Старшие поколения веками передавали опыт младшим. На нас система дала сбой
Фото
Getty Images

«Яйца курицу не учат», «Умел дитя родить — умей и научить», «Старших уважай, младших — воспитывай» — народная мудрость веками говорила о том, что дети должны учиться на знаниях и опыте своих родителей, бабушек и дедушек, старших поколений.

Однако сегодня все, как будто встало с ног на голову. Мир меняется быстрее, чем взрослые успевают это осознать. А дети быстрее подстраиваются под эти изменения. Почему так происходит и что с этим делать — на фестивале SmartFest, организованном онлайн-школой для детей и подростков Skysmart, рассуждала политолог, преподаватель кафедры государственного управления и публичной политики Института общественных наук РАНХиГС Екатерина Шульман.

Екатерина Шульман

Екатерина Шульман

Политология

Политолог, преподаватель

«На протяжении многих лет предыдущие поколения передавали свой опыт поколениям новым. Это не обсуждалось: старшие знают точно как надо, младшие воспринимают эти знания. Были естественные трудности: молодые люди не желали слушаться старших. Но через некоторое время сами обзаводились детьми и уже учили их, тоже преодолевая сопротивление.

Если же младшие не хотели слушать старших или же воспринимали их «научения» недостаточно активно, к ним применяли разные инструменты давления — как правило, физические наказания. Современная педагогика их порицает, но чем заменить — до конца не знает до сих пор. Роковой вопрос мотивации по-прежнему ответа не имеет.

Что делать с детьми, если бить их уже нельзя, а они не хотят того, что мы от них хотим? Из этого не следует, что нужно возвращаться к прежним методикам, это невозможно. Но то, что проблема существует, лучше не отрицать».

Екатерина объясняет: социально-экономические, технологические изменения сейчас происходят настолько быстро, что опыт предыдущих поколений перестал быть ценным. И молодежь уже в нем не так сильно нуждается. А нам сложнее подготовить детей к бурно меняющемуся миру.

«Процесс обучения от старших к младшим часто ломается и оборачивается своей противоположностью. Младшие знают лучше какие-то вещи, которые старшим недоступны».

В частности, например, изменения на рынке труда. Мы еще не успели привыкнуть, что на работу ходить не обязательно, что можно работать из дома, через Интернет. Что есть новые профессии, новые формы занятости. Но уже понимаем: настаивать на получении какой-то одной профессии — бессмысленно.

«Им все равно придется переобучаться, осваивать какие-то новые квалификации, — говорит Екатерина Шульман. — Возможно, что их будущая профессия будет такой, о которой мы вообще еще ничего не знаем, потому она еще не появилась. Это известный тезис — не торопиться готовить своих детей к чему-то определенному, так как вы не знаете, как будет называться их новая работа».

С другой стороны на нас давят изменения демографические: снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни. Период молодости и детства растягивается, как и период обучения.

«С одной стороны мы торопимся нашим детям внушить как можно больше знаний, умений и навыков, чтобы их подготовить к этой чрезвычайно сложной жизни, — объясняет эксперт. — С другой стороны, мы понимаем, что для них нет необходимости в 21 год закончить свое обучение навсегда и выбрать профессию на всю жизнь.

При этом школа по своей природе — консервативный институт. По-прежнему, передача опыта и знаний — это ее основная функция. Требовать от школы, чтобы она подстраивалась по требованию момента — нереалистично. Это в принципе невозможно.

Старшие поколения веками передавали опыт младшим. На нас система дала сбой
Фото
Getty Images

«Не снимайте с себя ответственность»

Политолог резюмирует: у многих родителей теперь есть своего рода «невроз» — они очень боятся оказаться некомпетентными в новом мире. И отчасти этот страх обоснован. Но нужно просто понять: консервативная часть воспитания никуда не делась.

«Дa, ваши дети лучше, чем вы умеют настроить гаджет, — говорит Екатерина Шульман. — Но никто кроме вас не объяснит что хорошо, что дурно, как можно поступать, и как не надо поступать. Каковы этические параметры, внутри которых им предстоит существовать. Не снимайте с себя эту функцию, не снимайте с себя это ответственность под предлогом того, что так все быстро меняется. Модели телефонов быстро меняются, остальные вещи меняются не так быстро».

По словам эксперта, родители для ребенка — это в любом случае «альфа и омега». Он впитывает их образ жизни, их ценности. И воспринимает их как норму. И будет воспринимать, если позднее у него не произойдет ценностный конфликт.

«Вы своей ежедневной жизнью задаете ему представление о норме, — говорит Екатерина Шульман. — Дальше ему может что-то не понравиться, как в домашнем быту, так и во внешнем мире. Он придет и скажет: „Вот у меня там что-то не то происходит“. Вы скажете: „Нет, это правильно, так и надо“. Он в ответ: „Нет, так неправильно“. Дальше, на фундаменте вашей общности, вы будете это как-то обсуждать. Поэтому я всегда говорю, что даже рассуждая о меняющемся, мы будем помнить о неизменном».

Как родителям набраться уверенности в общении с детьми — 4 совета от Екатерины Шульман

  • Подумайте, что делает вас хорошим родителем, а что — родителем не очень. Если вы сомневаетесь, значит вы, по крайней мере не полагаете себя эталоном и не не собираетесь передавать из поколения в поколение неправильные практики воспитания.

  • Поговорите с ребенком о том, в чем вы не уверены. По словам политолога, мы обязаны дать детям чувство базовой безопасности, ощущение «каменной стены», которая присутствует рядом и знаменует незыблемую норму.

  • Главный принцип родительства — это присутствовать, а не отсутствовать. Не поддерживайте дома невротическую обстановку. Ребенок должен понимать, что он важен для вас.

  • Не демонстрируйте ребенку себя в «разобранном» состоянии. Он должен видеть базово собранного родителя, который не разваливается на части прямо тут. У него кроме вас никого нет, вы — его вселенная, система координат. Старайтесь не мучать ребенка своими проблемами, пусть у него дома будет все устойчиво.