То есть гендерное природное, естественное сформируется само по себе, а сильную личность необходимо формировать?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Нет у человека таких рычагов воздействия, чтобы целенаправленно формировать личность. Но можно создать соответствующие условия для ее формирования. Что такое сильное «я»? Это понимание того, что я хочу, чего хочет другой, это умение сделать конструктивный шаг навстречу другому или, если я считаю это абсолютно неприемлемым, твердо и при этом никак не унижая другого, сказать ему об этом. Или, например, никак не чувствуя себя требующим чего-то невозможного, попросить помощи у другого. Это то, что необходимо и мальчику, и девочке. Вот, предположим, воспитали мы девочку, которая подошла к подростковому возрасту с тем самым сильным «я». Она ясно понимает, что для нее хорошо, что плохо, знает, что ей нравится, что не нравится, она умеет сказать твердое «нет», не разорвав катастрофически при этом отношений. Как считаете, найдет она при всех этих общечеловеческих качествах свою женскую модель поведения? Без сомнения. А теперь просто замените слово «девочка» на слово «мальчик». При всем при том же с твердым «я» мальчик разве не станет мужчиной? Тоже – да.

Именно это внутреннее «я» важно для будущего наших детей, а оно от гендера не зависит. А что зависит? Нечто очень внешнее: прическа, одежда. Но и тут мы не можем с абсолютной уверенностью что-то диктовать своему ребенку. Мы можем говорить, чтобы он прислушивался к своему вкусу, это да. Но невозможно диктовать дочери, что современные девочки должны ходить в… А в чем, собственно, должны ходить и ходят современные девочки? Оглянитесь вокруг – сегодня мода не признает гендерных, да и возрастных различий. Ты можешь надеть то, что тебе нравится.  И в том числе то, в чем ходят мальчики. И что с модой будет дальше, трудно предсказывать.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Родители часто говорят девочке, что она – самая красивая, что она их принцесса. Можно ли произносить такие слова?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Допустим, мы говорим ребенку: «Самая умная!» или «Самая красивая!» Эта фраза подразумевает, что есть некая градуированная шкала, и мы точно знаем, что на ней наша девочка занимает высокую позицию. Мы выдаем свое мнение за объективную оценку. Но такая  шкала всегда субъективна. Что же делать? Скажите дочке как есть, внеся в эту фразу два уточняющих слова: «для меня». Это закладывает представление о том, что каждый человек может быть увиден по-разному, имеют значение лишь глаза смотрящего. И такая позиция – нечто совсем другое, чем когда ребенка вписывают в какую-то универсальную шкалу. Тем более что завтра он может встретиться с глазами, которые посмотрят на него совсем по-иному и дадут ему другую, негативную обратную связь. Ребенок должен быть к этому готов. Да, у мамы, у папы девочка может быть самой-самой красивой, но это не о красоте, это о любви. И опять же, это разговор не о женственности, а об отношениях, которые складываются между родителями и ребенком.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Модель поведения в будущем у девочки формируется только на примере собственной семьи?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Это важно, но не только это. Еще, конечно, работающий телевизор, разговоры на улице, в саду, в школе. К тому же дети видят и воспринимают, «наматывают на ус» массу ситуаций, которым взрослые, возможно, не придают значения. Вот, например, возвращается мама из магазина с покупками. Как она поступает? Позвонит папе, чтобы он помог ей? Или будет сама поднимать сумки? А когда она войдет в дом, муж встретит ее и обнимет? А как мама встречает папу с работы? Каким тоном разговаривают мама с папой? И прочее тому подобное. Дети познают мир из очень разных источников, и что-то у них связывается в определенные конструкты, понятия. Не забудем и про архетипы, которые культура материализует, например, в сказках. Там везде есть модель семьи, с определенной ролью матери и отца. Эти архетипы, конечно же, дети также впитывают. То есть картина, модель жизни у ребенка формируется многослойно: он видит то, что происходит перед его глазами, что-то, возможно, даже в дидактической форме, ему транслируют воспитатели, педагоги; конечно, у бабушек-дедушек есть своя функция. Дальше все это сложным образом переплетается, и к пяти годам у любого ребенка уже есть некоторое представление о том, что такое мужчина – в социальном, в ролевом плане – и что такое женщина. Любой пятилетний ребенок мало-мальски уверенно и логично может нам рассказать, что делает в семье женщина, а что – мужчина.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Если девочка растет в неполной семье, значит ли это, что модель у нее будет ущербной? И что делать маме в таком случае?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Для ребенка важно, чтобы в семье был человек, с которым у него сложился теплый контакт, крепкая эмоциональная связь – то, что по-другому называется привязанностью. Причем этим объектом может быть, кто угодно: мама, папа, бабушка, тетя, брат и т. п. Не менее важно для ребенка и то, как к этому человеку относятся другие взрослые. Нужен ли маме и девочке конкретно кто-то третий? Нужен! Да в любой семье, где есть родитель с ребенком, для нормальных отношений в ней нужен третий взрослый. Важен ли его пол? Важен. Как хорошо, если это мужчина! И правильно, чтобы при этом у него с мамой были хорошие отношения. Мужчина покажет девочке, как действует в той или иной ситуации представитель противоположного пола, девочка получит модель семьи и вынесет ее в свою дальнейшую жизнь. Но идеальная семья – редкость, в ней часто нет третьего, и девочка лишена возможности видеть взаимоотношения в паре. Каков выход? Наша жизнь так устроена,  что, если третьего нет в семье, он появляется вне ее. Важны модели семей вокруг ребенка, даже если это отношения бабушек-дедушек, дальних родственников, у которых ребенок гостит. А еще третьим может быть учитель, тренер и т. п. Где-то этот третий случается все равно.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: А если вокруг все модели неидеальные?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Ребенок строит для себя идеальный мир, поэтому ищет примеры хорошие. Если вокруг столь плохо, что идеала не находится, дети выносят формулу: «Не хочу, чтобы было так». Это построение образа будущего «от противного». Девочка по меньшей мере знает, «как я не хочу». Есть также источники, которые заполняют и другую часть образа: «как я хочу». Примеры из кино, книг, телевидения, светских новостей, наконец. Образ выстраивается. А еще мама (или другой объект привязанности) может показывать свое отношение к разным ситуациям и явлениям. Например, выражать словами свое отношение к той или иной теле-, кино-, литературной героине, герою. Для этого у нас и существует культура, чтобы восполнить все то, что не случается с тобой в реальности.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Можно ли что-то предпринять родителям, чтобы сохранить в девочке баланс женственности и одновременно активности, лидерства?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Лидерство, инициативность требуется, как правило, в профессиональной сфере или там, где мы должны громко заявить о себе. А некоторая слабость позволена в ближнем кругу. Девочка видит, как мама ведет себя дома, но стоит ей дать представление и о поведении мамы на службе. Необязательно водить ее туда, можно просто вечером рассказывать, что сегодня происходило интересного на работе, чем мама гордится, чем недовольна. Родители считают своим долгом ежедневно расспрашивать ребенка о том, как прошел его день в саду, но сами о себе рассказывают редко. Такие разговоры и есть воспитание чувств. Разговаривайте даже с маленьким ребенком дружески, искренне спрашивайте его совета, делитесь своими хорошими переживаниями. Прекрасные разговоры случаются тогда, когда люди не придерживаются каких-то установленных правил и какой-то формальной стороны жизни. Одно дело выяснить у ребенка, ел ли он в саду, не промок ли. И другое – начать разговор с искреннего рассказа о том, что пережил сегодня сам, что видел, что поразило, восхитило, взволновало, подняло какие-то чувства. Говорите с ребенком, откликайтесь на разные его состояния, учитесь понимать, что кроется за его внешними проявлениями, рассказывайте что-то настоящее про себя. Ребенок обязательно откликнется на искренность.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ: Во всех сказках дело заканчивается свадьбой, и девочкам свойственно ждать принца. Какие разговоры в семье вести на эту тему?

ГАЛИЯ НИГМЕТЖАНОВА: Самое лучшее, что может человек прожить в этой жизни, это хорошие, близкие человеческие отношения. Вот об этом точно надо говорить девочке. Но не о том конкретно, чтобы обязательно выйти замуж и что принц появится непременно. Об эмоционально теплых и чутких отношениях нужно говорить. И что да, эти отношения случаются в жизни. На эту тему стоит говорить с ребенком с самого раннего детства. Например, когда девочка в 4–4,5 года делает заявления, что выйдет замуж за папу, можно спокойно сказать: «У нас папа – прекрасный человек, я его очень люблю, мы с папой нашли друг друга и счастливы, что у нас такие хорошие отношения. Ты, когда вырастешь, тоже будешь искать себе достойного человека, которого ты очень полюбишь, и, даже если у вас будут трудности, вы будете вместе». Выбирайте для таких тем очень простые слова и говорите, даже если девочка сама эту тему не затрагивает. Эту же мысль – о необходимости хороших отношений – можно сообщать ребенку, просматривая мультики: «Как же мне нравится, как дружно живут медведь с медведицей! И медвежат у них сколько! Как это славно, когда хорошая семья!» Только выбирайте такой мультфильм или кино, которые вас лично действительно искренне трогают. Имейте в виду, что дети сразу чувствуют намеренную назидательность, фальшь, и попросту не воспринимают наши высказывания, идущие не от чувств.

интересное в сети