Линия поведения: тактика против маленького манипулятора

На требования малыша можно реагировать по-разному. Главное, помнить, что любое наше действие влечет за собой долгоиграющие последствия. И наш отказ или согласие выдать дорогому чаду конфету когда-нибудь может обернуться… Чем именно? Сейчас мы вам расскажем.

Захару два с половиной года. Горячий возраст! Он уже многое умеет сам. И ему не терпится проверить все свои знания и умения на практике. Вот только взрослые часто мешают. Самое время проверить их терпение, силу духа и нащупать границу их самообладания. Лукавый взгляд, хитрая полуулыбка − и фломастеры один за одним методично летят на пол.

− Захарушка! Не бросай, пожалуйста, фломастеры на пол.

Желтый фломастер пальчиком подкатывается к краю стола. Шлеп − и фломастер на полу. А сам так игриво на меня смотрит.

Научный подход

Есть масса вариантов того, как и что сделать в данной ситуации. Можно испугать ребенка; можно заставить его сделать, то, что мне нужно; можно начать совестить его и клянчить, чтобы он убрал; можно шантажировать его; можно ничего не делать и просто обидеться...

Самое главное, что я для себя понимаю: что бы я ни выбрала, это зафиксируется у него в головке как возможный вариант развития событий. Любых.

Сначала нейронных связей в мозгу мало. Они формируются, когда ребенок начинает взаимодействовать с окружающим миром и получать от него какую-то реакцию. Он пробует разные методы, разные способы воздействия на нас и окружающий мир. Можно просить конфетку спокойно, а можно биться на полу в истерике; можно ударить лопаткой соседа по песочнице, а можно предложить ему машинку; можно отобрать у младшего брата или сестренки шарик и наблюдать за слезами, а есть вариант придумать совместную радостную игру.

Откуда берутся варианты поведения?

Я думаю, большую часть своего опыта дети, конечно же, хватают в семье, но есть и другие источники, такие как ровесники рядом. Наши детки очень быстро перенимают и копируют поведение, которое, на их взгляд, «работает», и просто проверяют его на окружающих. Например: «Если долго стоять на месте и вопить, могут взять на руки, и мне не придется тащиться пешком дальше. Эта горка так далеко! Я так устал! Вчера видел, как девочка кричала на улице, ее мама долго уговаривала, а потом уступила ей. Интересно, а как моя мама на это отреагирует?»

Дети всегда чувствуют, когда ты по-настоящему серьезен, решительно настроен и не лукавишь с ними.

Я ни в коем случае не утверждаю, что дети − эдакие коварные манипуляторы, использующие бедных родителей. Просто это обычный принцип выживания и существования – ребенок должен понимать, как ему не остаться голодным, холодным без ласки и любви. Уже даже будучи эмбрионом, он всячески проявляет себя и как может «объясняет» маме, что он есть, что он тут и о нем надо заботиться. Это просто жизнь. А жить и добиваться того, что эту жизнь обеспечивает и делает прекрасной, можно разными способами.

Сначала у ребенка нет привычек – и сознание его похоже на чистое поле, до краев засеянное рожью. Потом, получив какую-нибудь реакцию со стороны взрослого, он как будто бы в первый раз проходит через это поле и оставляет после себя легкий след во ржи. На физическом уровне это означает, что в мозгу начала формироваться новая нейронная связь. Если тот же механизм − «поведение-реакция» (т.е. «я катаюсь по полу − они мне дают то, что хочу» или «чем агрессивнее я веду себя, тем больше внимания я привлеку со стороны родителей») повторяется снова и снова, то через некоторое время «тропинка» становится более очевидной. А значит, в такой же ситуации ребенок уже знает, как ему поступить, чтобы получить желаемый результат.

Когда мы взрослеем, это уже не тропинка, а целая асфальтированная сеть дорог в бывшем чистом «поле» сознания. Неподтвержденные реакции не развиваются в устойчивые нейронные связи, а значит, не создается привычка. Надо упомянуть, что взрослые почти всегда забывают о том, что их привычное поведение, привычки и образ мышления – результат долгого и кропотливого труда мозга по развитию нейронных связей. И если вас что-то не устаивает в жизни, стоит просто подумать о том, что можно построить новые «дорожки», перестать ходить по тем же кругам или, как говорят, наступать на те же грабли. Ведь это не зря так сказано! Можно и нужно ломать свои стереотипы и пробовать новые реакции, новый способ мышления. Чем выше вы подниметесь над сетью привычных «дорог» вашего сознания, тем интереснее и счастливее вы будете жить. В этом я уверена.

Практическое занятие

И вот в первый раз мой маленький Захар пускается во все тяжкие, чтобы только заставить меня взять его на руки и дотащить в горку до дома. Как я уже говорила, развитие этой ситуации имеет варианты.

1) Я, пытаясь успокоить его, сначала уговариваю пойти пешком, а потом, шумно вздохнув, беру на руки, потому что вопли эти слушать нет сил да и слезки уже наметились в уголках глаз. И сынок понимает, что мне не хочется слушать крик, я не могу видеть слезы. Стоит только немножко подождать − и мама сделает то, что требуется.

2) Я, пытаясь успокоить его, отвлекаю его внимание на пролетающую птичку, а потом на ромашку, а потом на «то-о-о-т далекий домик», медленно довожу его до вершины горки. И вот мы уже на месте. Тогда это похоже на маленький обман. Захар, обведенный вокруг пальца, обязательно попробует свои силы на истерическом поприще еще не один раз, чтобы все-таки попытаться выяснить мою настоящую реакцию. Ведь это отвлекающий маневр. «Отвлекающий», потому что отвлекает от решения вопроса: мама реагирует, если топать ногами и кричать, требуя свое?

3) Я, не успокоив его никак, начинаю раздражаться, злиться и кричать на него в ответ, что так нельзя вообще-то вести себя, и «посмотри, никто не кричит вокруг, а ты всех пугаешь» или «сейчас дядя придет и заберет такого крикуна». Ну, это вообще сложный очень вариант, потому что тогда Захар должен для себя выяснить, что важно, что думают и как ведут себя люди вокруг. А в случае со «злым дядей», «Бабой- ягой» или милиционером и вообще можно запугать человека на всю жизнь. И потом он будет бояться сделать шаг без моего одобрения или, еще хуже, одобрения «Бабы-яги».

4) Я объясняю ему, почему я не могу или не хочу взять его на руки. ЧЕСТНО. И если сын от этого упокоится – хорошо, если продолжит еще кричать (в поисках лимита моего терпения) – тоже хорошо. Главное, что он честно знает мое мнение по этому поводу и мои действия. Конечно, я не стою как истукан и не смотрю, как мое чадо горюет.

Не бойтесь честно объяснять ребенку, что вы чувствуете. Поделитесь с ним своими переживаниями – и будете вознаграждены. Дети – волшебники, пришедшие в нашу жизнь, чтобы вернуть нам себя.

Диалог происходит примерно такой:

− Захар, я могу тебе чем-то помочь?

− Ачу а учки («хочу на ручки»)! Мама-а-а-а-а!

− Захар, мне тяжело нести тебя на ручках. Ты уже вон какой большой вырос. Правда, тяжело. Давай вместе за руку пойдем наверх!

− А учки!

Я сажусь на корточки, чтобы наши глаза были на одном уровне. Так он понимает, что разговор происходит на равных и его никто не ущемляет. И так, кстати, гораздо удобнее его обнять. Ведь иногда нужно просто обнять и тихо-тихо посидеть недолго, чтобы просто он понял, что я его продолжаю любить, несмотря на то что на ручки взять не могу.

− Ты понимаешь, мне непонятно, что ты пытаешься мне сказать, потому что ты кричишь. Может, ты скажешь спокойно, чего тебе хочется?

− А-а-а ! Ачу а учки!

− Хороший мой, мне тяжело тебя нести в горку. Я же еще и себя несу. Я предлагаю вместе подняться и скорей чем-нибудь интересным заняться. Честно скажу тебе, мне неприятно, что ты пытаешься добиться чего-то криком.

Я поняла: в этой ситуации самое главное − это моя абсолютная честность и решимость добиться того, чтобы мои слова дошли до него. Даже если я просто-напросто НЕ ХОЧУ нести его на руках, я должна ему честно об этом сказать.

Вообще момент моего желания и нежелания чрезвычайно важен.

И знаете, как правило, все получается. Сначала Захар внимательно меня слушает и смотрит в глаза. Дети всегда чувствуют, когда ты по-настоящему серьезен и не лукавишь с ними. Дальше он либо продолжает плакать, либо соглашается со мной, и мы идем дальше на паритетных условиях, например за ручку. Если человечек продолжает плакать, можно предположить, что тут другая причина: усталость, голод или просто не хватает ласки.

Но, на мой взгляд, важно, принимая все это во внимание и понимая все это, все-таки не отступать от своего решения. Очень часто я наблюдала, как мама явно не хотела выполнять ту или иную просьбу расплакавшегося ребенка, но после некоторых мер давления, предпринятых со стороны дитяти, вздыхала и делала то, о чем так давно плакалось / топалось / стучалось головой об пол или просто нылось. Это, как ни смешно, можно запросто сравнить с тренировкой щенков, да и вообще с дрессировкой. Если команда или требование будет последовательным и постоянным, а реакция на невыполнение − одинаковой, успех обеспечен. Нам довелось тренировать щенка алабая (а это большая и серьезная пастушья собака-волкодав), и наша тренер дала нам такую «мантру»: если вы хоть раз прогнетесь под ее непослушанием, знайте – она не будет послушной. Она будет знать, что вы иногда даете слабину, а значит, и уважать вас особо не за что. Боже меня упаси сравнивать воспитание с дрессировкой, но какие-то параллели можно усмотреть.

Крайне важно стараться быть последовательным в своих требованиях, желаниях и действиях с детьми, да и в жизни в целом. И одновременно с этим максимально делать то, что хочется. Звучит странновато и гедонистически, но это абсолютно реально и при этом очень весело.

Как добиться послушания: 4 хороших и 6 плохих тактик
Безусловно, чтобы ребенок не превратился в маленького домашнего тирана, необходимо установить для него определенные рамки поведения. Но как реагировать, если малыш не принимает всерьез ваши слова и отказывается слушаться? Предлагаем несколько полезных советов. Читайте далее

Первый возрастной: кризис 2-3 лет
Караул! Ребенка словно подменили! Он стал упрям, требователен, строптив и капризен. Именно в возрасте двух лет наступает время особенно частых истерик, публичных сцен в общественных местах, катаний по полу, швыряний предметами, неповиновения с криками «Нет!», «Не хочу, не буду!» и «Я сам». Многие родители недоумевают и ищут причину в собственном воспитании, полагая, что где-то допустили ошибку. Однако перемены в поведении малыша в возрасте 2–3-х лет связаны с переходом на новый уровень развития. Читайте далее

интересное в сети