«Дочки винили во всем меня»: 3 реальные истории пап, воспитывающих детей в одиночку
Фото
Getty Images

#Яжпать

Забавный хештег появился в сети после того, как страну потрясла совсем не смешная видеоистория из сети: журналисты, узнав об уникальной семье из Волгограда, сняли репортаж о жизни молодого отца и его солнечного «бойца» — так Мишу называет сам папа.

Евгений никогда не жаловался на судьбу и тем более не допускал мыслей о том, что сделал неверный выбор. А он стоял очень остро! Когда доктора поставили диагноз новорожденному малышу — синдром Дауна, родители супруги объявили: или развод, или оставляйте ребенка в больнице. Женя тогда понял — только от него зависит, станет ли счастливым сын. Поэтому без лишних слов ушел с престижной должности в Москве и, оформив декрет, вернулся в родной город. В быту посильно помогала мама Евгения — она на пенсии, а еще спасали «мамские форумы», где было множество советов, начиная от марки памперсов и заканчивая прикормом. Миша, кстати, вырос на грудном молоке — помогла общественная организация «Молочная мама».

«Дочки винили во всем меня»: 3 реальные истории пап, воспитывающих детей в одиночку
Фото
@evgen_tyz

Бывшая жена не появлялась до сегодняшнего дня, о ее существовании напоминали лишь регулярные алименты. Евгений старался не держать зла: молодая, неопытная, испугалась, родители довели… Между тем, себя самого героем не считает — уверен, что это адекватный поступок зрелого человека.

– Паника была только первые минуты: я плакал на улице у больницы, прокручивая слова врача, и думал — ну почему такая несправедливость? И тут же мне стало стыдно. Я здоровый, сильный. А там малыш беспомощный. Мой! И я должен приложить все усилия, чтобы сделать его счастливым. Старался каждый день транслировать ему: сын, ты нужен!

В декрете Евгений зарабатывал, как мог: научился писать тексты и даже «дедморозил». Но большую часть времени он занимался бытовыми вопросами: пришлось учиться буквально всему — мыть, пеленать, готовить прикорм и многое другое. Позже добавились развивающие занятия — дома и в различных центрах. Чтобы Миша догонял сверстников, а ему уже 3 года и 3 месяца, Евгению приходится немало трудиться — массажи, плавание, логопеды, дефектологи… Порой полдня уходило только на звонки, чтобы грамотно спланировать график и все успевать. Вдохновлял Евгения опыт Эвелины Блёданс, воспитывающей солнечного Семена, и советы психолога Людмилы Петрановской.

Сейчас Миша активно осваивает навыки самообслуживания, например, есть ложкой, а еще научился дуть, указывать на предмет пальцем. Начал ходить в сад — папе уже полегче, да и малышу на пользу общение с детьми.

– Он у нас улыбчивый, экстраверт и оптимист — весь в меня! А вообще я бесконечно благодарен своему окружению, что они не задавили меня своим сочувствием, а наоборот, не нагнетали и не акцентировали внимание на Мишкиных особенностях — так намного проще преодолевать сложности. Что касается мамы Миши, то я всегда просил и друзей, и подписчиков (а у меня, точнее, у бойца, их немало), чтобы они не осуждали ее. И был прав, материнское сердце дрогнуло. Она появилась в нашей жизни, познакомилась с Мишей, они подружились, называет ее «ма». Надеюсь, их общение будет регулярным.

«Дочки винили во всем меня»: 3 реальные истории пап, воспитывающих детей в одиночку
Фото
@evgen_tyz
Екатерина Верченова
Екатерина Верченова

Психотерапевт, автор тренинговых программ по личностному росту, специалист в области психодрамы, телесно-ориентированной терапии, супружеского консультирования и кинотерапии.

– Евгений взял на себя большую ответственность, он искренне и неустанно заботится о ребенке, давая ему возможность развиваться, выполняет родительскую функцию, где приоритеты ребенка выше, чем собственные. Похоже, что у Евгения изначально очень развита потребность в семье, окружать себя детьми и проводить с ними время. Такой тип людей получает неподдельное счастье и настоящее спокойствие, когда эта потребность удовлетворяется.

Восхищает то, что папа в этой ситуации не растерялся. Несмотря на то, что для него это новый опыт, он ищет все возможности, учится. Это история про те ресурсы, которые каждый из нас может изыскать, если есть желание.

Еще очень ценно, когда у родителя не остается обиды на второго супруга, ведь если один из двоих не транслирует свои переживания — не злится, не обижается, не обвиняет кого-то, то в дальнейшем у ребенка сформируется благоприятное отношение к произошедшему. В данном случае Миша не видит, что папа раздражен или не удовлетворен. Таким образом, прогнозы на будущее восприятие малышом действительности очень хорошие.

Вообще неважно, мама или папа в декрете, ведь сегодня в нашем обществе нет явного гендерного различия и обязанностей. Главное — независимо от того, с особенностями ребенок или нет — чтобы в принципе был родитель, который готов выполнять свои функции. Папа может дать многое ребенку, даже если нет мамы рядом. В том числе ощущение нужности, поддержки, а это самое важное, что формируется в первые годы, особенно базовое доверие к жизни. Здесь мы видим, что папа делает все возможное и необходимое для развития ребенка.

Но отец — это все же про направление вовне, коммуникации, реализацию, достижение своих целей. А мама — про дом, семью, отношение к своему телу, к ощущениям и эмоциям. Тяжело это совмещать одному родителю, но чрезвычайно важно, чтобы у ребенка было понимание и о мужской, и о женской роли. Особенно остро этот вопрос будет стоят в подростковом периоде либо в кризис семи лет, когда ему важно видеть, как взаимодействовать с противоположным полом. Здесь надо видеть не только папину реакцию, но и получать мамину, имеется в виду, женскую «трансляцию», чтобы у мальчика формировалось адекватное взаимодействие с девочками.

Хорошо, что мама сейчас подключилась к процессу, но в любом случае ребенок может это добирать и во внешней среде, просто у него будет больше потребности в общении с женским полом, скорее всего появятся девочки-подруги или любимые воспитательницы.

«Дочки винили во всем меня»: 3 реальные истории пап, воспитывающих детей в одиночку
Фото
Getty Images

«Он вырастил меня один»

Артему 16 лет, он успешный спортсмен, мечтает о карьере юриста, но еще больше — о крепкой семье, доме, детях. За все, что у него есть сегодня, и в большей степени за уверенность в себе и целеустремленность, юноша благодарит отца.

– Мама умерла, когда я был совсем маленьким, я ее не помню. Это, наверное, и хорошо — не было щемящей боли и тоски, только тихая грусть. Бабушки с обеих сторон уговаривали папу отдать меня им на воспитание — все-таки женщины знают в этом толк, да и была надежда на то, что отец еще устроит свою личную жизнь, ему ведь всего 25 было тогда.

Но папа Артема решил, что главное для него — сын. Какое-то время оставался с ним дома — благо, были накопления. Позже оформил в ясли, вернулся на работу — тренером в спортивный клуб. Вдвоем с отцом мальчик был практически все время: утром вместе готовили завтрак, вечер — мыли посуду и наводили порядок. Тренировки, рыбалка, помощь бабушкам-дедушкам — скучать было некогда.

– Не знаю, генетика такая у меня, или занятия спортом с раннего возраста и закаливания повлияли, но я болел очень редко, поэтому особых проблем в виде бесконечных соплей и больничных не доставлял.

А уже с первого класса отец стал после уроков возить Артема в спортзал, где он, семилетний, тренировался наравне с десятилетними ребятами.

– Это и хорошо, я только сильнее от этого становился. Поблажек папа никогда мне не делал. Но не потому, что он какой-то суровый или жестокий, а наоборот, чтобы не унизить меня моей слабостью. Он всегда садился на уровень моих глаз, брал за плечи и говорил: «Я в тебя верю!»

Кроме силы воли и упорства отец привил Артему любовь и сострадание к окружающим.

– Он всегда помогал всем — бездомным людям, животным, детским домам. И говорил — твоя мама бы никогда не прошла мимо! Я знаю, что он очень сильно ее любил и любит до сих пор. Мог тысячу раз сойтись с кем-то, было время даже я просил: папа, найди уже кого-то, я хочу маму. Но он был непреклонен: другой ему не надо. Я уважаю его выбор, не лезу с советами. Но знаю точно, что главной целью моей жизни теперь стало построить семью, где все будут любить друг друга так же, как мой отец меня и мою мать.

Екатерина Верченова
Екатерина Верченова

Психотерапевт, автор тренинговых программ по личностному росту, специалист в области психодрамы, телесно-ориентированной терапии, супружеского консультирования и кинотерапии.

– Трогательная история, в которой много поддержки и любви. Отец транслирует положительные эмоции по отношению матери, формируя ее образ солнечным и радостным — у ребенка нет злости и непринятия того, что мамы нет.

Ценно то, что папа взял на себя ответственность, родительскую функцию, а не переложил ее на кого-то другого. Ребенок чувствует безопасность, уверенность, что он буквально за каменной стеной — папа все может, папа справится, он в силах это пережить.

Просьба «Папа, может ты найдешь кого-то себе?» свидетельствует о потребности в материнской фигуре. Каким бы хорошим ни был папа, ребенок все равно мечтает о полной семье, потому что он так или иначе сопоставляет свой опыт с другими детьми, семьями на улице, в садике. В возрасте примерно семи лет у мальчика наверняка возникали вопросы — а что со мной не так, почему это случилось именно со мной, с моей семьей, почему мамы не стало? Могло быть много горечи на вселенную, на бога… Но благодаря отцу этот парень смог преодолеть сложный период.

Когда папа, общаясь с ребенком, смотрит ему в глаза — это невероятная поддержка, которая дает колоссальный ресурс, помогающий расти и двигаться дальше. Так формируется высокая самооценка, когда в нас вселяют уверенность, и она в будущем дает хороший фундамент для построения взрослой жизни.

Обратите внимание, папа давал ребенку роль помощника, прививал разные навыки. Именно потому парень сегодня стал таким уверенным, целеустремленным, самостоятельным и организованным. 

«Дочки винили во всем меня»: 3 реальные истории пап, воспитывающих детей в одиночку
Фото
AleksandarGeorgiev / E+ / Getty Images

«С мальчиками было бы проще»

Игорь уже четыре года воспитывает в одиночку двух дочерей-погодок, сейчас им 12 и 13 лет. Такое решение он принял, когда мать из-за зависимости пришлось положить на лечение в клинику.

– Было тяжело, она очень их любила, а они — ее. Но Таня так часто пила и уходила в загулы, что дальше это было уже невозможно ни терпеть, ни скрывать от детей. В итоге я понял — еще одна такая подобная ситуация, и скандалом дело не ограничится, я уже не мог сдерживаться и, наверное, просто побил бы ее. Поэтому собрал девчонок и уехал в другой город.

Дочки долго не могли простить отца и смириться с разлукой, а он не давал им даже созваниваться. Так прошло два года.

– Мне было тяжело видеть их слезы, они меня винили. А я не мог им сказать всего, что видел! Моя жена напивалась и употребляла другие вещества, и порой я ее находил у каких-то непонятных «друзей», где были и мужчины. Неизвестно, что там вообще происходило. Поэтому решил применить метод «с глаз долой — из сердца вон».

Спустя два года, поддавшись на мольбы детей с одной стороны и бывшей супруги — с другой, он разрешил им созваниваться. И даже не против был, чтобы она приезжала иногда повидаться с девочками.

Я дал шанс, но она им не воспользовалась. Это, наверное, и к лучшему. Два года прошло с тех пор, как она пообещала приехать и до сих пор не сделала этого. Мы живем в 10 часах езды на поезде. Такое ли это большое расстояние для любящего сердца? Неужели за два года она не нашла времени или средств? Я намеренно не стал помогать. Хотел, чтобы дочки посмотрели правде в глаза. Да, больно. Но зачем тешить их иллюзиями?

– С парнями мне было бы проще, — признается Игорь. — Поговорил по-мужски, объяснил. А девочкам нужна женская рука и совет — уже тот возраст, когда первая любовь, изменения в организме и так далее. И они стесняются говорить на такие темы, и мне неловко.

Что касается быта, здесь он многое упускает — не успевает из-за работы. Но сейчас, когда дочери подросли, стало проще — они научились пользоваться стиральной машинкой, утюгом, готовить — старшая особенно полюбила делать выпечку.

– На выходных стараемся вместе все «прогенералить», а в будни они самостоятельно справляются, я работаю с 7 утра до 10 вечера. И пусть вместо теплых слов и объятий меня ждут дома чистая посуда и простенький супчик — это для меня лучше всяких признаний.

Личную жизнь мужчина пытался наладить, но пока не удалось. Для него важно, чтобы избранница смогла стать матерью его девочкам, и они ее приняли.

– Были отношения дважды, но первая девушка сама ушла. У нее не было собственных детей, и справляться с чужими, особенно в подростковом возрасте, — то еще испытание. Со второй расстался я — у нее дочь такого же возраста, но девочки категорически не поладили между собой. Да и женщина слишком явно разделяла отношение к детям на свои — чужие. Думаю, что с этим вопросом мне стоит повременить, пока девочки не закончат школу. Да и в целом уже нет стремления к браку. Хотя я верю, что настоящая любовь и счастливые семьи существуют.

Екатерина Верченова
Екатерина Верченова

Психотерапевт, автор тренинговых программ по личностному росту, специалист в области психодрамы, телесно-ориентированной терапии, супружеского консультирования и кинотерапии.

– Тут чувствуется сильная обида на супругу, и мужчина несет в себе этот груз, что очень сильно влияет на девочек. Они могут всю жизнь потом провести с этой обидой, непониманием, ведь они остались без ответа на главный вопрос — что случилось с мамой. Важно сказать обо всем честно, озвучить даже самую горькую правду. Так есть шанс, что обида не будет «сжирать» внутреннюю батарейку, не давая двигаться дальше.

Очевидно, что папе тяжело справляться с девочками, тем более в подростковый период, когда много табуированных тем. Ему неудобно говорить про половые темы, это понятно. Девочки тоже будут стесняться, а это может в конечном итоге привести к непринятию своей сексуальности, закрепощенности. Здесь обязательно нужно организовать им общение с людьми, которые могут говорить на эту тему спокойно и профессионально. Возможно, какие-то группы психологической поддержки для девушек или развивающие группы для подростков.

В целом хорошо, что папа взял ответственность на себя, и несмотря на травматичность восприятия ситуации детьми, все же решил позаботиться об их безопасности. Таким образом он создал более прочный фундамент. Ведь дети созависимых детей — это довольно тяжелый опыт, несущий собой много последствий во взрослой жизни — от неуверенности в собственной ценности до неумения противостоять агрессору. Поэтому, наверное, даже хорошо, что папа увез девочек и убрал с глаз долой эту разрушающую картину.

Неплохо и то, что папа пытался найти партнершу. Однако возникает вопрос ресурса и сил, которых ему явно не хватает. Ведь любые отношения требуют эмоциональных вложений, а он очень много работает и сильно устает. Выходит, что если появится женщина, то это неминуемо скажется на отношениях с девочками, хоть им уже меньше требуется папиного внимания, но таким образом его включенности станет еще меньше.

Если говорить о балансе, то заметно, что отец очень много вкладывается в развитие и в содержание девочек, и, вероятно, хочет получить поддержку, принятие, признание. Сейчас он его видит в готовке, уборке и пр. Но очень важно, чтобы он получал это не от девочек, а от себя самого, иначе со временем они начнут считать, что они должны это делать, чтобы папа не расстраивался, и прозойдет замещение истинных потребностей.