можно ли родить самой после кесарева: естественные роды после кесарева сечения
Фото
Getty Images

«Не могу разговаривать спокойно со свекровью, — жалуется мне подруга, которая недавно стала мамой. — Чуть что губы поджимает: „А вот в наше время“. Ее послушать, так женщины раньше — прям героини. А мы все — бездельницы избалованные и дети у нас такие же, да еще и слабенькие».

Но мы же помним: раньше и деревья были зеленее, и солнце выше… плохое забывается, хорошее — идеализируется. Так и старшее поколение: они не обманывают, нет. Они просто не все помнят. Или не все знают.

«Раньше в поле рожали»

Так говорят, когда хотят подчеркнуть богатырское здоровье женщины. Мол, родить — раз плюнуть. Отстрелялась, младенца тут же рядышком на стог сена положила, пуповину, чем под руку попалось, отрезала, и пошла трудиться дальше.

Но если придерживаться исторической достоверности, такое скорее могло относиться к XIX веку, чем даже к середине XX-го. И то, чтобы женщина разрешилась от бремени прямо на улице, это уж был какой-то совсем крайний случай. Работали до самых схваток — это да. Но рожать спешили домой. И желательно не в одиночестве, а с помощницей-повитухой. Женщина могла рожать по 10-11 раз, но сколько младенцев выживало после таких родов, неизвестно.

Теперь про «трудиться дальше». Да, уже через 3-4 дня после родов женщины возвращались к тяжелой домашней работе, через неделю — шли в поле. Но можете себе представить, какое на самом деле у них было после этого здоровье? По данным исследователей, практически у всех девушек в деревнях, уже лет с 16 было опущение матки, а в 30 это уже были изможденные старые женщины.

«Дети сызмальства могли уже и по дому все сделать, и за младшими присмотреть»

Эта история про самостоятельность. Но! Самостоятельными дети становились рано не от хорошей жизни. Нужно было идти на работу, а значит — сдавать ребенка в ясли, причем уже в несколько месяцев. И чем раньше ты приучишь малыша ходить на горшок, тем меньше с ним будет проблем. А проблемы были никому не нужны, их некому было решать.

К тому моменту, как ребенок пошел в школу, он уже должен был уметь, как минимум, обращаться с ключами, самостоятельно разогреть себе обед, при необходимости понянчиться со своими братьями и сестрами.

И это мы сейчас говорим про времена Союза. А что было еще до революции?

Ольга Семенова Тян-Шанская в своей книге «Жизнь „Ивана“. Очерки из быта крестьян» рассказывала, что первое дело для детей в дореволюционный период было присмотреть за младшими. Но они к своим обязанностям относились кое-как: таскали младенцев на руках, часто роняли, могли отшлепать за плач или бросить на землю «где помягче».

«Ребенок по часу и больше ползал в грязи, запачканный, мокрый, кричал, плакал. Иногда он пытался переползти высокий порог избы, падал, ушибался, ссаживал все лицо. Ел отбросы из корыта для свиньи, пил из этого корыта, хватал руками что попало. Иногда набивал себе землею рот, глотал землю», — рассказывает в своей книге Семенова-Тян-Шанская. 

Фото №1 - «Раньше дети здоровее были»: в чем нас обманывают наши бабушки
Фото
Getty Images

«Дети раньше здоровее были»

«Кровь с молоком и никакой этой вашей аллергии. А сейчас все хилые, болезные. Это все экология и химия ваша». Знакомо? Наверняка. Только вот болели дети всегда — просто не часто их вели к врачу, это было дорогое удовольствие.

«Дети болеют поносом, „грызью“, золотушкой (струпья на голове); иногда болят уши (летом часто бывает заразное воспаление глаз — эпидемическое), — писала Ольга Семенова Тянь-Шанская. — Нередко дети „сохнут“ (рахит — английская болезнь). Иногда у очень маленьких детей бывает лихорадка. Про детские болезни и говорить нечего: коклюш („кашель напал: закатится, закатится — инда весь посинеет“), жаба или дифтерит („глоточку захватило“), корь („корюха“), скарлатина, чесотка. От жестокого поноса у маленьких детей иногда „кишечка“ выходит. Случается, что и маленькие дети болеют сифилисом, полученным от родителей, бывают и случайные заражения этой болезнью».

А первые младенцы у молодой семьи и вовсе, как правило, умирали. потому что родители еще были «мало развиты».

«Когда молока у матери не хватает или когда оставляют ребенка одного, дают ему соску. Мать, сестра или бабка нажуют или картошки, или черного хлеба, или баранку, выплюнут в реденькую тряпку, завяжут ниткой — и соска готова. Иногда одна и та же тряпица долго употребляется, не прополаскиваясь, причем приобретает противный кислый запах».

«У бабушки твоей в твоем возрасте уже трое детей было, а ты все в девках»

На рубеже веков — XIX и XX — девушек выдавали замуж в 16-18 лет. В 20 она уже считалась старой девой. В этом возрасте уже чаще она выходила за вдовца.

И, кстати, парней стремились женить быстрее, чем выдать замуж девушку.

«На нее все-таки смотрели в семье, как на рабочую силу, а следовательно, дорожили ею и не торопились сбыть с рук, — пишет Тян-Шанская. — Малого же потому торопились женить, что таким способом приобреталась для семьи лишняя рабочая сила. Вследствие всего этого браки между мужчинами восемнадцати лет и девушками восемнадцати — двадцати лет не редкость. Еще бывают случаи женитьбы семнадцатилетних парней. Всякая баба с нетерпением ждет возможности заполучить себе „перемену“ в лице молодой невестки».

Так что трое детей в 20-22 года — это действительно суровая реальность. Но нужна ли нам она сегодня?

«Большая семья была радостью»

Конечно, не то что сегодня, когда одного ребенка родил — и уже подвиг. Ведь чем больше малышей тем лучше, правда? Вот у нашей бабушки… а как у нее, кстати, было на самом деле?

«Первого еще ждут более или менее радостно, — рассказывала исследователь. — Отец, понятно, ждет сына. К дочери относится совершенно равнодушно. Такое же отношение, впрочем, проявляет и ко второму и третьему сыну. Матери же начинают обыкновенно тяготиться уже третьим ребенком. Если же баба начинает часто родить, то в семье к этому, конечно, относятся неодобрительно, не стесняясь иногда делать грубые замечания по этому поводу: „Ишь ты, плодливая, обклалась детьми, как зайчиха“. Замечания эти исходят нередко от свекрови».

А рожали помногу по двум причинам: во-первых, о контрацепции никто и понятия не имел, во-вторых, выживали далеко не все дети — а чем больше родится, тем больше шанс, что вырастить удастся хотя бы двоих.