Дело не в еде: 4 истории детей, которых трудно накормить

«Вырасту, стану доктором и докажу, что сладкое перед обедом есть полезно. А прямо сейчас буду это изучать. Давайте мороженое!» У детей свои представления о правильном питании. В большинстве случаев нам все-таки удается привести их в соответствие со здравым смыслом и советами детских диетологов. Если же капризы на эту тему становятся слишком частыми и длительными, значит, дело не только в еде. Для наглядности, вот четыре типичных истории.
История первая: Вынужденная мера

Для Юли садик – мера вынужденная. Изначально было решено, что и домашнего воспитания до школы вполне хватит. Бабушек родных и двоюродных – пять человек, и все как на подбор – с педагогическим образованием и страстным желанием заниматься ребенком. Дедушка – мастер спорта – обеспечивал с рождения здоровый образ жизни, а соседских детей вполне хватало для общения. Единственная проблема была в том, что дома Юля практически не ела. Ни уговоры, ни сказки, ни целые спектакли, разыгрывающиеся под суп, не помогали. Каждый завтрак, обед и ужин – со слезами и жалобным хныканьем. Каша слишком горячая, а теперь слишком сладкая. Творог некрасивый, и весь из каких-то комочков. В супе много всего плавает. Педиатр, к которому решено было с такой проблемой, обратиться («Ну не может же ребенок постоянно есть одни яблоки и печенье?!»), сказал, что никаких проблем со здоровьем нет, но настоятельно рекомендовал водить Юлю в детский сад. Сначала взрослые отнеслись к такому совету скептически («Мы тут такой командой не справляемся, а там один воспитатель на двадцать человек»), но потом все-таки согласились. И долгое время поверить не могли, что Юля ест вместе со всеми и абсолютно без капризов. Даже специально, тайно от нее, проверять приходили.

Отношение к еде очень индивидуально – так же, как и другие особенности личности. Но, если с другими качествами мы готовы смириться, то пищевое поведение стремимся отрегулировать во что бы то ни стало.

На капризность в еде жалуются родители детей двух – пяти лет. Именно в этом возрасте дети бывают слишком избирательны, придирчивы и упрямы. Но это совершенно нормально. Ведь, пока ребенок совсем мал, мы стремимся следовать его желаниям – даже когда заканчивается период грудного кормления. Потом и режим дня, и рацион постепенно становятся такими же, как у взрослых, и вот тут начинаются проблемы. Ведь отношение к еде очень индивидуально – так же, как и другие особенности личности. Но если с таким качеством, как, например, общительность, мы готовы считаться («Не может играть один – постоянно ходим в парк», «Долго не выдерживает компанию – любит посидеть уединенно»), то пищевое поведение стремимся отрегулировать во что бы то ни стало. Завтрак – обед – полдник – ужин. Первое – второе – десерт. Нам так спокойнее. А ребенку – нет. Ему в таких условиях сложно определиться с собственными потребностями, понять, что же он сам любит и хочет. Капризы возникают, как протест против слишком настойчивых требований. Родителям бывает достаточно уменьшить внимание к теме питания ребенка, проще относиться к ситуациям, когда он ест не так, как, на наш взгляд, правильно, больше позволять самостоятельности. Это помогает – за исключением некоторых особых случаев.

История вторая: Кушать с чувством

«Просто не знаю, что ребенку приготовить. Купила специальную книгу про украшения блюд и вот стараюсь все время делать что-то необычное. Суп в виде озера с лодками (часа два только на паруса ушло), котлеты «Замок», картошка в виде ежиков. Только так получается накормить. Сам он ничего не хочет». Есть дети, которые своими «странностями» в пищевом поведении буквально привязывают родителей к себе. Тема «поел – не поел» обсуждается каждый день, и каждый день ищутся новые способы увлечь ребенка едой. Однако подобное поведение не означает, что ребенок «ничего не хочет». Совсем наоборот: это свидетельство того, что есть очень важная потребность и ее у ребенка никак не получается удовлетворить. Потребность в любви. Будучи не в силах добиться ее иным путем, дети стремятся затребовать ее таким образом – через еду. Так они чувствуют настоящее внимание к себе, заботу и ласку. Причем ситуация чаще всего бывает в совершенно нормальных семьях, и взрослых невозможно уличить в пренебрежении ребенком, в отсутствии теплых чувств к нему. Нет, ребенка любят, ценят, очень им дорожат. Ему покупают игрушки, водят с раннего детства в разные развивающие школы. Но не могут (в силу особенностей характера или складывающихся условий) проявлять чувства таким образом, чтобы это было ему понятно. Не часто берут на руки, не гладят по голове, не обнимают. Отношение хорошее, но без особых чувств, как бы слегка на расстоянии. А детям мало знать, что их любят, им нужно это видеть и чувствовать постоянно, каждый день. Сказать «возьмите меня на руки и прижмите к себе» или «чаще говорите мне ласковые слова» ребенок не может. Ему приходится искать другие пути получения того, что нужно. Например, капризность в еде. Она не вызывает раздражения (воспринимается не как непослушание, а как проблема здоровья) и в то же время подвигает взрослых на повышенное внимание. Еда становится заменой любви. Вернее, остается – ведь изначально, с рождения, все самые теплые чувства у нас и бывают связаны с едой. Потом эта связь должна ослабевать, но отсутствие в жизни достаточного количества эмоций ее сохраняет. Во взрослом возрасте такие люди становятся гурманами в высшей степени – чувство удовольствия от жизни связано с едой очень сильно. И часто также не умеют выражать чувства иначе, чем через еду. Им проще купить ребенку торт или сводить его в детское кафе, чем просто поиграть, как-то иначе провести с ним время. Среди людей, страдающих от лишнего веса, тоже немало тех, кто в детстве приучился приравнивать чувства к еде. В общем, если ребенок излишне капризен и избирателен, иногда его надо перестать кормить вообще. Ну, то есть исключить этот индивидуальный, особый подход. Садится вместе со всеми за стол, если не хочет – не ест. Ничего не предлагать, ничем не заменять. Но такой упрощенный подход к питанию сочетать с усложнением питания эмоционального. В этом смысле предлагать как можно больше, и так же изобретательно. Ласковые прозвища, поцелуи, поглаживания, колыбельные на ночь, нежности самого разного вида. Все это будет воспринято без капризов, будьте уверены.

История третья: Знак протеста

«У нас спокойный, покладистый ребенок. Нам бывает нетрудно его убедить в чем-либо. Сейчас ему четыре. Все подруги и знакомые рассказывают про этот возраст настоящие ужасы: упрямство, истерики, дети становятся просто неуправляемыми. Но нет, все в порядке, к счастью, потому что детские капризы я не выношу. Сын по-прежнему рассудителен и послушен. Говорю «надо надеть шапку» – надевает, говорю «иди порисуй» – рисует. Но вот накормить его – это проблема. Если не хочет, то все, никак уже не уговоришь. Начинаю убеждать, что это необходимо, полезно и прочее, – вообще отодвигает тарелку и говорит, что его тошнит. Даже у папы не получается с этим справиться, хотя однажды он и заставлял ребенка сидеть за столом до вечера. В общем, проблема единственная, но серьезная. Если бы не это – был бы идеальным мальчиком».

Если ребенок излишне капризен и избирателен, иногда надо исключить этот индивидуальный, особый подход. Садится вместе со всеми за стол, если не хочет – не ест. Ничего не предлагать, ничем не заменять.

Иногда цель каприза – сам по себе каприз. Ребенок выдвигает требование чего-либо не потому, что это ему так нужно, а чтобы убедиться в собственных силах. Поэтому он выглядит таким счастливым после того, как выиграл (пусть речь идут о сущей ерунде – остаться на улице еще пять минут или пойти не по этой дороге, а по другой). Я достаточно взрослый, самостоятельный и тоже могу решать, что делать. В этом и состоит суть возрастных кризисов. Если же взрослые доминантны, суровы и очень строги, то проявлять самостоятельность бывает невозможно. Слишком это рискованно – даже если речь идет не о физических наказаниях, а об ограничениях или, например, бойкоте. Остается единственная область, где можно хоть как-то проявлять настойчивость, – еда. Потому что даже самые строгие родители понимают, что кормление насильственным путем – это уже похоже на пытки. И потому что капризы в еде не вызывают очень уж сильной негативной реакции взрослых. Правда, в такой ситуации родители часто ссорятся между собой, выясняя, кто виноват в этой проблеме, но ребенка это тоже скорее радует. В семьях со строгим воспитанием детям нравится сознавать, что не они одни во всем виноваты. Если на фоне очень правильного поведения ребенок излишне капризен за столом, то родителям стоит посмотреть на свою семью глазами своего сына или дочери. Представьте себя на их месте. Сколько раз в день вы употребляете повелительное наклонение, сколько – прибегаете к угрозам вроде «накажу», «смотри у меня». Как часто ребенок делает то, что, действительно, хочет. И как он при этом себя чувствует.

История четвертая: Разумные пределы заботы

«Недавно на даче нашла целую кипу журналов о здоровом питании. Прямо плохо стало – по ним меня кормили в детстве. Утро начиналось с того, что я должна была пить стакан воды или сока, потом есть кашу, потом – тертое яблоко. Обед, ужин – все с такими же условностями и строгостями по времени. Даже летом меня будили в половине седьмого, потому что завтрак должен быть в семь. Маме и бабушке было все равно, чем я занята: если подошло время еды, надо было все бросить и идти есть. Я уже в детстве ненавидела кухню и мечтала о том дне, когда смогу спокойно, без скандалов, есть что хочу. Сейчас у меня свои дети. И я считаю, что важнее спросить ребенка, чем он занимался в садике, во что играл, а не все ли он съел за обедом».

Удивительно, но часто взрослые сами провоцируют подобные конфликты. Отношением к ребенку исключительно как к объекту заботы. Родители, бабушки излишне внимательны в том, что касается здоровья и благополучия телесного, но игнорированием его возрастных особенностей. Такое бывает, например, если ребенка очень долго ждали и идеализировали жизнь с ним. Ребенок в мечтах представлялся лишь младенцем, которого можно пеленать, купать, кормить, смотреть, как он сладко спит. К тому, что каждый год ребенок будет становиться все старше и самостоятельнее, родители не очень готовы. Им хочется продлить прекрасный период раннего детства, где все понятно, позитивно. Но не пеленать же пятилетнего! Не играть же с ним в погремушки. В области питания сохранить привычные заботы вполне реально. К тому же за счет такого поведения можно и собственную самооценку поднять («Вот какая я мама, ни времени, ни сил не жалею ради детей»). Протесты ребенка в данном случае – вполне объяснимая агрессия. В ответ на давление и навязчивый контроль. Справиться с этим можно только одним способом – «уважением к ребенку как к личности, признанием всех его возрастных способностей. Чаще разговаривайте с ним, избегая сюсюканья (тоже один из признаков предпочтения детских качеств у ребенка) и откровенно малышовых нежных прозвищ («кукленок», «малышок», «крошечка»). Чаще предлагайте ему самому принять решение из двух-трех вариантов. Во всем – в том числе в выборе блюда за обедом.

интересное в сети