Неравнодушные

Равнодушие считается серьезной проблемой современного общества. Но почему и откуда оно возникает? Мы ведь стараемся учить детей доброте, читаем им умные сказки и объясняем, что помогать другим – это хорошо. Или, чтобы воспитать умение сочувствовать и сопереживать, нужно что-то еще?
Эмпатия − способность к постижению эмоционального состояния другого в форме сопереживания – явление загадочное. С одной стороны, это не свойство нервной системы и, значит, не является врожденным. С другой, проявляться начинает очень рано, еще в то время, когда о воспитании качеств характера и речи быть не может. Кто не сталкивался с массовым плачем младенцев в поликлинике? Стоит заплакать одному, как его тут же начинают поддерживать все остальные? Конечно, это нельзя назвать эмпатией в полном смысле слова. Младенцы, включаясь в общий плач, делают это не с целью оказать моральную поддержку своему товарищу. Они вообще еще не знают о существовании других товарищей. Их поведение правильнее назвать эмоциональным заражением – состояние другого перенимается неосознанно. Но это тем не менее убеждает, что у нас есть врожденная потребность в отзывчивости и чувстве общности. Мы изначально, по природе своей, настроены на понимание других, на участливое отношение. Почему этот природный дар развивается не всегда и не у всех? «Бабушка, мне жаль, что ты осталась одна. Но это твои проблемы. Я не смогу приехать даже на неделю». Я была просто в шоке, когда это услышала. И это мой внук, которого я с пеленок воспитывала, ничего ради него не жалела! Но что мы от них хотим?! Они выражение «твои проблемы» слышат по сто раз на дню, даже в мультиках, и именно его считают нормой общения. Ребенок даже не понял, что я обиделась. А ведь ему семь лет всего». Наверное, доля правды в этом есть. Виноваты мультфильмы, но перекладывать на них всю ответственность за воспитание не стоит. Самый значимый фактор формирования личности ребенка – это семья, ближайшее окружение. Какими бы ни были мультфильмы, каким бы ни был садик, школа, общество (их обычно принято винить в проблемах), родители остаются главными воспитателями. Все окружающее ребенок осознает через их отношение. Их пример он воспринимает как норму поведения в обществе. Так что еще неизвестно, что больше повлияло: выражение «твои проблемы» в мультфильме или то, что мама периодически ставит машину на места для инвалидов, говоря при этом: «Ну а что делать? Не бегать же мне километр по всей парковке».
1-й этап Пожалейте меня получше!

«Ты обсыпал мальчика песком, толкал и отнимал машинку! Что с тобой надо сделать?!» − «Пожалеть меня надо. Мальчик машинку так и не дал». Совсем маленькие дети эгоцентричны. Они не осознают, что у других людей тоже есть чувства, желания, и требуют сосредоточения внимания только на себе. Хотя даже в возрасте года – полутора ребенок может проявлять интерес к чужим переживаниям. Например, если видит, что кто-то плачет, может успокаивать (гладить, давать игрушку). Но это скорее подражание, чем действительно сочувствие. В два – два с половиной года осознание чужих эмоций становится более полным. У ребенка даже меняется настроение, если кто-то рядом испытывает негативные чувства. Правда, он не всегда знает, как ему себя вести, и иногда, сочувствуя, сам начинает просить помощи. «Мы с дочкой часто ходим на детскую площадку. Там много детей, и периодически кого-нибудь из них ругают мамы. Раньше Маша вообще не обращала на это внимания, а в последнее время реагирует очень странно. Как только слышит плач, бросает свою игру, какое-то время слушает, а потом бежит ко мне и кладет голову на колени или забирается на руки, чтобы я ее обняла. Сначала я стала даже подозревать бабушку в слишком строгом обращении в мое отсутствие. Оказалось, ей просто очень жалко того, кто плачет». Конечно, в этом возрасте уже нужно говорить о чувствах других людей, о том, что всем бывает нужна помощь. Но главное, что должны сделать родители, – демонстрировать сочувствие к самому ребенку, дать, образно говоря, запас доброты и понимания. Сделать это просто – достаточно всегда быть внимательными к его чувствам. Жалеть, когда он упал, причем независимо от того, виноват он сам в своем падении и предупреждали ли вы об этом.

2-й этап Представь, как киске грустно!

В возрасте около четырех лет ребенок уже хорошо разбирается в эмоциях и чувствах – как своих, так и других людей. Тем не менее надо продолжать работу в этом направлении. Дифференцировать эмоции, учить воспринимать их и различать. Для этого придется посвятить ребенка в тонкости отношений, разбирать с ним разные жизненные ситуации. Сделать это бывает довольно трудно, ведь для взрослых сложностей придется находить понятные ему слова. «Мне не надо спрашивать мужа, как у него дела на работе. Я по его поведению это вижу. Если все хорошо, то он приходит и спокойно спрашивает, что у нас нового. Если проблемы, то с порога начинает кричать: не там лежат игрушки, не такой ужин и прочее. В принципе, я к этому привыкла. Но дети в такой ситуации просто не знали, как себя вести. Старший сын как-то сказал: «Ну, если у папы проблемы на работе, то, может, ему сначала вернуться туда и там покричать? У нас-то здесь проблем нет». Пришлось защищать мужа, говорить, что каждый человек имеет право на раздражение и что близкие должны в такой ситуации помочь. Теперь в подобных ситуациях дети сразу спрашивают: «Папа, у тебя проблемы?» Странно, но от этого муж сразу успокаивается». Во многом со сложной задачей исследования эмоций в этом возрасте помогают сказки. Их восприятие ребенком тоже становится более глубоким. Даже пересказывая, он делает акцент на психологических моментах – характерах героев, мотивах их поступков. Этим, конечно, следует воспользоваться – обсудить все подробно и сделать выводы. «Как думаешь, правильно ли поступила Аленушка, когда начала всем сочувствовать и помогать?» Ничего страшного, если ответы будут наивными или немного не в том ключе. «Если бы это было взаправду, то ей вообще не надо было ходить. Надо было дома сидеть и ждать, когда родители сами разберутся. Это было бы заботой о них», − сказал Ваня. В общем, он тоже прав: даже в самых лучших качествах все не так однозначно. Но одних сказок, конечно, недостаточно. Дети этого возраста лучше распознают эмоции, адекватно на них реагируют, если у них широкий круг общения со сверстниками и активная познавательная жизнь. Именно в детском коллективе закрепляется навык сопереживания, участливого отношения к другому человеку. А вот наличие братьев и сестер не так явно способствует формированию эмпатии – но это, как правило, тоже зависит от поведения родителей. Так, если взрослые поощряют соревновательность, постоянно ставят детей друг другу в пример, то дети бывают очень сдержанными в выражении добрых чувств. Или если один из детей по той или иной причине находится в семье в привилегированном положении. «Быть старшей сестрой – это ужасно. Ты автоматически становишься помощницей и воспитательницей, даже если тебе самой 3 года. Кроме того, мама постоянно говорит: «Не дразни», «не ругай», «будь внимательнее – ты же большая!» И ситуация не меняется с возрастом. Ты будешь старшей всегда, даже когда вам уже 30 и 27, и потому все равно должна быть внимательнее, участливее и все время заботиться. Что в результате? Мама, которой после болезни нужна помощь, живет сейчас со мной. А младшая сестра иногда забегает к нам кофе попить. И рассказать, как ей тяжело было выбрать новую мебель».

3-й этап Давай поможем!

К шести годам у ребенка уже хорошо развита способность чувствовать эмоции другого и умение сопереживать. Но проявляется это не всегда. Более того, бывает, что ребенок в совершенно однозначной ситуации ведет себя равнодушно и черство. Кто-то из знакомых болен, и его надо навестить. Но ребенок держится на расстоянии и ведет себя так, будто ничего не происходит. Может даже затеять шумную игру или смеяться. Родителей такие ситуации озадачивают. Вчера просил покормить брошенного щенка, а сейчас так безобразно ведет себя по отношению к близкому. Значит ли это, что растет бездушным и бессердечным? Конечно, нет. Это значит, что происходящее, наоборот, вызывает слишком сильные эмоции. И это не только грусть, но и тревога и страх. Ребенок знает, что делать, если плачет сестра, потерявшая куклу. Но он не знает, что делать, видя слезы и беспомощность в глазах взрослого человека. Иногда отсутствие эмпатии свидетельствует о нарушениях настроения у самого ребенка. Состояние подавленности, тоски мешает восприятию чувств. Сложные ситуации в семье – разводы, переезды, конфликты – могут возвращать эмоциональность на более ранний уровень развития. Ребенок опять становится эгоцентричным, не способным на то, чтобы переживать еще и за других. Если же ребенок здоров и если его эмоциональное развитие в норме, то в этом возрасте он становится очень участливым и жалостливым. Иногда даже слишком. «Мы не можем спокойно пройти мимо бездомных собак, кошек. Каждый день я объясняю, почему мы не можем взять их всех к нам домой. То же самое – в отношении людей. Например, когда смотрели передачу о благотворительном фонде, ребенок просто со слезами упрашивал меня перечислить хоть немного денег. Конечно, мы это сделали и я ничего против не имею. Но меня беспокоит, что на сына проблемы других действуют так сильно». Действительно, это повод задуматься. Не слишком ли часто вы призывали всех пожалеть? Избыток сочувствия может быть вреден. Не для окружающих, а для самого человека. Он становится прекрасным объектом для манипуляций: тяжело переносит собственную жалость и готов сделать все, чтобы немного ее сгладить. Кроме того, могут возникнуть и проблемы со здоровьем. Так, например, проблемы с давлением чаще бывают у детей именно такого склада характера. Они быстро подключаются к чужим переживаниям, слишком часто воспринимают их как свои. Таким детям, вместе со способностями к эмпатии, стоит прививать и умение трезво смотреть на вещи, отстраняться от чужих проблем и даже забывать их. Это не установка «у всех свои трудности», это умение заботиться о других – но реалистичное.

интересное в сети