Гиперактивные взрослые: СГДВ как семейный синдром

Шумный, импульсивный, не способный соблюдать дисциплину ребенок обязательно привлечет внимание педагогов и врачей. Они дадут рекомендации, расскажут родителям, как можно исправить эту проблему. Но что делать, если синдром гиперактивности не у детей, а у самих взрослых?

Игорю пять лет. Каждые выходные он просит маму идти с ним на детскую площадку, а она под любым предлогом уклоняется. Мама, конечно, хочет, чтобы Игорь играл и общался со сверстниками. Но практически каждый раз эти игры заканчиваются слезами детей, ссорами мам и общей напряженностью. Не получается у Игоря играть просто – без конфликтов и недоразумений. Однажды его маме пришлось везти соседскую девочку в больницу – Игорь бросил ей в глаза целую горсть земли. В другой раз платить за чистку пальто чьей-то бабушки – Игорь вылил на него самосвал воды из лужи. Он способен и плюнуть, и укусить, и выбросить игрушку в мусорный бак. А может и сам в этот бак залезть, если отвернуться больше чем на минуту. Слова «лечить его надо» мама Игоря слышала много раз, всегда переживала и испытывала обиду за сына. Но потом такой же совет дал психолог из детской поликлиники и предложил поводить мальчика в группу по коррекции поведения. Прошло уже три месяца – занятия дают очень хороший результат. Мама довольна, отмечает много положительных моментов в поведении, но при этом шутит: «Нам бы еще и папу в такую группу – он тоже без приключений жить не может. На любой работе больше двух месяцев не задерживается: или увольняют, или сам уходит со скандалом. Сейчас вот уехал на Север, сказал, что работать в офисе ему скучно. Присылает деньги, приезжает сам, да и расставаться с ним я не собираюсь. Просто обидно: умный человек, а из-за своего характера портит себе жизнь».

Количество детей с синдромом гиперактивности, по разным оценкам, составляет от 7 до 20%. Примерно у половины из них во взрослом возрасте проявления заметно сглаживаются или практически исчезают, а у второй половины остаются и становятся частью личности. Но корректировать поведение взрослого человека и даже просто отмечать нарушения как-то не принято. Про склонность к конфликтам, невнимательность, неспособность долго заниматься одним и тем же делом, соблюдать правила и дисциплину (все основные симптомы гиперактивности) мы, скорее всего, так и скажем: характер. Сам человек тоже бывает к себе некритичен, а часто даже придает позитивную окраску тому или иному симптому: «Не могу выполнять то, что неинтересно», «Ни за что не потерплю неуважительного отношения», «Я сам буду решать, что мне делать», «Если я что-то задумаю, то сделаю во что бы то ни стало». С такими установками он строит профессиональные и личные отношения, заводит семью, воспитывает детей. Каким бывает такое воспитание?

Условно-наследственная проблема

Алина полгода назад перешла в новый садик. Поначалу воспитатели списывали все трудности в поведении на адаптацию. Но потом стало понятно, что дело не в этом. Девочка совершенно не умела играть в коллективные игры: не соблюдала правила, обижала других детей, дралась. Не слушала, что ей говорят воспитатели: могла встать и убежать во время разговора. В тихий час засыпала быстро, но, если просыпалась раньше положенного времени, начинала кричать и будить всех. Даже на занятиях ей было трудно сосредоточиться: все рисунки оставались незаконченными, пластилиновые фигурки были без рук или без ног. Именно по этому поводу однажды в детский сад и пришла мама (обычно Алину приводила и забирала бабушка). «Это же ненормально, что ребенок так рисует! Вы педагоги и должны этим заняться! Она здесь проводит весь день, и правильное развитие – ваша обязанность!» – кричала женщина, совершенно не слушая, что ей говорят. Потом пригрозила обратиться «куда следует» и, хлопнув дверью, ушла. Свои соображения, как помочь Алине, воспитатели высказать так и не успели.

Примерно 60% детей, которым ставят диагноз СГДВ (синдром гиперактивности и дефицита внимания), воспитываются в семье, где один из родителей имеет схожие проблемы. Это не значит, что гиперактивность передается детям от родителей, как цвет глаз или генетические заболевания. Не меньшую роль, чем наследственная предрасположенность, здесь играет фактор ее передачи социально-психологическим путем. Из двух детей с минимальной мозговой дисфункцией при рождении (а это один из важнейших факторов) гиперактивность с большей вероятностью проявится у того, кто живет с гиперактивными родителями. Более того, бывают случаи, когда абсолютно здоровые при рождении дети в дальнейшем имеют признаки и симптомы СГДВ – настолько сильным оказывается влияние на ребенка гиперактивных взрослых в раннем возрасте! Однако сами родители часто совсем не чувствуют этого влияния и отрицают свою роль в проблемах.

Нездоровая активность

«Прихожу однажды домой, а там записка: «Извини, все это невыносимо. Уехала к друзьям на пару дней, с дочкой посидит соседка». Я был в шоке. Какие друзья? Какая соседка? Разве нормальные родители так поступают? Моя жена и раньше могла внезапно уехать, например, после ссоры или просто потому, что «так тоскливо, сил нет». Но я был уверен, что появление ребенка ее изменит. Конечно, пришлось брать на работе отпуск – не могу я доверить годовалого ребенка посторонним. А жена через неделю вернулась, как ни в чем не бывало, да еще и меня обвинила во всем: это я не смог понять ее состояние и вовремя предложить какое-то развлечение. Теперь не могу отделаться от тревоги: кто знает, что ей еще в голову придет?» Андрей, 32 года

Заметными качествами гиперактивных взрослых является неумение мириться с обстоятельствами, низкая переносимость чувства неудовлетворенности, отсутствие развитых волевых свойств. Большинство людей в ситуации трудностей и ограничений перестраивают свою жизнь, настраиваются на то, чтобы потерпеть, подождать, и ищут радость в том, что доступно. Гиперактивный же человек испытывает сильное разочарование и чувствует себя страдальцем, если обстоятельства складываются не так, как он планировал. Настроение портится до депрессии и нарушений в отношениях. Ждать, пока ситуация изменится, ему крайне тяжело, и человек совершает импульсивные, иногда даже странные, поступки.

Дети в такой ситуации испытывают еще большую тревогу. Они ведь не понимают сути происходящего и не могут объяснить себе такие внезапные перемены в поведении взрослого. Чувство неуверенности проявляется на уровне организма: плохим сном, сбоем в развитии (заговоривший было ребенок вдруг надолго замолкает, начинающий ходить кроха опять возвращается к ползанию). Тревожное влияние оказывает и просто слишком большое количество перемен в рамках одной семьи. А гиперактивные люди без этого просто жить не могут. Они даже ссорятся иногда просто потому, что становится скучно. Им трудно «сидеть на месте и ничего не делать», поэтому обеспечить ребенка так необходимым тому чувством покоя и постоянства у них не получается.

Если взрослый человек чувствует себя некомфортно при чтении: ему постоянно неудобно сидеть, то и дело хочется отвлечься – это может свидетельствовать о наличии у него синдрома гиперактивности.
Плохой пример для подражания

«Моя мама – художница и дизайнер по интерьеру. Сейчас она довольно успешна, но, пока я была маленькой, «трудные периоды» следовали один за другим. Она расставалась с мужьями, ссорилась с партнерами по делам, переезжала с квартиры на квартиру. Каждый раз я наблюдала приступы такого плохого настроения, что даже пугалась. Мама переставала выходить из дома, готовить еду, вообще как-то обо мне заботиться. Просто лежала целыми днями на диване, смотрела в одну точку, отвечала «да» или «нет» и разговаривала по телефону с подругами, ругая все на свете. Помню, было очень обидно слышать: «Меня ничего не радует». Я же ее ребенок, я должна ее радовать! С пяти лет я мечтала о собственной семье и о дочке, представляла, что у меня в доме всегда будет радостно. В принципе, так оно и есть. Но плохое настроение у меня тоже бывает часто, даже без причин. И тогда просто не могу с собой ничего поделать: так же отворачиваюсь от всех, раздражаюсь. Однажды выгнала дочку из комнаты. Потом очень стыдно было за это...» Лина, 28 лет

Гиперактивные взрослые обычно понимают, что такое хорошо и что такое плохо, но склонны замечать только негативное поведение других людей. «Какие все агрессивные, злобные стали. Поубивать бы таких» – таково их отношение к нормам, правилам, жизни вообще. Естественно, что даже те дети, которые отличаются от родителей по темпераменту, все равно демонстрируют схожие особенности поведения. Если мама или папа (или оба) имеют привычку в конфликтной ситуации бить посуду, рвать одежду, нападать с кулаками, то ребенок поначалу будет пугаться, а потом вести себя так же. И даже то, что потом за это будут ругать и наказывать, его уже не остановит.

Невнимательность, склонность к плохому настроению, неустойчивая самооценка тоже передаются через пример – только это не так очевидно. «Маша, Клава – откуда я знаю, как ее зовут? Что, мне надо помнить всех твоих родственников?», «Что там было? Ничего не было. Даже не помню, о чем шла речь. Какую-то ерунду три часа обсуждали». Функция внимания есть у всех, но произвольное внимание и привычку быть внимательным формируют родители. Конечно, если сами они этим качеством обладают. Гиперактивные люди часто и во взрослом возрасте бывают рассеянными, забывчивыми, легко отвлекаемыми, поэтому детей научить они могут только тому же самому.

Когда родители склонны к мелким асоциальным поступкам (припарковать машину на тротуаре или выбросить бумажку мимо урны), то и дети привыкают игнорировать общественные нормы и даже получать удовольствие от того, что таким образом смогли выделиться из толпы.
Семейная терапия

Значит ли это, что такие взрослые всегда будут негативно влиять на детей, провоцируя или усиливая и у них проявления гиперактивности? Конечно, нет. Взрослые ведь на то и взрослые, чтобы уметь разбираться в собственных проблемах, понимать их и исправлять. Тем более что воспитание детей само по себе – терапия. Огромное количество мужчин и женщин именно с этого времени по-настоящему взрослеют, избавляются от проблем детства, корректируют свой характер. Это принято относить на счет возросшей ответственности, но в реальности есть и другая сторона.

Общение в семье с маленьким ребенком содержит множество элементов всех видов терапии гиперактивности – просто не надо уклоняться от них и считать пустой тратой времени.

* Рисование. Ребенок рисует, рассказывает, что у него получилось, а потом они с мамой вместе дорисовывают что-то. Арт-терапия – один из самых действенных методов коррекции гиперактивности. Еще лучше, если сначала рисовать, а потом обмениваться мнениями родители будут вместе с детьми.

* Чтение. Многие взрослые сейчас вообще не читают своим детям. «Он и не просит – столько разных мультфильмов и компьютерных игр. Просто слушать уже неинтересно». Но чтение не просто успокаивает, нормализует активность, а и развивает внимание. Читайте – пусть это будут даже небольшие рассказы или сказки – и обсуждайте их.

* Поддержка хорошего поведения. Говорите «умница» и «молодец» ребенку каждый раз, когда он смог закончить какое-то дело, например, сложил пирамидку или убрал игрушки. И себе – за то, что делаете так много полезного для малыша. Многие люди с синдромом гиперактивности испытывали недостаток в ласке. Сейчас у вас есть прекрасная возможность это исправить.

интересное в сети