Только не при детях!

В нашем речевом общении много правил и условностей. Для взрослых это естественно, а вот дети часто не понимают, почему не все можно говорить вслух. Со временем и они, конечно, во всем разберутся, но лучше помочь. Так и детям будет проще научиться, и взрослым хотя бы части неловких ситуаций избежать.

В жизни каждой семьи наступает момент, когда речь ребенка уже достаточно развита для того, чтобы быть активным слушателем и собеседником, а вот жизненного опыта еще маловато. Оценить ситуацию, предвидеть реакцию человека на слова и понять его переживания они еще не могут.

«Тетя Лена, вы не сомневайтесь, выходите замуж, а то другого шанса с вашей внешностью не будет», − заботливо передает Миша соседке мнение мамы и бабушки.

«Дедушка, ты все болеешь и болеешь, скоро, наверное, умрешь. А кому попугая отдашь?» − интересуется Юля.

«Вы к нам в гости пришли? А гостинца не принесли? Ну, тогда можете денег дать», − предлагает маленький Денис.

Что в таких случаях остается делать родителям? Извиниться за ребенка и разрядить обстановку (хотя большинству взрослых часто хочется просто провалиться сквозь землю). Потом, оставшись один на один, доступно объяснить ребенку, что в данном конкретном случае он сказал не так.

Это как-то непонятно…

Есть всего две установки, объясняющие, что говорить можно, а что нет.
Первая: Мы должны стараться не обижать других людей и не доставлять им неприятности.
Вторая: Мы должны думать о том, какое впечатление создаем о себе и своей семье у окружающих.

Это вроде бы просто, но очень уж противоречиво. Одни и те же слова могут вызывать то радость и удовольствие, то гнев и обиду. Катя, например, умеет комплименты говорить: «Вы, тетя Люба, в этом платье такая толстенькая пампушка». Мама отправляет Катю в детскую комнату. «Странно, − думает Катя, − годовалую сестренку так часто называют, и она смеется – особенно когда еще за щечки трогают». Понять такую разницу детям практически невозможно. Только к подростковому возрасту, когда чувства станут более глубокими и дифференцированными, ребенок сможет действительно проявлять чуткость. Ведь теперь он и сам испытывает весь спектр взрослых переживаний и различает сотни оттенков разных эмоциональных состояний.

Второе противоречие для понимания еще сложнее. Чтобы сделать для окружающих что-то хорошее, иногда нужно сделать кое-что плохое – соврать. Правда, в этом случае это называется не ложь, а вежливость и забота. В остальном – никакой разницы. «Не будем расстраивать бабушку, скажем, что ее торт нам очень понравился», − говорит мама, выбрасывая засохший бисквит в мусорное ведро. Откровенность и прямота действительно бывают некстати. Только вот границы между настоящей ложью и ложью «полезной» очень уж тонки. Их и взрослые-то не всегда замечают.

Тактичность по наследству

Если вы больше думаете о конечном результате, то есть о том, чтобы в будущем ребенок умел общаться с самыми разными людьми и в самых разных ситуациях, то специально вам вообще ничего не нужно делать.

Доказано: во всем, что касается общения, дети скорее усвоят пример близких взрослых, чем наставления и поучения.

Даже специальные игры и моделирование ситуаций не дают такого эффекта, как обычное повседневное общение. Ваши дети будут вежливы, доброжелательны к окружающим и предусмотрительны ровно настолько, насколько обладаете этими качествами вы сами.

Дети способны улавливать самые тонкие нюансы в общении. И такие качества, как открытость к людям, искренность, умение предотвращать ссоры и конструктивно разрешать конфликты, часто как бы передаются из поколения в поколение. Как и отрицательные. Например, двуличие часто воспитывается в семьях, которые придают большое значение внешней благопристойности. Приличия означают такое поведение, чтобы окружающие думали о тебе хорошо и чтобы выглядело все «не хуже, чем у других».

Подчеркнутая вежливость и даже льстивость сочетается с грубостью и сарказмом. «Какая милая собачка, вы очень добрый человек, так любите животных», − говорит бабушка знакомой. «Свихнулась на своих собаках, и квартира – просто конура», − поясняет она же внуку, как только знакомая отходит. «Мы вам так доверяем, вы опытный врач», − говорит мама участковому педиатру на приеме, а потом звонит всем родственникам, обсуждая, «как не повезло с врачом – абсолютно неграмотная темная тетка».

Ребенок такие правила вежливости усваивает очень хорошо – тем более что установки часто сочетаются со строгостью и жесткостью. «Что нужно сказать?» − строго смотрит мама на ребенка, добиваясь положенного «спасибо» или «здравствуйте». «Вспоминай, а то ничего не получишь!» − применяет она проверенный способ обучения. Приходится вспоминать, а потом и просто автоматически говорить все, что прилично, – а то мало ли чего. Взрослые довольны: ребенок, не говорит ничего лишнего и на фоне своих ровесников выглядит очень хорошо. Но в дальнейшем именно такие дети становятся конфликтными и нетерпимыми даже к близким людям. Они ведь так и не узнали, что такое истинная вежливость и по-настоящему добрые отношения.

Побочные эффекты

Социальная тревога – довольно частое расстройство. Страх перед чужим мнением, неудобство в ситуациях общения, как будто что-то постоянно делаешь неправильно, – это осложняет жизнь и взрослым людям. «Я постоянно думаю, как выгляжу со стороны, и это мешает мне в работе. Например, точно знаю, как сделать лучше, но сказать не могу – боюсь, что будут обсуждать. Родители в детстве всегда говорили: «Думай, что о тебе скажут!» Сейчас я об этом вообще не забываю. И гордиться, тут, конечно, нечем».

Все должно быть в меру – особенно это касается вопросов воспитания.

Слишком жесткие рамки поведения, слишком строгие поучения могут обернуться не просто трудностями в общении, но и проблемами в состоянии здоровья.

Группа риска – дети со слабым типом нервной системы, те, кто и так часто испытывает тревогу, неуверенность в себе и отличается замкнутостью. Им бывает достаточно одного слова, чтобы возник страх перед окружающими. Такой ребенок даже внешне отличается от других. У него напряжена спина, скованы движения, он не сразу отвечает на вопрос, часто дополняет речь протяжным «э-э-э…» и краснеет. В будущем он и учиться может хуже, чем позволяют способности. Правила и нормы – вещь, конечно, нужная. И усвоить их ребенок должен не только с пользой для окружающих, но и для себя самого.

Не старайтесь обучить ребенка всем приемам вежливости как можно раньше. Многие вещи все равно останутся для него недоступны. Например, до 5-, 6-летнего возраста ребенок просто не в состоянии понять смысл просьбы что-либо не говорить или, наоборот, о чем-то сказать. Он может это сделать, помня ваше строгое указание, но может и забыть.

Правило «Чем больше – тем лучше» не подходит. Не старайтесь добиться желаемого результата постоянным внушением. У части детей это может вызвать тревогу, а некоторые именно в таких случаях испытывают потребность сказать «что-нибудь такое». Используют это средство в качестве манипуляции, понимая, что только так могут обратить внимание на себя.

Не напоминайте ребенку о случаях, когда он поставил вас в неловкое положение. Чувство вины в отличие от понимания социальных требований формируется очень быстро. Тем более не стоит накладывать на малыша ответственность за последствия слов. «Ты сказал бабушке, что папа не живет с нами, и теперь она в больнице из-за тебя» − такое обвинение несостоятельно и несправедливо. Взрослые люди – они на то и взрослые, чтобы уметь разобраться с любыми своими проблемами. А дети на то и дети, чтобы вести себя непосредственно и говорить все, что видят, слышат и думают.

Спокойствие, только спокойствие!

«Мой первый брак распался, я несколько лет воспитывала дочь одна. Потом встретила человека, отношения с которым складывались очень хорошо. Его родственники пригласили нас на юбилей, и Полина, окруженная вниманием, охотно отвечала на все вопросы и рассказывала истории «из жизни»: «Мама работала стюардессой и познакомилась с папой. Они так полюбили друг друга, что прямо в самолете решили завести меня. А потом у мамы был друг, он приходил к нам, но его жена была против…» − услышала я и, не помня себя от возмущения и стыда, стала кричать, чтобы она не болтала чепухи. «Но это не чепуха, − всхлипывала она, − так и было». Мы уехали домой. Андрей сказал, что я сама виновата – не надо было так на ребенка набрасываться. С ним мы тоже поссорились… Мне и сейчас неприятно это вспоминать, хотя прошло много времени и мы давно женаты. Когда собираются родственники мужа, представляю себе, что они обо мне говорят. По-моему, они это не забыли».

Скорее всего, не забыли. Но не из-за информации, полученной от ребенка, а из-за поведения мамы. К детям мы относимся снисходительно и понимаем, что их восприятие действительности может быть очень своеобразным. А вот реакция взрослого на детские рассказы говорит о многом. Было бы лучше просто отвлечь ребенка, заняв его чем-то более подходящим, чем взрослые разговоры. Или сказать, что вам тоже интересно послушать о себе такие невероятные истории (а потом все равно чем-нибудь занять). Мы больше помним то, что случилось непосредственно с нами, – это закономерность социальной психологии. «Чужие» события не вызывают столько эмоций, а потому забываются быстро.

интересное в сети