Поздравляем, у вас внук!

Современная бабушка сильно отличается от того традиционного образа, что еще недавно рисовался нам в воображении. Она путешествует, учит новые языки и уж точно не спешит расстаться с работой, чтобы печь внукам пирожки. «Что за эгоизм!» – негодуют родители. «У нас тоже есть свои интересы!» – парируют «новые» бабушки.

Любой родительский интернет-форум полон темами о том, как себялюбивы и несговорчивы нынешние бабушки. «О ее встречах с внуками нужно договариваться заранее, и, если я внеурочно прошу посидеть с детьми, у нее тут же находятся свои дела», − в один голос жалуются молодые мамы. В вопросах обязанностей и долга бабушки, поколения отчетливо разделилось на два лагеря. И проблема, обозначенная Тургеневым как конфликт «отцов» и «детей», в данном случае проявила именно «детей» как сторонников прежних, консервативных ценностей. Когда можно было полностью рассчитывать на бескорыстную помощь старшего поколения. «Отцы» же в лице бабушек и дедушек неожиданно воспротивились такому положению вещей. Еще недавно нам казалось, что «институт бабушек», неизменно хлопочущих о благе семьи и внуков и добровольно отказавшихся от своих интересов, непоколебим. На этом воспитывалось поколение за поколением. Однако эта культурная традиция поддерживалась еще и тем, что просто не имела альтернативы – ведь мы вынужденно жили под одной крышей. Кроме того, войны, репрессии и бытовые трудности не оставляли семье выбора – она могла выжить, только объединившись. Но последние десятилетия традиционный уклад постепенно менялся, а к нам пришло совсем новое для нас понятие − «третий возраст». Время, когда свои дети уже выросли и можно пожить собственными, новыми для себя интересами. Сама философия «третьего возраста», когда жизнь не замыкается на семье и внуках, пришла к нам из стран Западной Европы, где с середины прошлого века начали создаваться социальные программы, нацеленные на относительно безбедную и насыщенную впечатлениями старость. Иными словами, у поколения западных бабушек давно был выбор: отправиться в путешествие, встретиться с друзьями в кафе или побыть с внуками. Наш прежний семейный уклад пошатнулся, бабушки отважились изменить правила игры.

«Я не хочу, чтобы мне диктовали, когда и что я должна делать с внуком, − говорит Ирина, шестидесятилетняя бабушка четырехлетнего Алеши. – Я хочу развивать внука, водить в музеи и театры, а не быть обслуживающим персоналом, готовым сорваться по первому звонку. И не хочу бросать работу, которая дала мне возможность наконец-то поездить по миру».

Современные пожилые люди не теряют интереса к работе, позволяющей им поддерживать уровень жизни и чувствовать себя самодостаточными и независимыми. Они теперь гораздо чаще, чем прежде, строят новые семьи, что также требует времени и душевных сил. Многие лишь недавно открыли для себя возможность путешествий в другие страны, что в силу исторических обстоятельств так долго было нам недоступно. Одним словом, наши бабушки и дедушки отныне хорошо осознают ценность своего времени и своей собственной жизни.

Кто здесь главный?

Но так ли и во всем идеальна наша прежняя, патриархальная модель, когда бабушки готовы были в полной мере пожертвовать своим временем и силами, но в обмен очень часто брали на себя роль «главной мамы»? Собственная же мать ребенка, проводя с ним меньше времени и во многом передоверив воспитательные задачи, порой оказывалась в этом семейном сценарии мамой «младшей». И влияние ее сильно могло бы поспорить с безграничным авторитетом бабушки. «Семьи, где перепутаны роли поколений, чаще всего оказываются дисфункциональными, − утверждает психотерапевт Татьяна Мизинова. – Ребенок в своем развитии всегда больше ориентирован на мать, и если ему неясно ее положение в семье, то ему сложно определить и свое место».

Обычно бабушками, которые берут на себя всю полноту воспитательной власти, становятся матери дочерей. И со стороны мужа дочери желание тещи заявить о своем праве принимать такие решения часто встречает непонимание и провоцирует конфликты. Таким образом, «главные мамы» прямо или косвенно оказываются задействованы в разрушении семьи своей дочери. «Нежелание с кем-либо делить внуков нередко принимает крайние формы, когда бабушка открыто настраивает их против родителей, − говорит Татьяна Мизинова. – «Я все для тебя делаю, только я тебя люблю, а родителям на тебя наплевать…» − такие фразы, увы, отнюдь не редкость. Невольный заложник такого психологического диктата, ребенок попадает в ситуацию внутреннего конфликта между тем, что он видит и чувствует, и тем, что ему говорят». В этом смысле определенная дистанцированность бабушек позволяет родителям самим в полной мере быть ответственными за воспитание детей.

«Не делайте нас виноватыми»

«Я хочу, чтобы мои взрослые дети меня принимали и любили не потому, что я эффективно могу «прикрыть тылы» с внуками, − говорит пятидесятидевятилетняя Мария, – а просто потому, что я – их мама, которая их вырастила. Однако когда я перестаю их устраивать, они обижаются. А обижаться впору мне. Ведь я отдала им свой материнский долг – почему же они лишают меня своего куска жизни и свободы?» Действительно, если бабушки подчас не готовы помогать в том объеме, который удобен молодой семье, то в ее глазах они легко превращаются в манкирующих своими обязанностями. В некоторых случаях им даже намекают, что стоит быть более благоразумными, ведь они не вечно будут «здоровыми и работающими». Старшее поколение крайне болезненно воспринимает такой откровенный шантаж. «Я помогаю с внуками не оттого, что хочу заслужить для себя пресловутый стакан воды, − говорит Маргарита. – Я просто люблю их. Но хочу, чтобы и мое время уважали».

Обвинения в том, что, не исполняя свой «долг», она превращается в «плохую бабушку» и «плохую мать» своим собственным детям, становятся еще одним испытанием на прочность в отношении двух поколений.

Вечно молодые?

Однако у поколения бабушек могут быть и другие мотивы, в которых они порой и сами не вполне готовы себе признаться. «Для женщины, впервые ставшей бабушкой, это тоже непростой период в жизни − утверждает Татьяна Мизинова. – Само слово «бабушка» ассоциируется с человеком далеко не молодым. Для многих это обращение оказывается неприемлемым, и внуки называют их исключительно по именам. Это напрямую связано с изменением социокультурных ценностей в современном обществе, все больше ориентированном на внешние проявления. Нужно быть подтянутым, успешным в работе, молодо выглядящим. А поскольку граница детородного возраста двигается все дальше, понять, внук это или собственный ребенок, порой непросто». Действительно, мы живем в эпоху расцветающего культа молодости, который поддерживают СМИ, индустрия моды, достижения медицины и пластической хирургии. И отчасти попадаем в плен новой идеологии: счастливая жизнь – это молодая жизнь. Внуки же оказываются необходимостью принять себя в неизбежно стареющем качестве.

Однако есть и другой психологический момент, не дающий порой возможности безболезненно перейти от одной жизненной вехи к другой. «В ходе нашей жизни мы проживаем разный опыт: дочери, жены, матери, и если эти этапы пройдены успешно, то и становление бабушкой принимается нормально, − рассказывает Татьяна Мизинова. – Если этого не произошло, женщинам значительно труднее перейти в новую для них роль, они оказываются фиксированы на том периоде, в котором не смогли реализоваться. Крайне трудно принять роль бабушки, когда еще много устремлений на реализацию себя как жены и матери».

Очевидно, что и старшему поколению стоит быть с собой честными и разобраться в своих истинных мотивациях, потому что попытка лишь убежать от внуков как от подтверждения своего возраста и скоротечности времени не сделает счастливой ни одну из сторон. А «убегающего» рискует привести к одиночеству.

Другая правда

Как же видится эта ситуация глазами повзрослевших детей, которые сами стали родителями? С детства приученные к тому, что бабушка встречала их из школы с горячим обедом, они часто называют поведение своих родителей эгоистичным. Существовать с прежними семейными ценностями молодому поколению было бы значительно комфортней. Ведь удобно совмещать родительство с карьерой и собственными интересами, когда можно положиться на маму и папу, спешащих на выручку по первому звонку. «Часто новоиспеченные родители оказываются на стороне традиционных ценностей, когда им это выгодно, − утверждает Татьяна Мизинова. – И отстаивание молодой мамой иного положения вещей порой говорит не столько о желании, чтобы ребенок больше общался с бабушкой, сколько об инфантильной позиции самой дочери, не способной принять свое материнство и новую женскую роль. Но далеко не все можно объяснить лишь соображениями собственного удобства. Порой появление ребенка с новой силой вскрывает годами скрываемый конфликт матери и дочери».

«Когда родился Сережа и мы приехали из роддома, моя мама, подержав его на руках, неожиданно заявила: «Ну, это теперь твоя полная ответственность. На меня не рассчитывай и учись справляться сама», − рассказывает Ксения. − Я от этих слов буквально онемела, плакала несколько дней и до сих пор не отошла от обиды. Она даже не от него отказалась, а от меня!»

«После родов женщина находится на грани физического и эмоционального истощения, − говорит Татьяна Мизинова, – и рождение ребенка может служить триггером для вскрытия прежних конфликтных ситуаций. Чувство отторгнутости снова настигает женщину в тот момент, когда она особенно нуждается в поддержке». А между тем психологи считают, что, став бабушками и дедушками, старшее поколение получает возможность исправить и те ошибки, которые, возможно, допустили в отношении собственного ребенка.

Бабушка на работе

Нельзя сказать, что случаи, когда бабушки берут за помощь с внуками деньги, для нас типичны. Однако мы слышим об этом все чаще. «Это лишь отчасти примета времени, ведь в семье, где бабушки взимают за такую помощь строгую почасовую оплату, что-то очень важное разладилось давно, − считает Татьяна Мизинова, – и теплые семейные отношения заменены на товарно-денежные. Семья и работа – это разные сферы». При этом нельзя не отметить ситуации, когда, не желая доверять внука чужому человеку, бабушка уходит с работы и на семейном совете решается выплачивать ей ту часть дохода, которая утеряна. Такой вариант договора можно считать вполне удачным.

Как же быть?

Пожалуй, единственный выход из положения – всем нам признать: мы находимся отнюдь не по разные стороны баррикад. И нам необходимо учиться строить отношения, основанные на обоюдном уважении прав и на умении пойти близкому человеку навстречу. Это необходимо всем поколениям: и «отцам», и «детям», и, конечно же, внукам.

Отношения, основанные не только на обоюдном уважении прав, но и на умении пойти близкому человеку навстречу, необходимы всем поколениям: и «отцам», и «детям», и, конечно же, маленьким внукам.

«Молодым родителям важно с самого начала осознать: ответственность за воспитание детей лежит прежде всего на них, − говорит Татьяна Мизинова. − Бабушки и дедушки играют очень важную, но поддерживающую роль. Они передают младшему поколению мудрость и теплоту, семейные традиции и жизненные ценности, в частности необходимость уважения и заботы о старших». А все технические вопросы – когда и на сколько бабушки с дедушками берут внуков, как семья действует в ситуации больничных дней и т. д., важно обсудить в доброжелательной обстановке, учитывая интересы всех сторон, при этом понимая, что правила эти могут быть скорректированы в зависимости от обстоятельств. Такая ясность в отношениях снимает остроту ситуации. Дети вправе время от времени рассчитывать на помощь бабушек, но важно считаться с усталостью или неготовностью родителей делать что-то именно в данный момент. Чем лучше чувствуют себя старшие члены семьи, тем спокойнее в конечном счете можно достигнуть договоренностей, которые будут устраивать все три поколения семьи.

интересное в сети