«В трагедии в детском саду виноваты врачи и мать стрелка» — мнение психиатра
Фото
Legion Media/Image Broker
Алина Евдокимова
Алина Евдокимова
Психология

Врач-психиатр, психотерапевт, сексолог, организатор здравоохранения

Личный сайт

Мотива, скорее всего, не было

Мы знаем, что убийца состоял на учете у психиатра и болен давно. Поэтому, скорее всего, нужно говорить не об определенном мотиве, а о самом заболевании как причине того, что он совершил это деяние.

Судебно-психиатрическая экспертиза пока не проведена, а медицинскую документацию по месту, где наблюдался больной, наверняка уже изъяли. Но мы можем предполагать, что раз он молод и заболел в 8 классе, как рассказывает его мать, то речь идет скорее всего о шизофрении.

Шизофрения развивается при совокупности факторов и строится на биопсихосоциальной модели. Био — это генетическая предрасположенность, психосоциальная часть — это условия, в которых растет и развивается ребенок, кто и как его воспитывает, каким наказаниям и стрессам он подвергается. Но разумеется, расстройство не возникнет без определенной почвы для этого.

Никакое травматическое событие или стресс не могут привести здорового человека к этой болезни, если у него нет определенной склонности. А когда склонность высокая, даже отсутствие стрессов или каких-либо проблем не обезопасит человека от развития психического расстройства.

Дети пострадали по трагической случайности

Больные шизофренией действительно опасны, и в основном, именно они представляют социальную угрозу для окружающих. Они совершают в разы больше преступлений на почве галлюцинаторно-бредового механизма, или, как это принято говорить в судебной психиатрии, — продуктивно-психотического механизма.

То, что жертвами стали двое детей и нянечка из детского сада, — это трагическая случайность. Дети и сад ни при чем, взаимосвязь искать не стоит. Когда у пациента бредовая идея в голове, им руководят голоса, и он не отдает себе отчета в своих действиях. Он мог зайти куда угодно — например, в продуктовый магазин. 

Охрана садов и детских школ — отдельная тема. Дети ведь не могут защитить сами себя — в дошкольном возрасте невозможно обучить ребенка каким-то навыкам самообороны и объяснить, как действовать в опасных ситуациях. Почему в садик проникают посторонние, да еще и с оружием при том, что у сада есть договор с охранным предприятием, а кроме того, он находился под круглосуточным видеонаблюдением — вот с чем надо работать. 

«В трагедии в детском саду виноваты врачи и мать стрелка» — мнение психиатра
Фото
Legion Media/Photo Alto

Болезнь убийцы, скорее всего, скрывали

Второй главный вопрос — осуществление диспансерного наблюдения за пациентом, которое судя по всему, было формальным. Мать преступника признала, что сын давно ни к кому не обращался. Однако есть данные, что он трижды был у амбулаторного врача в прошлом году. Это означает, что скорее всего, на деле больной никуда не ходил, а галочки о посещении ему ставили. Поэтому в данной ситуации можно явно говорить о врачебной недоработке.

При шизофрении пациент должен приходить на прием ко врачу минимум раз в месяц. Этот диагноз подразумевает необходимость постоянного лечения. Назначаются таблетки или пролонгированная форма препарата — уколы, которые ставятся минимум на 2 недели и максимум на месяц. С помощью такой терапии можно держать под контролем бредовые идеи и галлюцинации.

Наблюдение за пациентом — это первичная профилактика совершения социально опасных действий. В первую очередь, врач должен поговорить с родителями о диагнозе и о том, что это очень опасно, и что психически больного нужно обязательно лечить. Но в данном случае, мама не знает или не хочет говорить о диагнозе своего сына. Хотя она должна быть в курсе всех лечебных мероприятий. 

«В трагедии в детском саду виноваты врачи и мать стрелка» — мнение психиатра
Фото
Legion Media/PIXTAL

Детей можно защитить только одним способом — лечить психически больных людей

Заболевание у преступника развилось в 8 классе — это очень раннее начало, что говорит о неблагоприятном типе течения заболевания. Если он перестал посещать школу, постоянно сидел дома и не мог общаться с людьми, разве нельзя было понять, что он болен?

События возможно было предотвратить, если бы он принимал лечение. Если бы мать понимала, что он болен и помогала бы его лечить — отводила в больницу, содействовала врачам, страшной трагедии скорее всего не было бы.

В 70% случаев родственники отрицают психические расстройства у своих близких и препятствуют их наблюдению в диспансере. Именно с этим нужно работать — чтобы родные психбольных говорили об их состоянии, обращались вовремя за лечением, перестали стыдиться и прятать головы в песок. И тогда, возможно, количество преступлений, совершенных психически больными людьми, будет сокращаться.

«В трагедии в детском саду виноваты врачи и мать стрелка» — мнение психиатра
Фото
Legion Media/Image Source