Про шрамы, танцы и трусы: как не сойти с ума после кесарево
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Весь живот был в черных синяках

Старшую дочь я родила, испытав все муки ада (ну или, точнее, системы здравоохранения). Прокол пузыря, окситоцин в качестве «витаминки» без эпидуралки, а в конце еще и выдавливание ребенка с такой силой, что весь мой живот был просто в черных синяках. Плюс вывихнули мне тазобедренный сустав.

Вспоминая это, ужасалась и обещала самой себе: если решусь еще на малыша, то роды будут: а) вертикальными; б) по заранее подготовленному плану; в) с использованием всяких дыхательных практик и прочих техник, помогающих пройти весь путь безболезненно и естественно.

Поэтому буквально сразу, узнав о второй беременности, мы с мужем начали искать клинику для идеальных родов. Выбрали частную = с прекрасной репутацией и докторами. Предполагаемый ход событий мы обсуждали неоднократно, я подчеркивала, насколько важно мне родить самостоятельно в тихой, близкой к домашней атмосфере. Но обследование показало неполное предлежание плаценты (то есть она частично перекрывала маточный зев), пришлось обсуждать и запасной план, а именно — плановое кесарево.

Читайте также: «Самая большая тупость на свете»: Артемий Лебедев призвал женщин не делать кесарево

Лебедев отчасти прав. Во многих роддомах практика навязывания кесарева без особых на то показаний действительно есть, ведь операция — управляемый процесс, а роды — непредсказуемый. Когда у врачей на потоке десятки рожениц ежедневно, им реально проще «почикать и вытащить».

И вот когда я уже практически смирилась (сразу скажу — это было смирение от безысходности, потому что никак не могла принять факт, что малышу будет велено «выходить» по расписанию) и пришла согласовывать дату, доктор сообщил, что плацента поднялась, путь открыт, мы можем рожать! Я была невероятно счастлива, и врачи радовались со мной — в этой клинике настраивают именно на роды с минимальным вмешательством.

Еще на 36 неделе мы несколько раз экстренно приезжали в клинику — схватки, которые я отмечала, не были похожи на тренировочные. КТГ их тоже фиксировало, но при всей интенсивности они не были регулярными. Тогда я услышала второй раз в своей жизни термин «дискоординация родовой деятельности». Да, черт возьми! При том, что это довольно редкая аномалия, у меня она решила проявиться дважды.

Про шрамы, танцы и трусы: как не сойти с ума после кесарево
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Схватки длились 14 часов — я была фактически без сознания

Дискоординация родовой деятельности — это нарушение деятельности матки, при котором разные ее отделы сокращаются хаотично, несогласованно. Матка между сильными схватками не успевает расслабиться, что причиняет мучительную боль роженице. При этом состоянии раскрытие идет крайне медленно либо совсем прекращается.

Промучившись со схватками 14 часов (эпидуральную анестезию пришлось отключить, так как из-за нее схватки и вовсе прекращались), в фактически бессознательном состоянии я услышала команду акушера: готовьте операционную. Клинически узкий таз — продолжать попытки естественных родов было не только бессмысленно, но и опасно.

Я задыхалась от панической атаки, муж с тревогой наблюдал все со стороны, боясь отвлекать докторов. Врачи и медперсонал успокаивали меня, настраивали на благополучный исход, даже шутили. А я не могла унять дрожь, меня буквально колотило: боялась того, что происходит там, за ширмой. Боли не было, но я чувствовала, как меня разрезали, как доставали ребенка. Я кричала внутри себя от ужаса и отвращения, это были худшие ощущения в моей жизни, я бы предпочла еще десяток раз испытать все тяготы родов, чем хотя бы еще один раз — кесарево. Честно — никаких мыслей о том, что «вот-вот, еще чуть-чуть, и я увижу долгожданного малыша» у меня в тот момент не было. Только желание, чтобы все поскорее закончилось. Операция прошла успешно, уже через час дочка лежала у моей груди, а я смотрела в потолок и глотала слезы: я так хотела ее родить сама!

После выписки к моим мрачным мыслям добавились глупые вопросы знакомых и откровенно бестактные комментарии. «Привет, поздравляю с малышкой, сама родила?», «У тебя естественные роды или кесарево? У меня вот все три раза ЕР и без анестезии», «Ты знаешь, что наркоз вреден для ребенка?», «У кесарят часто проблемы, придется побегать по неврологам», «У тебя, наверное, и молока нет — после кесарева же обычно только на смеси» — этот бред меня преследовал минимум полгода. Было ощущение, что всем реально наплевать, как я себя чувствую морально и физически. Главное было знать — вышел ребенок, простите, из «природного отверстия» или из хирургического надреза!

Апогеем этого идиотизма стал полный брезгливости взгляд моей подруги, когда я переодевалась при ней и она увидела мой живот: «Фуууу, какой ужасный шрам, как ты теперь на пляж выйдешь? Надо купить закрытый купальник или трусы повыше натяни!». Я расплакалась, не в силах больше сдерживаться. Да как вы все смеете спрашивать такое?

Как адски у меня болел шов и спина, как горько мне было осознавать, что я подвергла опасности малышку, что я неполноценная, не смогла! С этими мыслями я жила больше двух лет (к ним прибавьте еще и неудавшееся грудное вскармливание, за которое я себя беспрестанно корила), прежде чем посмотрела на все с другой стороны и преодолела комплексы.

Читайте также: 15 моментов, на которые я забила, став мамой второй раз

Про шрамы, танцы и трусы: как не сойти с ума после кесарево
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Никто не виноват, что так все вышло

И я совершенно не осуждаю тех, кто прошел через травматичные роды и с радостью соглашаются на кесарево, потому что боятся повторения. Не осуждаю и тех, кто, не владея полной информацией и не представляя последствий, верит на слово доктору, убеждающему, что так правильно. Я просто уверена, что ни одна женщина не станет намеренно подвергать ребенка риску из-за собственного удобства!

Со временем я поняла, что никто не виноват в том, что так все прошло. Роды, как я уже говорила выше, порой совершенно непредсказуемой явление. Круто, что я была в профессиональных руках и дочка появилась с самым высоким баллом по шкале Апгар. Она была розовенькой и кричала, а через минуту уже жадно сосала грудь. Ну счастье же! Никаких родовых травм — максимально бережное извлечение ребенка, дали отпульсировать пуповине, все как в лучших фильмах. Я пережила все этапы родов, а не просто лениво улеглась на кушетку, мол «Ну что там, пора уже? Доставайте».

Так за что же мне себя винить? И в чем врачи виноваты? Они могли бы действительно запугать меня рисками и осложнениями и планово порезать. Но ведь прошли весь путь со мной, за что я искренне благодарна. И вот она — моя рыжая бестия, вредная и задорная малышка, которой уж точно абсолютно плевать, как именно ее достали из мамы. Главное, что мы есть друг у друга.

Так что сегодня собираюсь на пляж, надев бикини с низкой посадкой, смотрю в зеркало и нежно поглаживаю свой милый шрам, который напоминает мне о том, как родилась на свет самая лучшая в мире девчонка.