Плаксивый малыш: почему он такой?

Детские слезы – явление терпимое, но до определенного момента. Если малыш на глазах превращается в плаксу, пора проанализировать собственное поведение и принять срочные меры, чтобы не взрастить великого манипулятора.

Мы готовы делать малышам поблажки, но слишком частые капризы, особенно со слезами, вызывают у взрослых неодно­значные эмоции. Кто-то удивляется, а кто-то раздражается; правда, рано или поздно все задумываются: что же с этим теперь делать? Ведь совершенно ясно, что с возрастом слез должно становиться меньше. Только где пролегают границы нормы и как распознать тревожные признаки, неспециалисту понять трудно. Тем не менее успеть вовремя крайне важно, потому что ярлык «плакса» неприятен во всех отношениях.

Обычная история


Давайте честно признаемся: от наших детей мы хотим слишком многого. Вы же наверняка мечтаете, чтобы кроха поскорее научился «входить в ситуацию» и «вести себя адекватно». Собственно, как это делаем мы, взрослые. Но как бы нам ни хотелось, чтобы в 4 года сын одевался в садик с той же скоростью, с какой папа в армии впрыгивал в солдатскую форму, а дочка не хватала бы с праздничного стола конфеты, этого не будет. Не будет – и точка. Просто потому, что дети не умеют быстро переключаться с одной задачи на другую. А без этого адекватно оценивать обстановку и свое поведение никак не получится. Физиология не позволит. И так будет вплоть до школы. Лет до 8 нервная система у детей работает по другим принципам. Процессы возбуждения преобладают над процессами торможения, поэтому успокоиться и «собраться» им сложнее, а расстроиться даже из-за пустяка гораздо легче. А теперь давайте разберем детские капризы в деталях, чтобы понять, откуда они вообще берутся и какое отношение к этому имеем мы с вами.

Мальчики не плачут!
Большинство родителей, особенно отцов, продолжают терроризировать сыновей коронным аргументом: «Не реви! Ты не девочка!» Глядя на своего слезливого сына, папа либо открыто осуждает его в этом гендерном предательстве, либо от отчаянья падает духом. Кстати, во втором случае мальчик все тоже прекрасно чувствует и считывает. Ну и почти все папы любят сравнивать сыновей с самими собой в детстве, и с другими мальчишками тоже. С теми, которые никогда не плачут, естественно. По сути же они полностью игнорируют чувства ребенка. В том числе потому, что не способны услышать свои. Беда в том, что такая тактика только укреп­ляет в сыне уверенность в собственном бессилии, слабохарактерности и некомпетентности. А если мальчик гиперчувствительный от природы, то требование отца быть железным лидером может и вовсе обернуться трагедией. Ведь такой, какой он есть, он папе не нужен, и надо будет ради отца стать совсем другим человеком. Преодолеть себя без насилия над психикой и без формирования сопутствующих комплексов можно, только признав и осознав свои чувства. Как было бы здорово, если бы мы уже сегодня позволили мальчикам плакать и привили бы им такую установку: «Да, сейчас я плачу, потому что мне обидно/больно/страшно. Но я буду стараться с этим справиться! И у меня обязательно все получится».
С 1 года до 3 лет


У 80‒90% детей в этом возрасте бывают истерики со слезами. Это норма для среднестатистического здорового ребенка, чье психическое развитие идет гладко. Причем в день карапуз может пустить слезу от 10 до 15 раз, и на этот счет переживать не cтоит. Речь еще не на том уровне, чтобы малыш был в состоянии объяснить, что с ним происходит и что ему сейчас нужно. Для него плач – это всего лишь способ выразить обиду, злость, страх, недовольство. После 1,5‒2 лет ситуация усугубляется. Запретов в жизни крохи становится больше, а любопытство только возрастает. И такая вопиющая несправедливость выведет из себя кого угодно. Неокрепшей психике малыша сложно смириться с тем, что импульсивно ­возникшую прихоть нельзя удовлетворить тут же. Остается одно – плакать, чем дети в этом возрасте и занимаются. Регулярно.
В 2‒3 года наступает кризис под кодовым названием «Я сам!». Поводы для расстройства продолжают множиться, поэтому именно на этот период как раз и приходится пик плаксивости. Малыш хочет все пробовать, но, опять же, ему это не всегда разрешают. С этого момента ребенок учится постепенно вовлекать в свое «горе» взрослых с помощью плача, чтобы добиться поставленной цели. К счастью, пока метод переключения внимания еще работает хорошо: в критический момент пробуйте заинтересовать кроху чем-то другим, чтобы погасить истерику. А вот если позволите такой реакции закрепиться, в будущем малыш может слишком остро реагировать на проигрыш или неудачу.

С 3 до 5 лет


Сейчас с помощью плача ребенок учится манипулировать близкими людьми. Он начинает сталкивать взрослых друг с другом, чтобы прощупать слабые места. Вот типичный пример: «Мама, ты плохая, конфету не дала! А бабушка хорошая, она мне шоколадки каждый день приносит». Так делают все дети, и это естественный этап развития психики. Но в зависимости от вашего поведения ребенок усвоит один из двух алгоритмов: либо поймет, что вас нужно слушаться и с вами придется договариваться, либо догадается, что вами можно управлять. Первый, «здоровый» сценарий осуществится, если вы сформулируете для малыша четкие правила и он будет знать, что так, как хочется ему, будет далеко не всегда. ­Если вы сломаетесь и станете исполнять все его капризы, проблемное поведение быстро войдет в привычку. Почувствовав, что границы можно раскачать, ребенок уверится в том, ­что, если немного надавить, он точно добьется своего. Особенно часто склонность к манипуляциям закрепляется в случаях, когда мама и папа сильно расходятся в вопросах воспитания. Или если вы становитесь кем-то, кого легко прогнуть.

Если вам кажется, что малыш расстраивается по пустякам и такое поведение вы считаете несоразмерным «масштабу катастрофы», проанализируйте ситуацию глубже. Вместо того чтобы обвинять его в невоспитанности, слабохарактерности или неадекватности, подумайте, почему ваш ребенок не может реагировать по-другому. На пустом месте ни капризы, ни плаксивость не рождаются.


От родителей на этом этапе зависит многое. Важно иметь в виду, что с 3 до 5 лет дети активно учатся говорить о своих потребностях и понимать свои чувства. Ваша задача – помочь им совершенствовать этот первостепенный навык, иначе он не сформируется. Если мама бежит к своему чаду по первому писку, плач закрепится как способ манипуляции. Если она будет проявлять подчеркнутую холодность или равнодушие, слезы будет провоцировать ощущение безысходности. Ведь ребенок делает свои выводы: я никому не нужен, на мои эмоции всем наплевать, любить меня не за что, если позову родителей – они не придут.


С 4 лет плаксивость в норме идет на спад. Многие малыши в этом возрасте уже могут обозначить, чего они хотят, пусть иногда очень схематично или своеобразно. А с некоторыми можно даже договориться, потому что готовность немножко потерпеть или способность принять отказ более-менее спокойно постепенно начинают зарождаться.

С 5 лет и старше
В 5 лет ребенок теоретически должен уметь сказать четко и ясно, что он чувствует и что ему требуется. Но на практике так бывает далеко не всегда. Долгожданное чудо случается только при стечении нескольких благоприятных факторов. В первую очередь большая отдача требуется от родителей. Чтобы малыш открыто говорил о своих желаниях и понимал, что с ним происходит, мама с папой должны систематически находить время для бесед тет-а-тет, внимательно выслушивать кроху и помогать ему с самого начала распознавать эмоции, называя и проговаривая их вслух. Будем реалистами: столько ресурсов вкладывать в детей готовы далеко не все из нас. ­Состояние нервной системы тоже приходится учитывать. У многих современных детей и в 4 года, и в 5 лет отмечаются задержки речи разной степени тяжести. А малышу, который не может ясно выразить свои мысли, жить в социуме очень непросто. Тотальное непонимание со стороны окружающих заставляет его очень резко и эмоционально реагировать на запреты. Сначала он начинает злиться, а потом и плакать с досады.
Если по каким-то причинам истерики к 5 годам никуда не исчезли, демонстративное поведение рискует закрепиться как способ манипуляции. А слезы почти наверняка станут инструментом воздействия на окружающих. Последствия очень неприятные. Для ребенка в первую очередь. Вы любите, чтобы вами манипулировали? И никто не любит. Манипуляция, какой бы она ни была, всегда имеет неизменный финал: «подопытный» рано или поздно начинает испытывать раздражение, а потом обязательно злость или ненависть по отношению к агрессору. Вывод? Дети с маленьким манипулятором дружить не будут. И в школе ему будет адаптироваться трудно. Например, потому, что отказы он будет воспринимать как вселенскую трагедию. Ведь одно дело сидеть дома и дрессировать маму, и совсем другое – пойти в школу и попытаться «построить» учителей и сверстников.

Зона ответственности


Если вы чувствуете, что ситуация запущена, пора учиться держать удар. Эти советы помогут вам правильно реагировать на детские слезы и вести себя грамотно во время «урагана». Проанализируйте, в каких обстоятельствах малыш прибегает к манипуляциям со слезами. Если поймете, что у ребенка отмечается задержка речи, его нужно будет показать неврологу и логопеду. Если осознаете, что сами позволили малышу манипулировать собой, придется менять свои приемы.

  • Истерики в подавляющем большинстве случаев подкрепляются присутствием зрителей. Если вы увидите, что малыш ударяется в слезы именно в людных местах, прекратите отчитывать, ругать, наказывать. Начните каждый раз уводить его в такое место, где кроме вас двоих никого не будет. Это профилактика развития истероидных черт, особенно у тревожных детей, и ею не нужно пренебрегать.
  • Если вы четко понимаете, что в данный момент с помощью слез ребенок пытается вами манипулировать, не надо жалеть его и уговаривать успокоиться. Соберите всю волю в кулак и не поддавайтесь на провокацию.
  • На досуге важно поработать над собой. Вспомните, как вы реагируете на плач своего ребенка: злитесь, кричите, впадаете в ступор, начинаете сильно тревожиться или хотите только одного – поскорее его утешить? Все эти эмоции идут из детства и говорят о том, как наши собственные родители вели себя с нами в похожих ситуациях. Груз прошлого очень мешает адекватно, то есть спокойно, реагировать на детские слезы. Когда нас накрывают собственные эмоции, ребенок их тоже чувствует. И начинает переживать не только из-за того, что что-то сделал неправильно, но еще и оттого, что мама очень расстроилась/разозлилась. Запомните: чем сильнее вы включаетесь эмоционально, тем сложнее малышу успокоиться.
  • В моменты, когда ребенок бьется в истерике, взрослый должен сохранять позицию наблюдателя. Это когда вы беспристрастно комментируете то, что видите: «Ты плачешь, потому что ты расстроилась. Тебе понравилась кукла в магазине. Но сейчас я не могу тебе ее купить». Позиция наблюдателя ‒ единственный способ оценить ситуацию адекватно и понять, если ли опасность для жизни или здоровья ребенка в данном конкретном случае или это чистой воды манипуляция. Казалось бы, такая простая вещь, но выдерживать нейтральную позицию не так просто.
  • Чтобы перестать действовать по старому шаблону, который не работает, вспомните, кто из ваших знакомых умеет справляться с детскими капризами на ура. В тяжелые минуты мысленно спрашивайте себя, что бы они сказали и что бы сделали? Так вы быстрее скорректируете свою тактику.
интересное в сети
‡агрузка...