«Ключи в дверях постоянно торчали снаружи, а подгузники я складывала в холодильник»
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Отводила сегодня детей в школу и встретила соседку с коляской. Раньше она работала в банке, в отделе валютных операций, мы часто в одном лифте сталкивались, и я с восхищением разглядывала ее каблуки и шелковые косынки. Теперь видок у нее был отчаянный: круги под глазами размером с велосипедные колеса, шапка с помпоном, пуховик, штаны с начесом, огромный рюкзак за спиной. «Во сколько он у вас просыпается?» — шепотом спросила я. Румяный двухлетний малыш в коляске энергично стучал лопаткой по ведерку и выкрикивал: «Гулять! Мама! Гулять!» «В пять тридцать», — так же шепотом ответила соседка и вздохнула. На меня нахлынули тяжелые воспоминания. Захотелось обнять соседку, сказать: «Держись, мать, отдашь в садик — станет легче».

«Ключи в дверях постоянно торчали снаружи, а подгузники я складывала в холодильник»
Фото
Pexels.com

Года в полтора моя дочка Маруся решила, что будет спать минут по сорок, полтора часа — максимум. Каждую ночь я вставала к ней раз по десять. Это была настоящая иезуитская пытка. От тотального недосыпа я лишилась последних остатков разума.

Я забывала выключить воду в ванной, свет в квартире тоже горел круглосуточно, и в конце месяца муж с удивлением разглядывал платежные счета. Ключи в дверях постоянно торчали снаружи. Использованные подгузники я регулярно складывала в холодильник. Муж уже не удивлялся, молча убирал с полок туго свернутые вонючие бомбочки. Однажды я пришла в «Пятерочку» с пультом от телевизора вместо кошелька. Достала пульт на кассе, долго разглядывала его кнопки, силясь понять, где тут телевизор. Как-то задумала фаршировать перец. Но большая кастрюля была занята супом. Недолго думая, вылила полную кастрюлю отличного горохового супа в унитаз. Нажала кнопку смыва. Густой суп устроил засор, вода поднялась до ободка. Я отважно сунула руку в унитаз, и только когда выудила оттуда огромную мозговую кость с мясом, поняла, что натворила и расплакалась. Было очень жалко суп. И себя тоже было очень жалко.

В поисках поддержки я нашла в интернете один форум, на котором тусовались такие же замученные, как я, мамаши. Надо признаться, это наше виртуальное общение стало лучшим средством от послеродовой депрессии. Это была такая жизнеутверждающая терапия, как вот если сначала ты долго плачешь, а потом, когда уже нет сил плакать, ты вдруг без перехода начинаешь хохотать. Слезы текут по щекам, но теперь это не слезы отчаяния, а слезы всепобеждающей любви к жизни. Некоторые истории я до сих пор помню.

«Ждала я свекровь в гости, нажарила куриных грудок и оставила их в духовке, чтобы не остыли. Свекровь у меня вредная, ей угодить трудно. Но она в тот раз заболела, и приехала к нам только через две недели. Заходит и прямо с порога начинает морщиться: „Чем это у вас в квартире так воняет?“ Вот тут, девочки, я про ее грудки-то и вспомнила…»

«У меня муж любит все свежеприготовленное. Он поздно с работы приходит, водитель. Ну ладно, я ему вечером картошку почистила, порезала, в кастрюлю сложила, на плиту поставила. Думаю, пока мыться будет, включит, картошка сварится, поест. Сама спать легла. Он мне утром рассказывает: «Прихожу голодный, на плите кастрюлька под завязку очистками картофельными набита, мелко порезанными. Я догадался в помойное ведро заглянуть — там клубни чищенные валяются. Ждала, любимая?»

«Мне муж рассказал, как я его посреди ночи разбудила и спрашиваю: „Сколько времени?“ Он отвечает: „Пять утра“. Я ему так строго: „А в процентах?“ Я до декрета учителем математики работала. Он потом долго уснуть не мог — вычислял».

«Ключи в дверях постоянно торчали снаружи, а подгузники я складывала в холодильник»
Фото
Pexels.com

«Полночи ребенка на руках носила, только малой уснул, я тоже скорей прилегла. Тут муж давай чудить. Сел на кровати и полез в пододеяльник, шарил там, шарил, я не выдержала, спрашиваю: «Ты че там потерял? — Лопаты, — говорит, — тут положил, не могу найти, прораб убьет…»

«У нас с мужем одна комплекция, он у меня тощий. Сын всю ночь орал — колики, только под утро удалось усыпить. Тут будильник, муж вскочил, впотьмах оделся и убежал на работу. Вечером рассказывает. Стал выходить из автобуса и чуть не упал. Оборачивается. Ему какой-то мужик говорит: „Извини, чувак, я на твои колготы случайно наступил“. Мой муж на себя смотрит — твою мать, из джинсов волочатся по земле черные капроновые колготки. Это он мои джинсы в темноте надел, а я их вчера вечером вместе с колготками сняла. Ну потом еще на радость всей остановке муж эти колготки из джинсов вытаскивал…»