Что означают ласковые прозвища?

Называть родного малыша только по имени не получится ни у одной матери. Его просто не хватит, чтобы выразить, насколько она любит ребенка. Но что на самом деле означают уменьшительно-ласкательные прозвища и какими они бывают?
Мы ни за какие сокровища не расскажем о нем коллегам. Даже если мы не слышали его уже многие годы, оно как будто отпечатано в сердце. Оно тут, в глубине нас, в сундучке с детскими воспоминаниями. Как его можно забыть – детское прозвище, которое сопровождало нас повсюду с рождения? Это часть нашей личности – сокровенная и неприкосновенная. Котик, Бутуз или Булочка − да, это все мы, такие самостоятельные, всезнающие и преуспевающие. Единственные и неповторимые для мамы и папы – даже сейчас, когда сами в свою очередь нарожали «чуней» и «барбосиков». «Придумать своему ребенку семейное прозвище или какое-то определенное ласковое слово означает для родителей создать особенную, исключительно близкую связь с ним», − объясняет французский психолог Этти Бюзин. Взрослые произносят их с удовольствием, а малыши выслушивают с наслаждением, каждый раз снова и снова убеждаясь в неизбывной родительской любви.
Краткая версия

Прозвища бывают самыми разными. Самый распространенный вариант − домашние сокращения официальных имен. Так Анастасия превращается в Стасю, Мария – в Мусю, Галина – в Алю, Анна – в Нюру. Мальчикам тоже можно много чего придумать: Митя, а не Дима, Ника, а не Коля.

Такие сокращения могут появиться с первых дней жизни младенца − когда старший брат или сестра, сами недавно вышедшие из младенческого возраста, не могут правильно произнести имя новорожденного. Малышам, как известно, намного проще выдавать удвоенные слоги: вот и получается вместо Васи – Вава, а вместо Тани − Тата. Таким образом, младший ребенок может обзавестись прозвищем еще до рождения, в процессе обсуждения будущего имени.

Иногда «кличку» придумывают друзья ребенка – в саду или в школе. Скажем, называть Володю Вовчиком − это способ подчеркнуть, что он, в отличие от других Владимиров, принадлежит к определенной компании. Часто это дружеское сокращение довольно нейтрально – и может последовать за ребенком из школы во взрослую жизнь. Даже если эти Шурики и Нюси с трудом сочетаются с высокими постами.

Однако в последнее время можно заметить, что родители реже придумывают специфические сокращения. В начале XXI века, наоборот, стало модно называть детей полными именами, не укорачивая их: Ярослава, Савелий, Маргарита, Вероника. Если в книгах и фильмах 50−60-х годов можно встретить множество странных на современный взгляд сокращений, например Кука вместо Николай, а в фильме «Москва слезам не верит» главный герой – «он же Гога, он же Гоша, он же Гриша», то сейчас все наоборот: даже маленьких Георгиев зовут исключительно Георгиями. При всем при этом функция у полных имен остается та же, что и у укороченных: это способ выделить ребенка из толпы, называть его по-своему, персонифицировать среди носителей одного и того же имени. То есть по-взрослому длинные, полные имена − это сокращения наоборот.

Жесткие рамки
РАНЬШЕ БЫЛА ЕЩЕ ОДНА ПРИЧИНА ДЛЯ ПОЯВЛЕНИЯ ДОМАШНИХ «КЛИЧЕК» − ВЫБОР ИМЕН БЫЛ МЕНЕЕ РАЗНООБРАЗНЫМ, К ТОМУ ЖЕ РОДИТЕЛЯМ МОГЛИ НЕ РАЗРЕШИТЬ НАЗВАТЬ РЕБЕНКА КАКИМ-НИБУДЬ СЛИШКОМ ФАНТАЗИЙНЫМ, ПО МНЕНИЮ РАБОТНИЦ ЗАГСА, ИМЕНЕМ. ДОЧКУ МОЖНО БЫЛО НАЗВАТЬ СВЕТЛАНОЙ ИЛИ НАДЕЖДОЙ, НО ЛЕТИЦИЕЙ ИЛИ МИЕЙ…
Осторожный подход

Интимные, семейные прозвища, придуманные от избытка чувств, тем не менее могут ранить. Примеряя малышу домашнее имя, проследите, чтобы оно не носило негативный или иронический оттенок. Если Куколка или Крепыш, безусловно, подтверждают ваше восхищение ребенком, то Засоня или Ленивец указывают на не самые одобряемые черты характера и содержат в себе упрек. То же самое − с прозвищами, фокусирующимися на внешности (например, Ушастик) или черте характера. Эти слова все время напоминают ребенку о том, что и так заставляет его страдать: представьте, что вам десять раз на дню напоминают о каком-то вашем изъяне! Еще хуже ситуация, когда родители, которые в припадке нежности называют свою дочку Толстушкой. По уверениям психологов, после такого девочка начиная с подросткового возраста будет чередовать обжорство с изнурительными диетами, не в состоянии вырваться из заколдованного круга.

Из глубин подсознательного

Многие матери придумывают отдельное нежное прозвище каждому из своих детей. Скорее всего, это будет что-то очень вкусное или сладкое: Булочка, Конфетка − в общем, «так бы и съела!». «Я зову сына Баклажанчиком, − рассказывает 33-летняя Галина. − Он очень хорошо загорает и однажды вернулся с моря прямо иссиня-черным от загара – тогда я и придумала это прозвище. Сыну нравится – больше так никого не называют».

Иногда ласковые слова приходят из мира животных: «птенчик», «котенок», «зайчик» напоминают о детенышах – чаще пушистых или пернатых, которых одно удовольствие гладить, ласкать и защищать. Даже если некоторые из этих животных с первого взгляда в реальной жизни не кажутся особо симпатичными, например «мышка», в данном случае размер имеет значение. Зверек крохотный и трогательный, значит, с ним можно сравнить малыша. И наоборот, некоторые родители выбирают для прозвища животное, которое символизирует силу и мощь: «тигренок», «медвежонок». Когда папа называет маленького сына Львенком, срабатывает подсознательное, считает психолог Этти Бюзин. «Этот папа был, скорее всего, застенчивым и робким. И подобное прозвище «показывало» сыну путь к избавлению от этого наследства, демонстрировало, насколько папа мечтал, чтобы мальчик был более боевым и смотрел на мир смелее, чем он сам».

Каждое из нежных прозвищ предваряется словами «мой» или «моя» − и в этом психологи видят неосознанное желание взрослого утвердить свою власть и всемогущество. Родитель пытается таким образом «присвоить» ребенка, умом понимая, что однажды тот вырастет и уйдет, чтобы «принадлежать» уже кому-то другому – жене или мужу.

Наедине или на публике

Хотя семейное прозвище и не фигурирует в документах, это второе «я» становится неотделимо от ребенка – так же, как официальное ФИО. «Будучи беременной, я уже называла сына Ниф-Нифом. Почему? Честно – не знаю. Это имя как-то пришло в голову и очень понравилось. Вот уже 8 лет я зову так Сережу, когда мы наедине. А я для него – Мамулёчик, − делится 30-летняя Вика. − Эти слова − наша тайна, о которой мы никому не рассказываем. Как только появляется кто-то еще, «мама» и «Сережа» занимают свои места». В этой ситуации оба – и взрослый, и ребенок – правильно очертили границы интимности, установив правила этой игры: «только для двоих».

«Не выносить из избы» семейные клички становится очень важным начиная с возраста 6−7 лет. Эти слова могут успокаивать и вселять уверенность в домашней обстановке, но способны унизить ребенка, когда произнесены за пределами дома. Это возраст, когда ребенок особенно сильно не хочет отличаться от других – чтобы быть принятым среди сверстников. И назвать его «котенком» перед взрослыми не из числа родственников, и особенно перед друзьями-ровесниками, значит напомнить ему, что он еще ваш малыш, в то время как ребенок, напротив, делает все, чтобы показаться сильным и взрослым. Кстати, это же правило работает и в любовных отношениях. Дома, наедине с мужем, можно себе позволить какие угодно уменьшительно-ласкательные: «зайчик», «котик», «суслик». Но ни одной жене не придет в голову так обратиться к мужу при его коллегах.

интересное в сети