Татьяна Буцкая: о сложном простыми словами

Блогер Татьяна Буцкая создает социальные проекты для беременных, пишет книги и воспитывает сыновей. И пытается доступным языком объяснять мамам сложные медицинские термины.

Татьяна, вас знают как блогера и как врача-педиатра, как ведущую программы на радио и как создателя новых социальных проектов для мам. А кем вы сами себя считаете в первую очередь?

Один знакомый директор компании на вопрос, кем работает, отвечал: «Я ‒ разнорабочий». Вот и я такая. Работаю на стыке нескольких профессий и занятий, и трудно сказать, кем сама себя воспринимаю. Да, я и блогер, и общественный деятель. А если надо, могу и сфотографировать, и интервью взять, и рекламный пост продать или выступить на конференции на английском языке. По профессии я врач-педиатр, но в этом году окончила курсы повышения квалификации по ведению родов в Боткинской больнице. Теперь, если вдруг кто-то рядом будет рожать, помогу и спасу.

Вы сегодня практикующий врач?

Я перестала практиковать. Однако, несмотря на это, сейчас, пожалуй, больше в курсе всего нового, происходящего в области акушерства и гинекологии, чем практикующие врачи. То количество медицинских конференций, которое я посещаю, обычному врачу объять просто невозможно. За последние три года не было ни одной крупной конференции, которую я бы пропустила. А в этом году стала там даже выступать.

Вы ‒ теоретик и популяризатор?

Да! Кроме того что мы («мы» – потому что нас уже целая команда деятельных мам) проводим в российских городах «Марафоны по роддомам», «Беременные посиделки» и встречи с «Советом матерей», я занимаюсь совершенно конкретным делом. Я перевожу для мам с медицинского языка на понятный нужную для них проверенную и правдивую информацию. Увы, не секрет, сколько сегодня популистов в интернете хайпят – ловят успех на вопросах, в которых совершенно не разбираются! И знаете, что такие «специалисты» чаще всего советуют беременным мамочкам? «Ничего не делайте! И все будет хорошо!» Или предлагается прививки никому не делать, потому что все вокруг враги и хотят вреда. Дураки-то этого не знают и делают, а мы-то умные и не будем! А уж сколько на родах зарабатывают деньги подобными паранормальными рекомендациями! Знаете, что такое монороды? Это когда роженица остается совершенно одна дома и доула – внимание! – консультирует ее по интернету. Представляете, как по интернету можно остановить кровотечение или спасти ребенка? Но, к сожалению, очень многие женщины уверены, что рожать в одиночестве можно. «Ну, в поле же раньше рожали, и ничего!» ‒ говорят они. А то, что в поле два выживало из двадцати, об этом слышать не хотят. Как с подобным бороться? Только с помощью доказательной медицины, ее последних достижений. Растолковывать все это аудитории мне помогают конференции.

Новогодние лайфхаки
1 Если будущая мама встречает Новый год с большим животом, хочет выглядеть празднично, но не желает тратиться на наряд, советую купить карнавальный костюм и оторваться по полной программе. Исполните наконец свою детскую мечту и встретьте праздник в розовом костюме Барби!
2 По мнению некоторых врачей, бокал шампанского в Новый год беременной не повредит. Я придерживаюсь иного мнения. А вдруг именно в этот момент у малыша формируется клеточка центра речи, например? И на нее оказывается токсичное воздействие?
3 В ожидании праздничного застолья не меняйте режим питания подросшему ребенку! Довольно того, что у него и так собьется режим дня.
4 Есть родители, которые одевают грудничка в карнавальный костюм и дожидаются 12 ночи 31 декабря, чтобы сфотографировать и выложить в Инстаграм. Не мучайте ребенка, ему это совсем не нужно!

А на семью времени хватает?

Уже невозможно разделить семью, дом, работу. Когда года три-четыре назад началась история с Инстаграмом, муж считал, что в телефоне я просто играю. Потом, наверное, думал, что я бесконечно с кем-то переписываюсь. Ну действительно, почему жена с телефоном не расстается?! Теперь другое дело, теперь все знают, что это моя работа. Например, свой первый миллион подписчиков я собирала буквально вручную, настолько мне было важно, кто на меня подписан. И для того, чтобы это сделать, мне пришлось миллион раз нажать на кнопочку «принять». А муж мне в этом усиленно помогал. Мужья могут помогать по-разному. Один даст денег и скажет: «Делай!» Но не факт, что у тебя получится. Другой мотивирует на дела.

Таков ваш муж?

Мы познакомились больше 20 лет назад. Владимир сразу дал понять, что любовь любовью, семья семьей, но каждый в этой жизни должен пробиваться сам. Что не означает, конечно, отсутствие помощи с его стороны. У него всегда были большие возможности, и он мне очень сильно помогает. Например, в нашем проекте участвуют партнеры, которые пришли от него. Но тем не менее его поддержка никогда не была материальной. Он задает направление и ритм. И в работе, и в семье.

У вас растут два мальчика. Расскажите про них.

Старший, Борис, учится в десятом классе, в немецкой школе. Попал туда случайно, просто потому, что она была ближайшая к дому. Я его даже отправляла на месяц в Германию практиковаться в языке. Все государственные школы в этой стране бесплатны абсолютно для всех. Принимают любого, из любой страны. Нужно знать язык и чтобы было где жить. А по окончании выдают справку, что ученик прослушал такое-то количество часов. Еще важно, что каникулы там не совпадают с нашими. То есть Борис в мае заканчивал учиться в Москве и на июнь несколько лет подряд я его отправляла в Германию. Правда, в языковой практике нам это не сильно помогло, сын жил в русскоязычной семье наших друзей и, естественно, в доме он говорил по-русски. Так что полного погружения не случилось. Еще Боря занимается футболом. Но я не отношусь к родителям, которые таскают ребенка по кружкам, настаивают на победах… Сын сам выбрал футбол, и для нас, родителей, как-то неожиданно получилось, что вот скоро он уже получит звание кандидата в мастера спорта.

Проблемы переходного возраста вас коснулись?

У меня очень спокойные дети. Может быть, потому, что их воспитывают няни. А я очень много работаю. Основные у нас они плюс вечером папа. Папа – это строгость, няни – это контроль, чтобы дети были накормлены, чтобы уроки были сделаны. С моей стороны ‒ большая материнская любовь. За все годы учебы Бориса я ни разу не проверила у него уроки. Вообще не знала, как он учится. Спрашивала только, нужен ли какой-то репетитор, и он к нему сам ходил.

Недавно в издательстве АСТ вышла книга Татьяны «Ешь для двоих! Всё о питании для беременных».

Почему уроки не проверяли?

А он всегда хорошо учился. У Бориса сознание такое: нужно учиться хорошо. На него никто никогда не орал, никто ни к чему не принуждал, не заставлял. Все идет так, как оно и идет, ну и что тогда вмешиваться в то, что и так ладится? А делать из ребенка золотого медалиста мне не надо, я считаю это неправильным. У нас очень ровные отношения, ему пятнадцать, мы еще не вошли в возраст кризиса. Между тем у него уже девушка появилась, нас даже собираются с ней знакомить. В общем пока все неплохо.

А младший?

Андрей достаточно сложный ребенок. Считаю, что все случилось исключительно от того, что беременность была крайне нервной. Сын у меня очень поздно начал говорить, в пять лет. До этого мы с ним страдали, мучились. Причем до трех лет мне говорили, мол, не волнуйтесь, заговорит. Нет. Мы только упустили время из-за неверной диагностики. Зато, как только исполнилось три года и месяц, врачи всплеснули руками: «Да вы что! Запущенный ребенок!» Мы приложили максимум усилий и нашли Андрею правильный детский сад, правильных логопедов, психологов, прекрасного остеопата и прекрасную няню. И сейчас, в семь лет, нам удалось пойти в общеобразовательную школу. Честно говоря, я и не ожидала, что так все хорошо сложится. Вроде получилось, чтоб не сглазить. Меня постоянно спрашивают: «А как? Как он все молчал, а потом заговорил?» Ну, не бывает чудес. Не бывает одной волшебной таблетки, чтобы изначально декомпенсированного ребенка ‒раз! ‒ и сделать здоровым. Я верю, что постоянные занятия с дефектологами, логопедами, посещения остеопата по-настоящему помогают. Мы лечились у невролога, пили все прописанные таблетки, делали курсы массажа. Вот все-все-все делали.  

Вы говорили об упущении ранней диагностики. Вот вы ездите по стране ‒ как сейчас с этим в целом?

Мы-то больше занимаемся роддомами, и на этом уровне огромное количество вопросов сейчас стало решаться. Всем теперь берут анализы на генетические заболевания, причем в Москве это уже расширенный список. Во всех роддомах есть возможность перед выпиской сделать УЗИ, посмотреть состояние головного мозга, провести аудиотест. Оснащение везде хорошее. Но мы, наш центр «Выбор родителей», которым я руковожу, хотим, чтобы все было еще лучше! Мы продвигаем систему Открытых роддомов, при которой роддом должен стать домом. Рожать женщине нужно там, где ей лучше. Сегодня есть возможность выбрать любой роддом, и выбирают тот, что комфортнее и доброжелательнее. Для нас важно, чтобы роддома были более открытыми в смысле информационной доступности. Буквально чтобы номер мобильного телефона главврача висел на стене! И это не шутка, подобное уже практикуют в Перинатальном центре Волгограда. Еще в числе критериев Открытого роддома возможность взять с собой на роды кого угодно: сестру, подругу, друга. А также допустить родственников в послеродовое отделение ОМС. Если в палате лежит несколько мамочек, предоставить возможность встречи в холле с удобными креслами. Для того чтобы узнавать о том, чего хотят мамы в других городах, мы создали Совет матерей, представители которого помогают нам в 52 регионах. Мы занимаемся не только роддомами, но, например, сейчас помогаем формировать подарок для новорожденного в регионах по типу московской коробки. Узнаем, что бы хотели найти там мамочки из разных районов, потому что потребности столичных женщин отличаются от желаний мам из Чеченской Республики или Якутска. В общем, работа кипит, и я уже не представляю, как бы со всем этим мы справились без интернета, без Инстаграма!

@tanya.butskaya

интересное в сети
‡агрузка...